Лукашенко опять не поделил с Путиным рубль наш комментарий

Автор: Дмитрий Докучаев, автор haqqin.az 

Белорусские власти объявили, что с 1 июля Национальный банк страны перестанет учитывать российский рубль в своих золотовалютных резервах (ЗВР). С чего бы это? Ведь известно - на всем постсоветском пространстве Россия и Белоруссия – самые близкие друзья: они даже объединены (на бумаге) в единое Союзное государство. На деле же разногласий и столкновений интересов между двумя странами столько, что то и дело попахивает враждой. Можно вспомнить недавние жесткие конфликты по вопросам цены на газ, объемам поставки нефти, правилам экспорта-импорта продуктов питания…И вот новое проявление «дружбы» и «союзничества».

Между рублем и долларом

Начнем с роли российского рубля в белорусской финансовой системе. Обратимся к свидетельствам цифр. В 2016 году, по данным Нацбанка, доля российского рубля в экспортных доходах Белоруссии выросла до 40,1% (с 33,7% в 2015 году) на фоне снижения мировых цен на нефтепродукты. В то же время доля российского рубля в операциях с иностранной валютой на рынке Белоруссии выросла до 18,8% (с 16,3% в 2015 году).

А с 1 ноября 2016 года Нацбанк увеличил удельный вес российского рубля в корзине валют, используемой при расчете курса белорусского рубля, с 40 до 50%. При этом доля доллара США была сохранена на уровне 30%, а доля евро снижена с 30 до 20%.

Увеличение доли российского рубля объяснялось необходимостью «сближения удельного веса российского рубля в корзине иностранных валют и доли Российской Федерации во внешнеторговом обороте».

И вот теперь Минск решил отыграть ситуацию назад. Причем в сообщении Нацбанка Белоруссии отмечается, что активы в российских рублях останутся на его балансе. Они будут использоваться для «исполнения соответствующих обязательств Национального банка и правительства Республики Беларусь».

Также активы могут выступать в качестве дополнительного источника пополнения ЗВР. В Национальном банке объясняют все это тем, что белорусский регулятор, дескать, решил полностью перейти на международные стандарты. Это поможет совершенствовать управление золотовалютными резервами по нормам МВФ и Всемирного банка, а также синхронизирует белорусские финансовые резервы с официальными резервными активами центральных банков других государств.

Определенные резоны за этими заявлениями есть. Согласно данным на 1 июня 2017 года, объем золотовалютных резервов Национального банка Белоруссии оценивался в $5,239 млрд по стандарту МВФ и в $5,604 млрд по национальному стандарту. Таким образом, разрыв между ЗВР по национальной и международной методике составляет $365 млн.

Нацбанк Белоруссии с 2004 года публикует показатели резервов, которые рассчитывались сразу по двум методикам — внутренней и разработанной МВФ. При этом национальные стандарты, кроме российского рубля, включали в состав резервов доли драгоценных камней и металлов, не относящихся к монетарному золоту. За прошлый год резервы увеличились на $751 млн. В этом году Белоруссия рассчитывает нарастить резервы еще на $500 млн.

А как же переход на единую валюту?

Ведь стороны уже договорились, что такой валютой станет как раз российский рубль! По словам финансовых экспертов, существенного влияния на белорусскую или российскую экономику нынешнее решение Нацбанка не окажет. Разве что специалистам, которые занимаются подсчетом ЗВР, придется делать двойную работу и писать отчет по двум показателям. Значит ли это, что у России нет повода для обид и подозрений? Вряд ли. Особенно, если учесть, что в совсем недалеком прошлом Москва и Минск еще всерьез и обстоятельно обсуждали планы перехода на единую валюту, и при этом не исключалось, что ею станет именно рубль.

Мало того, буквально на днях на форуме в Астане заместитель министра энергетики Белоруссии Вадим Закревский заявил о готовности России и его страны перейти к расчетам в российских рублях за поставки нефти и газа. Как отмечал Закревский, проект соответствующего соглашения уже готов и сейчас он проходит согласование на российской стороне. По словам чиновника, конкретная дата перехода на расчеты в рублях пока не определена, но вполне может быть, что это произойдет до конца 2017 года.

Ситуация складывается поистине парадоксальная: с одной стороны, Минск выражает готовность платить Москве за энергоносители рублями, с другой — вытряхивает рубли из своих финансовых «закромов». 

Возможно, истоки этого парадокса в том, что ранее между Россией и Белоруссией был затяжной конфликт из-за цены на российский газ, тянувшийся около двух лет. В 2016 году Минск в одностороннем порядке изменил условия действующего контракта на поставку российского газа, сочтя цену в $132 за 1 тыс. кубометров слишком высокой. Белорусская сторона начала платить, исходя из собственного понимания справедливой цены — $73 за 1 тыс. кубов.

Урегулировать спор удалось только в апреле этого года. При этом Россия согласилась предоставить Белоруссии новый заем из средств Евразийского фонда на $1 млрд. Белоруссия погасила задолженность за поставленный газ, а Россия возобновила беспошлинные поставки нефти в объеме 24 млн тонн в год. И вот - новый сюрприз со стороны Минска…

Батька вынужден маневрировать

Нынешний шаг белорусских властей эксперты склонны трактовать, как реверанс в сторону МВФ, от которого Минск ждет столь необходимых ему кредитов. Ранее говорилось о том, что МВФ готов выделить стране кредит на $3,5 млрд под 2,28% годовых на 10 лет. Однако взамен МВФ требует от правительства страны проведения ряда болезненных реформ: отказаться от повышения зарплат, поднять тарифы на коммунальные услуги, пойти на масштабную приватизацию государственной собственности. Выполнять эти требования Минск не спешит, но демонстрация лояльности в отношении МВФ западных партнеров кажется вполне устраивает. А заодно и напрягает московских «друзей», чтобы они были посговорчивее в финансовых вопросах. Таким образом Беларусь пытается дать сигнал всем сторонам о том, что она готова к некоторому переосмыслению своего финансового курса и взаимодействия со своими традиционными партнерами.

Впрочем, это типичное для Минска поведение - периодически давать знать Москве, что на ней свет клином не сошелся. Вероятно, российские власти уже привыкли работать со своим «союзником» в таких условиях. А с другой стороны, такая тактика неизменно приносит белорусскому лидеру Александру Лукашенко успех в деле выбивания из Москвы всевозможных льгот и преференций. Явный итог в его пользу недавней «газовой войны» - лучший тому пример. 

Обреченные на дружбу

Впрочем, не стоит все валить исключительно на хитроумие белорусского лидера Лукашенко. Кремль вправе сетовать и на себя – хотя бы за то, что российский рубль до сих так и не стал международной или хотя бы региональной (в масштабах СНГ) резервной валютой. Хотя в тучные нулевые годы, когда цены на нефть превышали $100 за баррель, шансы добиться этого у Москвы, несомненно, были. 

Собственно, предпосылки для этого имеются и сейчас. При этом в странах СНГ, и прежде всего в Беларуси и Казахстане, граждане традиционно рассматривают российский рубль, как объект сбережений наравне с долларом США и евро. Российская экономика остается одной из самых крупных в мире, а международные резервы РФ превышают $400 млрд и при удачном развитии событий на сырьевом рынке могут вновь взять планку в пол-триллиона. Россия - важный игрок на нефтегазовом и оружейном рынке. Однако доверие к рублю у российских партнеров по Евразийскому Союзу было подорвано валютным кризисом конца 2014 года. Поэтому отказ Минска от российской валюты в своих резервах не выглядит сенсацией. Сегодняшняя реальность такова, что российским властям надо очень сильно постараться, чтобы доказать ценность и значимость своей валюты даже самым ближайшим своим соседям и торговым партнерам. Вот и стараются обреченные на дружбы стороны – каждый в своих интересах.

7886 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться