Банки и финансы остались вне дорожной карты Азербайджана наша аналитика, часть вторая

Мамед Эфендиев, Эльнур Мамедов, Эльдар Алиев, отдел экономики

Экономика, построенная на нефти

Мы уже отмечали, что стратегические карты предусматривают переход от ресурсной экономики к экономике, основанной на производительности. Это не раз отмечал в своих выступлениях президент Ильхам Алиев, призывая чиновников забыть о нефти и сосредоточиться на ненефтяном секторе. Да и сами чиновники всех рангов вторят главе государства, говоря о необходимости развития ненефтяного сектора. Но как можно развивать сектор, который долго оставался в тени нефтяного сектора, без больших финансовых вливаний. А это, в свою очередь, невозможно без развитой банковско-финансовой системы, о недостатках которой haqqin.az писал много. К тому же и статистика у нас вовсе не учитывает такой важный фактор, как производительность. Может за прошедшие 1,5 года в этой системе произошли изменения?

Мы всегда ратовали за необходимость перелома именно в этой системе, иначе добиться глубоких реформ в остальных сферах невозможно. Но разработчики стратегии почему-то расположили «Стратегическую дорожную карту по развитию финансовых услуг в Азербайджане» ближе к концу списка, включающего 10 секторов. Видимо, они полагали, что решение проблем остальных секторов приведет к автоматическому решению и проблем по оказанию финансовых услуг. Повышение производительности в любой сфере требует немалых инвестиций, а где их взять, если кредиты выдаются с заоблачными процентами.

Правда, кроме указанных 10 секторов, составляющих так называемый горизонтальный подход, Стратегическая карта перспективы национальной экономики предусматривает еще 4 функциональных направления, включающих, в том числе, фискальную и монетарную политику, что как бы удваивает ее сущность. Такая комбинация фискальной и монетарной политики требует нового подхода и от исполнителей – фининститутов и Центробанка. В рамках  предыдущей модели государство создало инфраструктуру и улучшило социальное благосостояние населения за счет фискального расширения. Но финансовые возможности государства уменьшились, оно не может продолжать фискальную экспансию и должно ее сузить. Зато оно может выступить в роли катализатора и стимулировать частный сектор на расширение инвестиционных вложений. То есть пустоту, которая образуется в результате медленного снижения инвестиционной доли  государства, должны заполнять частные инвестиции.

Опять инвестиции, опять кредиты, которые практически недоступны частному сектору. Это может себе позволить только узкий круг олигархов.  Поэтому для предотвращения негативного влияния такого перехода на население предусмотрено определение фискальных рамок, повышение фискальной ответственности и эффективности, переход к бюджетной политике, рассчитанной на итоговый результат – иначе говоря, реализация стратегии среднесрочных расходов.

Исполнением «Стратегической дорожной карты по развитию финансовых услуг в Азербайджане» занимаются три главные рабочие группы – Минфин, Палата по надзору за финансовыми рынками и Центробанк. В 2017 году (данных мониторинга за первое полугодие 2018 года пока нет) Минфин должен был провести 1 мероприятие, Палата – 37, а Центробанк – 6 мероприятий. Отчет же по мониторингу и оценке их показывает, что Минфин выполнил задание на 100%, Палата – на 89%, а Центробанк – на 68%. В целом же исполнение «Стратегической дорожной карты по развитию финансовых услуг в Азербайджане» в прошлом году составило 80%. При этом 17% составило частичное исполнение, а 6% - вовсе не выполнено. И если верить методологии Центра анализа экономических реформ и коммуникации, то хуже всех справился с поставленными задачами ЦБА. Но методология Центра тоже не может вызывать сомнения, так как она прошла жесткую экспертизу. Значит, Центробанк…То ли сроки поставленных перед ЦБА задач нереальны, то ли эти задачи невыполнимы.

А теперь рассмотрим  поставленные в дорожных картах основные приоритеты в этой отрасли. Одна из главных проблем банковской системы страны - капитализация банков. По графику мероприятий по данному приоритету, решение капитализации банков должно быть найдено в 2017-2018 годах. До конца этого года осталось немного времени, но, по некоторым сообщениям, почти четверть действующих банков хромает в этом вопросе. На этот же период предусмотрена реструктуризация банков, не сумевших восстановить уровень капитализации. Кроме того, Палате предстоит решить до конца года и вопрос реструктуризации нерабочих активов. Сумеет ли ответственная за эти приоритеты Палата справиться со столь сложной задачей, сказать сложно.

Другой важный сектор финансовой системы – страховой рынок. Если в других сферах общественной жизни страхование в какой-то степени еще и работает, то о сельском хозяйстве это трудно сказать. Но меры, предусматривающие развитие этого рынка в 2017 году, нужные для построения базиса цивильного страхового рынка, находятся  в зачаточном состоянии. А создание основных продуктов страхования, в том числе сельского хозяйства, а также их реализация предусмотрены до 2020 года. Как без одного из основных продуктов можно достичь желаемых результатов в сфере сельского хозяйства, в том числе, малого и среднего предпринимательства – остается только догадываться.

Еще одним приоритетом является усиление финансовой инклюзивности. В плане мероприятий развитие каналов доставки финансовых услуг клиентам (в основном, это категория малого и среднего предпринимательства) ожидается в 2018-2019 годах. Тогда выходит, что до 2020 года мы будем только готовить базис и приступим к реализации этого приоритета. Когда же будем развивать саму экономику, имеем ли мы в запасе столько времени, чтобы так долго раскачиваться?

все дело в банке!..

К тому же все это невозможно без повышения прозрачности финансового рынка. Это необходимо как минимум для привлечения инвесторов. Такая работа тоже запланирована на  2017-2018 годы. Но прошло 1,5 года, а примерно половина наших банков в основном продолжают свою скудную отчетность в прежнем порядке.

На своих сайтах они представляют отчетность раз в квартал, хотя перейти на месячную отчетность ничего не стоит, за полтора года хоть это можно было бы сделать. При этом Палата надзора за финансовыми рынками раскрывает основные показатели банковского сектора в ежемесячном обзоре, правда, в сжатой форме. И, думается, было бы лучше, если Палата могла раскрывать долю кредитов для малого и среднего предпринимательства в своем ежемесячном обзорном балансе банковского сектора.

Такую задачу мог бы возложить на себя и Центробанк, который к тому же в ежемесячном бюллетене показывает кредитные вложения банковской системы по секторам. Но и здесь пока не видно, скажем, как кредитуется малое и среднее предпринимательство, хотя для МСП предусмотрена отдельная дорожная карта. Во многих странах кредитование МСП показывается отдельно, хотя у многих из них и нет стратегических дорожных карт. А без уровня кредитования МСП мы просто не можем анализировать эффективность развития этого сектора, которому даже в стратегических картах уделяется особое внимание.

Кроме того, в 2018-2019 году намечено создание национального рейтингового агентства. Но сегодня у нас нет даже более или менее авторитетной структуры хотя бы для определения рэнкинга банков и других финансовых институтов, не только на основании официальных финансовых и статистических показателей, расположенных в определенном порядке, а также рассчитанных на их основе индикативных показателей. Дело в том, что рейтинг – это оценка совокупности множества показателей и экспертная оценка по результатам этой работы. Доверять ему можно и необходимо, но для большей уверенности дополнительно надо заручиться и данными рэнкинга, который в отличие от рейтинга, дает сведения, исходя из ранжирования конкретных статистических показателей.

Хочется особо указать на один общий, на наш взгляд, недостаток. В плане мероприятий за период исполнения всех стратегических карт принят год, хотя мониторинги и оценка исполнения при этом проводятся дважды в год – по итогам полугодий.  Было бы лучше планы исполнения также разделить на полугодия. Это не просто наша прихоть, а дело принципа.

Кроме того, в стратегических картах четко указано, какой рост тех или иных показателей (рост ВВП, рабочих мест и т.д.) будет достигнут при полном завершении их исполнения. Имея такой ориентир можно было бы разработать аналогичные показатели и на каждый год, по итогам которого проводится мониторинг и оценка исполнения. И это позволило бы лучше судить о достигнутых целях на основании конкретных статистических данных. А то пройдут годы, а мы так и не будем знать, как исполняются стратегические карты…

9675 просмотров