Арифу Мамедову заработать бы сто евро… на колбасу и бельгийские вафли

Эйнулла Фатуллаев

В пасмурный осенний день по улицам Брюсселя в поиске удачи мчится автомобиль. В неудобном кресле автомобиля, сгорбившись и крепко вцепившись в руль, водитель с очень знакомым лицом. Подрабатывает в компании частного извоза Uber известное в Азербайджане, а теперь и за его пределами политическое лицо – бывший посол Азербайджана в Евросоюзе, а затем в международной организации ОИC – Ариф Мамедов. Водитель картавит и чертыхается. Каждый день для него как последний. Надо заработать на хлеб насущный. Ведь дома ждут жена и ребенок, которым он когда-то обещал покорить мир. Мираж! Вся его жизнь – один развеянный мираж.

Ариф Мамедов - человек со странным лицом

Говорят, пути господни неисповедимы. Как предугадать судьбу? Ариф Мамедов – эпатажный, забронзовевший и кичливый дипломат, который ворвался в информационное пространство не столько покаянием и призывами к общенациональному бунту, сколько барскими заносчивыми рассказами о своих походах в элитарные брюссельские спа-салоны и мишленовские рестораны… Заурядный выпускник московского военного института – неформальной школы ГРУ, которого готовили к работе в Эфиопии, после вспыхнувшей неожиданной геополитической катастрофы – развала СССР оказался на задворках большой советской цивилизации. Ариф Мамедов пошел по легкому пути: изменив интернациональному долгу в Эфиопии, сбросив старые доспехи славянофила-гэрэушника, вернулся в Баку и протиснулся в новорожденную дипломатическую систему. Я до сих пор не могу понять – как такой ограниченный, бестолковый и безрассудный, если не сказать, комичный персонаж, как Ариф Мамедов мог сделать головокружительную карьеру в МИД Азербайджана?! Как он работал и возглавлял важнейшие дипмиссии в Евросоюзе и Совете Европы?

Ариф Мамедов чем-то напоминает другого комического персонажа – Абдуррахмана Везирова, советского комсомальчика и дипломата, ворвавшегося на Олимп политической власти на гребне горбачевской перестройки. Они словно слеплены из одного теста. Мимика, жестикуляция, патология какая-то олигофренная… Причем оба с гордостью признавались в совершенном предательстве. Еще несколько лет назад Ариф Мамедов признался, что, работая в Совете Европы, сливал всю служебную переписку и поступавшие из Баку директивы генсеку Торбьерну Ягланду. А Везиров, обязанный Гейдару Алиеву всей служебной карьерой в партийной системе, возглавил подлейшую обличительную кампанию против всего Азербайджана в горбачевских СМИ. В отличие от Везирова, ступившего на стезю войны против собственного народа, Ариф Мамедов в начале пути своей псевдополитической борьбы потерпел оглушительное фиаско. Косноязычного олигофрена, волею судьбы оказавшегося на вершине дипломатической лестницы, не восприняли всерьез даже в системной оппозиции.

Все эти годы Ариф Мамедов все больше напоминал обитателя палаты №6. Ежедневно, анонсируя создание праздных освободительных движений, проводил виртуальные демонстрации в интернете, всячески изгаляясь и привлекая к себе внимание со стороны. Вначале самые любопытные читатели слушали странного Мамедова, обещавшего со дня на день водрузить знамя освобожденного Азербайджана на площади Свободы. Это было как-то завораживающе непривычно, какая-то поразительная диковинка в бредовом исполнении посла, который, собственно говоря, признался в предательстве. Посол, который стал предателем. И предатель, жаждущий освободить свой народ от призрачного ига. Но день ото дня, час от часу параноидальные откровения олигофрена в потертых старых костюмах ветхой дипломатической поры становились все более скучны и вызывали уже не смех, а тошноту. От Арифа Мамедова начинало тошнить. Он стал вызывать брезгливые чувства, внушать омерзение…

Прошли годы, и к брюссельскому страннику потеряла интерес и европейская публика. Европейцы поняли, что это поверхностный, несостоявшийся человек с больным самомнением, проще говоря, обыкновенный дурак. И заявленное им Движение за демократию в Азербайджане ограничилось лишь салоном частного извоза. Последние включения «лайф» Мамедова происходят с рабочего места – из такси. Он включается и начинает нести какой-то бред о международной ситуации - с умопомрачительными геополитическими выкладками и закономерностью неизбежной оккупационной экспедиции в Азербайджан совместной псковско-нидерландской дивизии. Но вот нахлынет ностальгия, и тогда, в перерывах между клиентами такси, Мамедов делится своим фотоархивом – аудиенциями у королей и президентов в бытность свою на дипломатической службе. И конечно же, воспоминания гурмана о былых семейных походах в спа-салоны и мишленовские рестораны…

когда-то Ариф Мамедов так отдыхал с семьей

Я до сих пор не могу понять – как такой проходимец мог сделать головокружительную карьеру в азербайджанском МИДе? Ведь таких как Ариф - десятки, если не сотни, уверовавших в свою исключительное предназначение, избранность, мистическое мессианство! И что делает с ними судьба? Поднимает в небеса и с огромной силой сбрасывает вниз, вдребезги разбивая эти забронзовевшие статуи. Что остается от этих статуй? Одни осколки. Взгляните, в кого превратился некогда всесильный дипломат Мамедов? В осколок от разбитой вазы, в огрызок, грязный окурок на брюссельских улицах…

На заре своей карьеры А.Мамедов во дворце нидерландской королевы

В пасмурный день по брюссельским улицам мчится автомобиль. За ветровым стеклом потерянное лицо бывшего дипломата. Ему бы заработать сто евро… на колбасу и бельгийские вафли.

12633 просмотров