Война отменяется, Китай выбирает железную дорогу главная тема, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Народно-освободительная армия Китая в четверг, 23 мая, начала крупномасштабные совместные военные учения вокруг Тайваня после того, как президент острова Уильям Лай в своей инаугурационной речи в понедельник подчеркнул опасность проникновения Китая и исходящие от него военные угрозы.

В районе Тайваня очередное обострение, причиной которого называют речь президента. И вновь все как всегда – в информационном пространстве опять спекуляции по поводу возможного скорого и неизбежного вторжения материкового Китая на остров. И вновь число «экспертов по Тайваню» растет в геометрической прогрессии.

Ухватиться за слово Уильяма Лая

Ответственность за обострение китайская сторона возложила на Уильяма Лая, который, по версии Пекина, некомплиментарно отозвался о КНР и ее усилиях по объединению континента и острова. Хотя главным в его речи было то, что он призвал Пекин прекратить военное запугивание и пообещал «не уступать и не провоцировать» руководство Коммунистической партии материкового Китая. Но ведь каждый слышит то, что он хочет, не так ли?

Поэтому будем откровенны: даже если бы Уильям Лай в своей речи вообще бы промолчал на эту тему, Пекин все равно бы нашел повод для недовольства. И изобразил бы какую-нибудь реакцию. Просто для того, чтобы показать, кто здесь главный. А потому китайские учения в Тайваньском проливе перед/во время/после инаугурации уже стали обыденностью.

Всякий раз провоцируя псевдо-инсайдеров на вброс «абсолютно достоверной» информации о том, что китайская оккупация вот-вот начнется. И всякий раз учения называются «беспрецедентными».

Демонстрация оскала есть, силы вторжения - нет

Что ж, давайте сравним тайваньские данные о первых днях прошлогодних учений Joint Sword-2023 и нынешних Joint Sword-2024A: 8 апреля 2023 года, 11 утра — 42 летательных аппарата и восемь военных кораблей. 23 мая 2024 года, 8 утра — 42 летательных аппарата и 15 военных кораблей ВМС НОАК. Как-то это не тянет на «силы вторжения». А вот на «демонстрацию оскала», «мы начеку, мы за тайваньскими сепаратистами следим» - вполне.

У Китая в настоящее время нет желания решать «тайваньский вопрос» военным путем. Ставка в настоящий момент делается совсем на другое – на формирование «общества одной судьбы», в первую очередь, судьбы экономической. Совместно с Пекином Гоминьдан, по итогам парламентских выборов не получившем большинства в парламенте острова, Золотом юане, продвигает инфраструктурный проект, который предусматривает строительство высокоскоростной железной дороги и улучшение автомагистралей на менее населенном восточном побережье Тайваня.

Стоимость проекта – 61 миллиард долларов, весь годовой бюджет острова. Денег на него у Тайваня нет, а единственное место, где он их может получить, как вы уже догадались, в Пекине. Что вызывает озабоченность у противников интеграции с Китаем, ведь кредит тем плох, что его придется отдавать. А при невозможности это сделать – идти на всевозможные уступки руководству КНР.

Китай и Тайвань выбирают «общество одной судьбы»

Многие на Тайване этого не хотят, и тогда Гоминьдан вместе с Тайваньской народной партией, а эта коалиция уже парламентское большинство, пытаются сейчас добиться принятия законопроекта, ограничивающего возможности исполнительной власти, администрации Уильяма Лая. И, соответственно, расширяющего полномочия Золотого юаня.

Обсуждение законопроекта проходит весьма оживленно. То законодатели вступают в рукопашную схватку, то тысячи протестующих против инициативы Гоминьдана и ТНП выходят на улицу. Китаю просто нет нужды в военном вмешательстве, ему достаточно опосредованного участия в этом противостоянии, возможным итогом которого может стать успех его политических союзников.

Которые затем начнут без помех продвигать нужные Китаю решения. Не спеша, не слишком форсируя события, но методично. Шаг за шагом. Ведь лучший способ съесть слона целиком – это есть его небольшими кусочками, не так ли?