Травите этих беженцев, угаром травите! наш спецреп

Репортерская группа haqqin.az

«Прослышали мы, что вы пишете об этих цехах. Пожалуйста, напишите и про цех, который отравляет нашу жизнь. И без того жизнь тяжела, вот уже несколько десятилетий сводим концы с концами в этом старом здании без коммунальных удобств. А с другой  стороны, эти травят нашу жизнь... »

Эти слова сказал позвонивший в редакцию haqqin.az вынужденный переселенец из Лачинского района, осевший в одной из построек на территории промышленного предприятия, именуемого в народе «Ток завод» (Электрозавод). (Добавим, что мужчина пожелал остаться не названным, о причинах расскажем ниже.)

Отметим, что проведенное нашим сайтом расследование о деятельности металлоплавильных предприятий, разбросанных по всей столице, вызвало большой резонанс. И по-видимому, сильно встревожило металлургический спрут.

Почти каждый день в редакцию от наших читателей поступает информация о подобных цехах. Приходится учитывать, что такие цеха действуют полулегально, и не так-то просто их обнаружить. А потому информация от наших читателей, которым небезразлично загрязнение воздуха в их районе, очень важна. Они охотно рассказывают нам о том, где расположены эти цеха.

Репортерская группа haqqin.az после телефонного звонка вынужденного переселенца из Лачина направилась по указанному выше адресу - в поселок Джейранбатан Апшеронского района, где и обнаружила цех черной металлургии, а по существу, два цеха, расположенные недалеко друг от друга. Ворота одного из них открыты, но путь перекрыт цепями. Издалека по сильному гулу становится ясно, что здесь кипит работа. Само собой разумеется, не обходится без удушающего запаха.

Увидев нас, из своей будки выходит сторож с сердитым лицом, лет 60-65, между нами происходит следующий диалог:

- Мы можем пройти?

- Нет, нельзя. Это закрытое предприятие.

- Как мы можем встретиться с хозяином или управляющим предприятия?

- Кто вы и откуда?

- Мы журналисты...

- Минуточку...

Охранник направляется к своей будке, чтобы позвонить кому-то, и, сделав несколько шагов, останавливается, по-видимому, информация о прибывших не сразу доходит до него. Вернувшись, он говорит:

- Нет, никого из руководителей нет, ушли на обед.

- А разве время обеда не прошло? (уже около 15:20)

- Нет, они обедают с 2-х до 4-х часов...

Оставив сторожа в покое, мы пытаемся собрать информацию у проживающих вблизи. Оказывается, оба цеха работают здесь уже давно - примерно, лет двадцать. Производят арматуру, которую затем продают на дарнагюльском рынке. Возможно, что деятельность этих предприятий законна, поскольку в настоящее время нет юридических барьеров для регистрации любого бизнеса. Законодательство в экономической сфере в Азербайджане за последние годы значительно либерализовалось, и число тех, кто занимается производством колбасы из мертвечины, кто жжет шины и коптит при этом рыбу, кто выпускает поддельную водку, либо же, как в этом цеху, кустарным образом выпускает арматуру, также увеличилось.

«С того момента, как этот цех стал работать, покоя нет ни днем, ни ночью. С утра до вечера ядовитый дым выпускается в воздух, невозможно  дышать. Сколько можно жаловаться...» Это говорят вынужденные переселенцы, проживающие вблизи цеха - в поселке Джейранбатан, на территории ПМК-12 в здании бывшего ПТУ, впоследствии управления бетонопанельного завода.

Несмотря на холодную погоду, навстречу к нам идут босоногие, в поношенной одежде подростки. Один из них охотно показывает местоположение цеха, но не хочет, чтобы его видели сотрудники предприятия.

Один из жителей добавляет, что около трех месяцев назад на территории этих цехов начал работать также алюминиевый цех, и после этого ситуация стала еще более невыносимой.

«Поначалу работали с перерывами, но теперь весь день. Представьте, стоит густой туман, закрываем окна, двери, однако запах все равно наполняет дом. Ведь в каждом доме растет ребенок», - говорит беженка из Лачина.

В прошлом месяце семьи вынужденных переселенцев обратились в Министерство экологии и природных ресурсов с просьбой принять меры по предотвращению загрязнения воздуха. Сотрудники министерства провели осмотр цеха.

«Нас не проинформировали о принятых мерах. Но через час вновь повалил дым, и один из работников заявил, что «плохое останется с нами, а цех, как работал, так и будет работать», - говорит вынужденный переселенец.

Один из жалобщиков был взят на работу в цех водителем, доставляет готовую продукцию на дарнагюльский рынок. И теперь из меркантильных соображений защищает руководство цеха.

Еще один переселенец из Лачина говорит, что сегодня (13 декабря) утром высказал свое недовольство работникам цеха: «Жаль, что вы не пришли сегодня на час раньше, все увидели бы своими глазами. Из-за черного дыма ничего не было видно. Владельцем цеха является бизнесмен Хафиз Сеидов, но ворочает всеми делами директор, некто Шахрияр. С утра и до ночи тяжеловесные машины въезжают в цех, при выгрузке стоит такой невообразимый шум, что голова раскалывается. Посмотрите на улицы, зимой они непролазны».

Вынужденные переселенцы проживают и в двухэтажном строении, расположенном на территории цеха. Их состояние еще хуже: дым, отравляющий все и вся, впридачу к этому рассыпанные по всему двору кусочки металла. Из-за постоянного движения многотоннажных машин весь двор в грязи и лужах.

Направляемся к цеху. Работа здесь кипит. Двое работников, заметив нас, приближаются. Между нами происходит интересный диалог:

- Что вы тут ищете? По какому праву вы сюда зашли? Сюда запрещено ходить.

- Мы пришли посмотреть, кто производит и как производит...

- Кто вы такие?

- А вы кто будете?

- Я директор.

- А я журналист.

Незнакомец требует наши документы, просмотрев их, возвращает нам, но продолжает требовать объяснение из-за того, что мы якобы незаконно проникли на территорию цеха. Он говорит, что этот проход на самом деле предназначен для въезда грузовых машин, и людям здесь запрещено ходить (?!). А мы нарушили этот запрет.

- В таком случае, на въезде надо было поставить шлагбаум...

- Мы сами знаем, где что ставить, вы не имеете права сюда заходить.

- Почему не имеем? В таком случае, как нам получить информацию?

- Идите к двери, к которой вы подходили, там скажут (значит сторож сообщил директору о прибытии нежелательных лиц). 

Чтобы не продолжать бессмысленный спор, мы покидаем территорию цеха ...

Следует отметить, что у подобных «директоров» подобных цехов есть все основания беспокоиться при виде представителей СМИ, и поэтому они всячески стараются не подпустить сотрудников медиа к своим объектам. Ведь попав в цех, мы можем увидеть, в каких условиях и как они производят продукцию.

Наше внимание привлекает расположенный по соседству бетонный завод. В отличие от кустарных цехов, это современное предприятие, чувствуется, что предприниматель вложил в этот бизнес деньги и прилагает усилия для его процветания.

«Возможно, владелец этого завода не вел бы себя непочтительно по отношению к журналистам. Наоборот, он охотно рассказал бы о деятельности своего предприятия. Если завод работает нормально, почему предприниматель должен волноваться, почему двери должны быть закрыты?» - говорим мы друг другу и возвращаемся в город...

...С той надеждой, что Министерство экологии и природных ресурсов, которое всякий раз оперативно реагирует на наши репортажи об экологических проблемах, о тех, кто уничтожает зеленые насаждения, заинтересуется и этими цехами. Но не так, как в прошлом месяце... Другим соответствующим государственным органам еще "не даны полномочия" на принятие мер в отношении таких предприятий. Прикрываясь мораторием на проверки в сфере предпринимательства, они предпочитают смотреть на все это со стороны.

5421 просмотров