Ставка азербайджанцев и курдов в Иране все еще актуально

Аскер Манафов, обозреватель haqqin.az

В Иране начались нападки на Масуда Пезешкиана - единственного кандидата-реформатора азербайджанского происхождения, допущенного к участию во внеочередных президентских выборах, которые пройдут 28 июня.

Консервативные круги представляют Пезешкиана как политика, призывающего к отделению Южного Азербайджана от Ирана и признанию независимости этого региона.

Выходящее в Лондоне аналитическое издание Middle East Eye пишет, что консерваторы обеспокоены ростом рейтинга Пезешкиана и тем, что, заручившись поддержкой реформаторов, рассматривающих Пезешкиана как свою последнюю надежду на приход к власти, он может выиграть президентские выборы.

В Иране начались нападки на Масуда Пезешкиана - единственного кандидата-реформатора азербайджанского происхождения, допущенного к участию во внеочередных президентских выборах

Как пишет Middle East Eye, многие в Иране были удивлены, увидев имя Пезешкиана в списке кандидатов в президенты, объявленном в начале июня Советом стражей. Мало кто предполагал, что сторонники жесткой линии пойдут на такой риск. Ведь за последние годы в списках как президентских, так и парламентских выборов не было ни одной кандидатуры реформаторов.

В принципе, то же самое произошло и сейчас, когда двенадцать членов Совета стражей, прямо или косвенно назначаемые верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, отклонили нескольких очень сильных кандидатов от лагеря сторонников реформ, изъявивших желание участвовать в президентских выборах 28 июня. Но дисквалифицировав Эхшака Джахангири и Аббаса Ахунди, власти все-таки оставили в списке Масуда Пезешкиана. То ли потому, что реформистский лагерь угрожал объявить бойкот предвыборной гонке, если в ней не будет хотя бы одного кандидата-реформатора, то ли стремясь использовать кандидатуру Пезешкиана в роли политического «монстра», чтобы запугать консервативных кандидатов перспективой победы реформаторов и вынудить их голосовать за фаворита верховного лидера - спикера парламента и бывшего мэра Тегерана Мохаммада Багера Галибафа.

«Но истеблишмент, вероятно, не думал, что Пезешкиан сможет поднять энергичную волну», - отметил в интервью Middle East Eye бывший высокопоставленный иранский чиновник, пожелавший сохранить анонимность. По его словам, после дисквалификации умеренного лидера Али Лариджани большинство независимых и реформистов проголосуют за Пезешкиана, что усилит его поддержку, поскольку он начинает борьбу сразу с пятью консервативными соперниками.

В Иране считают, что у Пезешкиана высокие шансы победить фаворита верховного лидера - спикера парламента Мохаммада Багера Галибафа (на фото - Галибаф)

Другой аналитик, принадлежащий к лагерю реформаторов, также пожелавший остаться анонимным, предположил, что разрешение Пезешкиану участвовать в выборах могло быть связано с двумя сценариями.

«Либо исламская республика считает, что исключение независимых и реформистов перестало работать и государство должно быть более инклюзивным, либо это просто ловушка, чтобы спровоцировать высокую явку, особенно после рекордно низкой явки на прошлых президентских выборах, — сказал он. - Если это ловушка, то исламская республика, вероятно, считает, что Пезешкиан не обладает значительной способностью привлекать голоса. Но позволив ему баллотироваться, они вынудили реформистских лидеров участвовать в гонке, поощряя их электорат к более активному голосованию».

Аналитик заявил, что, по его мнению, выборы выиграет кандидат от консерваторов, а активное участие в голосовании реформаторов рассчитано на повышение легитимности их кандидата.

Другие считают, что у Пезешкиана высокие шансы победить фаворита режима, поскольку реформатора поддерживают иранские азербайджанцы и курды. «Вероятно, это последний шанс реформистов прийти к власти, и мы надеемся, что азербайджанцы и курды поддержат его, - сказал Middle East Eye редактор одной из иранских реформистских газет. - Насколько мне известно, Пезешкиан популярен среди азербайджанцев и уже около двух десятилетий является их любимым депутатом».

Политическая карьера Пезешкиана началась с приходом к власти реформистского правительства Мохаммада Хатами

По словам источника британского издания, консерваторы обеспокоены популярностью кандидата от лагеря реформ, а потому начали превращать его достоинства в недостатки. В частности, они широко растиражировали видеозапись, на которой Масуд Пезешкиан называет себя пантюркистом и выступает за отделение азербайджанских регионов Ирана от исламской республики.

В определенной степени тактика сторонников жесткой линии в отношении Пезешкиана оказалась эффективной. Так, реформатор Хамзе, имеющий докторскую степень в области международных отношений, но не захотевший предавать гласности свое полное имя, сказал в беседе с Middle East Eye: «Я бы предпочел, чтобы гонку выиграл кто-то вроде Саида Джалили или Багера Галибафа, но только не Пезешкиан, который является пантюркистом. Я знаю, что эти два консерватора еще больше разрушат страну, но по крайней мере Иран не распадется».

Лагерь иранских реформистов, представленный, в основном, либералами, опасается, что рядовой избиратель и экономическая элита воспримут Пезешкиана как левого. Они также обеспокоены тем, что манера речи Пезешкиана не найдет отклика у реформистской базы, состоящей в основном из представителей среднего класса, а потому может привести к бойкоту предвыборной гонки.

В Иране согласны, чтобы на выборах хотя бы победил «кто-то вроде Саида Джалили», но только не пантюркист Пезешкиан

Дело в том, что за последние несколько лет средний класс и широкая реформистская база неоднократно бойкотировали выборы, полагая, что государство не допускает позитивных изменений, к которым стремятся реформаторски настроенные президенты. В этом контексте Мохаммад Али Абтахи, бывший старший советник экс-президента Хатами, раскритиковал предвыборную кампанию Пезешкиана, заявив, что ее руководители слишком стары и не знают, как обращаться к избирателям поколения Z. Однако Мохаммад Джавад Азари Джахроми, бывший министр связи и успешный руководитель предвыборной кампании Али Лариджани, присоединился к кампании Пезешкиана, чтобы сделать ее более эффективной.

Как пишет британское издание, за последние годы Пезешкиан не только словами, но и поступками доказал, что является настоящим реформатором. Его позиция на недавних парламентских выборах была настолько однозначной, что Пезешкиана даже дисквалифицировали на ранних этапах, но восстановили после обжалования этого решения.

70-летний Масуд Пезешкиан родился в азербайджанской семье в курдском городе Махабад. В 1976 году, за три года до исламской революции в Иране, он поступил в Тебризский университет медицинских наук. Во время восьмилетней ирано-иракской войны Пезешкиан отвечал за отправку на передовую медицинских бригад и служил в армии одновременно как боец и врач.

Пезешкиан является хорошим оратором, умеет общаться с религиозным классом

Его политическая карьера началась с приходом к власти реформистского правительства Мохаммада Хатами (1997-2005 годы), в котором Пезешкиан был вначале заместителем министра, а позже и министром здравоохранения. В годы президентства Махмуда Ахмадинежада нынешний кандидат в президенты Ирана сосредоточился на своей медицинской практике. По словам Пезешкиана, за это время он получил хороший доход, «которого хватило, чтобы купить дом с садом и оказать финансовую помощь своим родственникам».

Но полностью уходить из политики он не собирался и впоследствии баллотировался на восьми подряд парламентских выборах, в которых неизменно побеждал. В 2013 году Пезешкиан зарегистрировался на президентских выборах, но вскоре снял свою кандидатуру. В 2021 году он повторил попытку, но был дисквалифицирован Советом стражей. Во время массовых протестов 2022 года, вызванных смертью Махсы Амини, Пезешкиан выступил по государственному телевидению с критикой власти, заявив, что на самом деле Амини была убита полицией нравов.

Как отмечает британское аналитическое издание, Пезешкиан является хорошим оратором и, чтобы лучше общаться с религиозным классом, постоянно использует ссылки на книгу Нахдж аль-Балага - самый известный сборник проповедей, писем и высказываний, приписываемый первому шиитскому имаму Али ибн Аби Талибу.