Эрдоган не привык отступать наша аналитика

Автор: Расим Агаев, автор haqqin.az 

Мнение о том, что «сирийская война» Трампа есть плод неординарности политического мышления американского президента, не просто ошибочно. Если взять на вооружение такой подход, то обязательно на каком-то этапе всем станет ясно, что мировую общественность грубо и примитивно обманывали. На вершине государственной власти, как мне помнится, даже неконтролируемый Каддафи вынужден был считаться с рядом неподконтрольных ему международных обстоятельств. А тут супердержава… Достаточно взглянуть на дежавю, возникшее в российско-турецких взаимоотношениях, о которых буквально вчера говорили как определяющих в масштабах Европейского континента. 50 «Томагавков», которые Дональд Трамп приказал обрушить на Сирию, образовали непреодолимый окоп между Москвой и Анкарой. Однако Анкаре еще предстоит решать трудную задачу с ЕС. И на этом фронте русский фактор может еще пригодиться стране Ататюрка.

Головоломка под названием «Турецкий фактор»

Сказать, что Европа находится в преддверии радикальных перемен, значило бы ничего не сказать. Совершенно очевидно, что время политической стабильности и континентального благополучия сменяется пересмотром устоявшихся взглядов на будущее Евросоюза.

Еще несколько лет назад политика, намекнувшего на то, что все имеет свое начало и свой конец, включая и Европейский Союз, приняли бы, в лучшем случае, за скандалиста. Ныне же пессимистические прогнозы относительно будущего ЕС - самая модная тема в политических дебатах, где бы они ни происходили. Особую пикантность раскатам грядущего распада придает участие в этих баталиях Турции. И нельзя сказать, что «турецкий фактор» ограничивается одними лишь вызывающими выпадами президента Эрдогана.

Разумеется, европейцы могут посмеяться над его высказываниями о том, что их президенты и премьеры ничего не смыслят в политике. Но как быть с брошенным в лицо лидерам Германии и Нидерландов обвинением в нацизме? Такое не скоро забывается… Тут можно вспомнить, каких трудов стоило Эрдогану выбираться из тупиковой ситуации во взаимоотношениях с Путиным после сбитого русского бомбардировщика. А выбрался таки…

Но нынче картина совершенно иная. И дело не только в том, что обвинение исходит от члена НАТО, как принято считать, ключевого игрока на южном фланге, пользующегося особым доверием, что подтвердилось в результате американского вызова Сирии. В ЕС пришлось впервые призадуматься над тем очевидным и никогда не влиявшим на внутриполитическую ситуацию фактом, что Анкара контролирует порядка 5,5 млн турецких голосов в ведущих европейских странах. А если приплюсовать к имеющим право голоса лиц просто турецкого происхождения, то получается и того больше. Разумеется, по степени своего общественного влияния «турецкий хор» несравним с влиянием еврейских или даже армянских голосов. Однако выход на улицы Парижа, Берлина, Амстердама, Гааги молодых турок, разгневанных высокомерием Меркель, Олланда и Рютте, как минимум напомнил европейцам, что пребывание турок не одного поколения в Европе прошло для их национального самосознания и политического формирования небесследно, и с этим фактом приходится считаться.

Было бы наивным предполагать, что турецкий лидер делает ставку исключительно на активность тюркоговорящих европейцев. Более того, судя по его гневной риторике («Они столь же робки, сколь и трусливы. Все эти решения – остатки нацизма и фашизма» - это о европейцах!), турецкий лидер хорошо осведомлен и о политических настроениях, начинающих превалировать в европейском сообществе, к сожалению, не только в людской массе, но и в среде политических элит, в том числе и правящих.

Кто там шагает правой?!

«В современной Европе растет не просто национальное самосознание, но и уже достаточно серьезный правый национализм, который воспринимает мигрантов, выходцев из арабских стран, из Турции, из стран Северной Африки, как чужаков, как чужеродный элемент для стабильного и устроенного европейского сообщества» - так видится существо разгорающегося конфликта интересов из Москвы. Здесь с некоторых пор с растущим интересом наблюдают за противостоянием Европа-Турция. И не только ввиду взаимной тяги Москвы и Анкары к сближению и разностороннему сотрудничеству. Турция буквально на глазах наблюдателей превращается для Запада в такого же изгоя, что и Россия.

В чем же провинилась перед европейцами страна Ататюрка? Ответ на этот вопрос нужно искать не только в Стамбуле, но лучше – в европейских столицах.

К примеру, победитель парламентских выборов в Голландии премьер-министр Марк Рютте говорит с иммигрантами “сленгом националов”: «Ведите себя прилично или уезжайте». Мудрено ли, что ссора с ЕС у Эрдогана началась с Амстердама: турецким министрам не разрешили въехать в Нидерланды для встреч со своими соотечественниками. 

Невольно вспоминается, как в 2007 году будущий французский президент во время своей предвыборной кампании активно использовал политическую платформу лидера крайне правого Национального фронта Жан-Мари Ле Пена. В 2007-м Саркози обещал «пропылесосить пригороды», населенные иммигрантами…

Завершим этот «обзор» предвыборной ЕС сюжетом из скандального французского сатирического журнала Charlie Hebdo. Один из последних номеров его вышел с карикатурой на обложке, изображающей канцлера Германии Ангелу Меркель с окровавленным ножом в одной руке и отрезанной головой бородатого мужчины в очках явно семитской наружности — в другой. Это, так сказать, пролог популярного журнала к предстоящим в сентябре выборам в немецкий парламент. По итогам выборов определится и новый канцлер. Нынешний канцлер - Ангела Меркель - намерена избираться на четвертый срок. Увы, на этот раз победа Меркель представляется более чем проблематичной. Без окровавленного ножа она явно выглядит неубедительно…

Тест для исламской демократии

По странному стечению политических обстоятельств наметившееся российско-турецкое сближение происходит при очевидной смене идейно-политических ориентаций эрдогановской Турции. Что же происходит в Турции?

Автор этих строк, с 1974 года практически ежегодно совершавший поездки по городам страны, к которой он, как и большинство азербайджанцев, относился с понятным пиететом, уже где-то в начале 1980-х обратил внимание на очевидные признаки постепенного усиления влияния мечети в политической жизни турецкого общества. Позже в ходе беседы с С.Демирелем, когда была затронута тема исламской «реставрации», опытнейший турецкий политик высказался в том духе, что светские устои турецкой государственности, заложенные Ататюрком, прошли испытание временем, и имеющиеся коллизии вполне преодолимы в ходе текущей политической практики. С того времени прошло что-то около двух десятилетий.

Сулейман Демирель

Что же мы видим в сегодняшней Турции? Если хотите, перед нами турецкая интерпретация европейского опыта, давно соединившего ежа и ужа – христианские принципы с современной демократией. И что интересно - Европа аплодировала Эрдогану, когда тот последовательно открывал шлюзы для ускоренной исламизации: убирал традиционную бюрократию, сажал в тюрьмы левых и правых, наконец, разгромил фактически армию - гаранта светскости государственного строя. Более того, в 2015 году та же Меркель разрешила Эрдогану выступать перед своими соотечественниками в Германии c агитационными речами за свое избрание президентом Турции. Обращаясь к своим соотечественникам – гражданам Германии, он призывал их оставаться турками, ходить в мечети, соблюдать обычаи и традиции.

Ныне Эрдоган и его партия вплотную приблизились к часу, когда смена формы правления в стране Ататюрка станет реальностью, как и ее идеологическая составляющая. На 16 апреля назначен референдум, в ходе которого граждане Турции выскажутся относительно внесения в Конституцию поправок, которые обещают трансформировать Турцию в президентскую республику. И это вдруг насторожило ЕС?! Москва, что официальная, что деловая, кстати, никакого беспокойства в связи с тем, что все ветви власти в Турции окажутся в одних руках - президента, не выразила. Не то что ЕС.

Cирийский барьер

Эрдоган провоцирует жесточайшее нарушение демократических принципов, не перестают трубить в Берлине, Париже, Брюсселе. И при этом в тех же столицах всегда воздавали должное турецкой демократии, ни один плебисцит в Турции последних десятилетий не был подвергнут сомнению. Дело, разумеется, не в исламе, не в эрдогановских угрозах направить афробеженцев в ЕС, ни тем более в судьбах демократических устоев страны. Анкара, возглавляемая Эрдоганом, проявила характер, она не убоялась тандема с подвергнутой Америкой политическому остракизму Москвой, и это плохой пример для остальных.

Особенно если ЕС начнет распадаться. Эдак Европа, глядишь, станет неуправляемой. А что же в таком случае будут делать США? Преспокойно наблюдать, как ее, супердержаву, выдавливают за океан? Какое противоречие вводится в Атлантический союз тем, что член НАТО оказывается в одной упряжке с его де-факто противником. Катятся под откос надежды Германии на роль флагмана ЕС. С одинокой Турцией еще можно было как-то справиться. А в связке с Россией…

Нет, пару лет существования этого тандема - и начнется переформатирование всей политической карты – от Амстердама до Великой Китайской стены. Ясно, что надо решать проблему Эрдогана. Но как?

Этот вопрос во всей своей силе актуализируется после референдума в Турции. А может, народ сам найдет ответ на него? Нет, не похоже. Эрдоган не привык отступать от поставленной цели, ибо это всегда проигрыш. А он не привык проигрывать. Другой вопрос, явится ли его победа благом для Турции. Ответы на эти непростые вопросы, возможно, мы получим раньше, чем сейчас представляется. Для этого российско-турецкому тандему понадобится самая малость - преодолеть сирийский барьер.

8182 просмотров


Темы:

Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться