Адвокат Човдарова: «Засунь свой язык…» беседы о кишечнике генерала МНБ

Автор: Отдел информации 

Сегодня в здании Сабунчинского районного суда состоялось очередное заседание судебного процесса по делу генерала МНБ Акифа Човдарова и его бывших сотрудников. За ходом заседания наблюдал собственный корреспондент haqqin.az.

Сегодняшнее заседание суда началось по традиции с опоздания на час. Голодающий уже 40-й день Акиф Човдаров выглядел гораздо лучше, чем на предыдущих заседаниях.

Судья Габиб Гасанов выразил свои соболезнования обвиняемому Салиму Мамедову в связи с кончиной его матери.  

На сегодняшнем заседании дала показания последний свидетель по эпизоду вымогательства у бизнесмена Шахмара Гурбанова – его бывшая жена Нигяр Мамедова.

Напомним, в 2007 году Акиф Човдаров вызвал к себе Шахмара Гурбанова, директора ООО «Риад Продакшн», занимавшегося изготовлением ювелирных изделий, и потребовал у него 500 тысяч долларов. В случае отказа А.Човдаров пригрозил бизнесмену арестом. Чтобы собрать эту сумму, потерпевший продал цех, четыре машины и квартиру.

Позже генерал МНБ потребовал у Ш.Гурбанова принести ему бриллианты в 4 и 5 каратов. Для того чтобы приобрести эти бриллианты, Ш.Гурбанов влез в долги и даже продал драгоценности своей жены.

Акиф Човдаров

Уставший от вымогательства бизнесмен покинул Азербайджан в 2011 году. Помимо того, что Ш.Гурбанов потерял свой бизнес, у него еще и распалась семья.

В своих показаниях Н.Мамедова заявила, что 27 марта 2007 года она вышла замуж за Шахмара Гурбанова, а через -3 месяца у мужа начались большие проблемы с Министерством национальной безопасности и его генералом Акифом Човдаровым.

По словам свидетельницы, после того как ее мужем заинтересовались в МНБ, Шахмара Гурбанова словно подменили – он впал в депрессию, стал поздно возвращаться домой и распродавать свое имущество. Продал свой цех, четыре машины, квартиру и ювелирные украшения Нигяр Мамедовой.

«Я не знала, кому и сколько денег отдавал Шахмар, однако у него проблемы были лишь с МНБ», - сказала Н.Мамедова.

Бывшая супруга бизнесмена заявила, что вместе с супругом неоднократно ездила в Дубай, у мужа были какие-то встречи и сделки в ОАЭ. Нигяр Мамедова отметила, что после того, как у Ш.Гурбанова начались проблемы, он начал часто проводить время в компании сотрудника спецслужб Искендера Гусейнова, они стали дружить семьями и вместе несколько раз летали в Дубай.

Нигяр Мамедова также сказала, что у ее мужа было несколько машин, одну из них – Mercedes SLK она водила сама. В это время адвокат А.Човдарова, Садиг Расулов, решил проинформировать суд: согласно справке, полученной в ГАИ, у Шахмара Гурбанова не было этого автомобиля и даже доверенности на него. 

«Ну и что? У меня и прав не было. Если вы хотите оштрафовать меня задним числом, то я оплачу штраф», - ответила адвокату Нигяр Мамедова. 

Другой адвокат бывшего генерала МНБ, Кямандар Насибов, спросил у свидетельницы, знала ли она о том, что у Шахмара Гурбанова были кредитные долги банкам, когда выходила за него замуж. 

Нигяр Мамедова ответила, что вышла замуж за Шахмара Гурбанова через три месяца после знакомства и за это время она ничего не знала о долгах своего будущего мужа.

«Вы бы сказали будущей жене о своих долгах?» - спросила свидетель у адвоката.  

Тогда адвокат задал еще один вопрос: «Если вы не знали о долгах своего мужа, то, наверное, могли и не знать о том, что он тратит свои деньги на возвращение кредитов банкам?».

«Вы заговорили как Лятифа хала», - ответила адвокату тридцатилетняя русскоязычная Нигяр Мамедова.

«Ты сама Лятифа хала», - крикнул в ответ адвокат Кямандар Насибов, позабыв, что перед ним стоит женщина.

Кямандар Насибов

Шахмар Гурбанов поднялся с места и потребовал у адвоката А.Човдарова не забывать, что он разговаривает с женщиной и не переходил рамки дозволенного. 

Когда еще один из потерпевших сказал адвокату, чтобы он вел себя с женщиной подобающе, то Кямандар Насибов, забыв о всех нормах этики, бросил реплику потерпевшему по-русски: «А ты засунь свой язык…». 

Судья Габиб Гасанов, пытаясь навести порядок, потребовал у секретаря суда занести в протокол запись о недостойном поведении адвоката Кямандара Насибова.  

«Кямандар, ты аксакал, уважай хотя бы свой возраст», - обратился к адвокату судья Г.Гасанов.  

После того как все свидетели выступили по этому эпизоду, слово было предоставлено Акифу Човдарову. Бывший генерал, не поднимаясь с места, снова заявил, что неважно себя чувствует и не может говорить, и тем самым отказался от дачи показаний. 

Адвокаты Човдарова заявили, что их подзащитный прекратил голодовку для того, чтобы пройти медицинскую экспертизу и по этой причине потребовали перенести заседание суда на 20 дней, чтобы палач МНБ «пришел в себя».

Когда это ходатайство было отклонено, А.Човдаров, который за несколько минут до этого отказывался говорить, сославшись на плохое самочувствие, внезапно пошел на поправку, и залепетал:

«Я заранее знаю, чем закончится этот суд. И прокурор, и судья сделают то, что от них потребуют. Но не надо задевать мои чувства. Прокурор говорит, что голодовку можно прервать и по ходу процесса. Я голодаю 40 дней, мои кишки прилипли друг к другу. Как они смогут сделать экспертизу при таком моем состоянии? Дайте мне возможность прекратить голодовку, прийти в себя, потом проводите экспертизу», - заявил Човдаров.

После совещания суд частично удовлетворил ходатайство стороны защиты и перенес процесс на 14 суток.

Очередное заседание суда состоится 19 декабря.

14167 просмотров