На улице Ширвани: задыхаемся от дыма, всюду грязь, невежество и бесправие… наш спецреп

Репортерская группа haqqin.az

Ценители азербайджанской литературы хорошо знакомы с творчеством одного из выдающихся представителей литературного наследия Сеид Азима Ширвани.

Наверняка, когда поэт в конце XIX века создавал свои произведения, ему и на ум бы не пришло, что наступит век двадцать первый и его именем назовут утопающую зимой в грязи улицу в расположенном по дороге из Баку в Шамаху (родина поэта) поселке имени другого знаменитого представителя азербайджанской литературы - сталинского мученика Микаила Мушфига. И тем более Ширвани не пришло бы на ум, что расположенные вдоль этой улицы чернометаллургические цеха будут отравлять и без того нелегкую жизнь жителей поселка.

Сеид Азим Ширвани

Еще не угас резонанс от предыдущей статьи сайта об одном из подобных цехов (в поселке Джейранбатан), подготовленной на основе обращения вынужденных переселенцев, как удалось выявить координаты еще трех таких цехов. И наша репортерская группа отправилась в направлении поселка Мушфигабад, в недавно возникший жилой массив, недалеко от шоссе Баку - Шамаха, на его главную улицу, которая носит имя Сеид Азима Ширвани.

Чиновники, которые дали этой улице имя прославленного поэта, видимо, были людьми с богатым художественным воображением, потому что облик этой улицы точно соответствует стихам поэта, изобличающим в середине XIX - начале XX века невежество, бедность и бесправие. Повсюду грязь, ухабы, отсутствие инфраструктуры... Нелегко передвигаться не только пешком, но и на машине. И в этом бедняцком районе действует целых три «металлургических завода».

В «цеху Аловсата»: «Я привез металлолом, килограмм 10 гяпиков...»

Грязной ухабистой дорогой, по которой с большим трудом передвигается легковушка, мы кое-как приближаемся к первому из этих кустарных цехов. На входе в цех установлен железный шлагбаум, но охранника не видно. Наши сотрудники проходят под шлагбаумом и попадают во двор цеха. 4-5 рабочих развели костер, в самом цеху можно увидеть 3-4 рабочих, которые сортируют металлолом. Внутри все окутано едким дымом, который затрудняет дыхание.

Спросили хозяина, ответили, что «его нет». Нам удается узнать, что хозяина цеха зовут Аловсат. Молодой человек, лет 25-26, весь в мазуте и копоти, сказал, что пришел в цех сдать металлолом, килограмм - 10 гяпиков.

«Я живу на этой улице, собираю металлолом и сдаю в цех, зарабатывая на этом пять-десять манатов. Сейчас они не работают, но лом принимают. Наверное, потом будут плавить», - говорит он.

Конечно, о нормальных условиях работы или очистном оборудовании в этом цеху и говорить не приходится.

Беседуем с жителями, живущими поблизости. Завидев журналистов, они заговорили о своей основной проблеме - бездорожье.

«Мужчины носят длинные резиновые сапоги, женщины надевают поверх обуви целлофановые мешки. Выбора нет, до конца мая дороги непроходимы из-за грязи и болота. Представьте себе детей, идущих в школу и утопающих по колено в грязи», - говорит женщина средних лет из дома по соседству с цехом.

«Когда начинают плавку, дышать становится невозможно...»

К беседе присоединяется её соседка. По ее словам, не только автобусы, но даже таксисты не хотят приезжать в этот район. Говорят, что машина не выдерживает такой дороги, им придется тратить свой заработок на мастеров: «Их тоже корить не за что, сами пять шагов пешком преодолеваем с трудом. Как будто живем в отдаленной горной деревушке. Ситуация стала опасной еще и потому, что со всех сторон мы окружены металлургическими цехами, в эти цеха приезжают большие машины, и дороги становятся еще более разбитыми. Своими силами кое-как засыпаем улицы камнем и щебнем, но и это не помогает».

Пожилой местный житель говорит, что ядовитый дым цехов и резкий запах превращают их жизнь в ад. Другой жилец принимает нас за сотрудников Министерства экологии и природных ресурсов. И это не случайно. Оказывается, сотрудники Сумгаитского регионального отделения Минэкологии иногда посещают цеха на улице Ширвани. Но каковы результаты таких визитов, остается неясным.

«В ветреные дни дым и резкий запах проникают в дома, сейчас зима, и мы закрываем окна и двери, и все же, когда в цеху идет плавка, дышать становится невозможно. Мы неоднократно заявляли об этом, но никакой реакции, каких-либо мер нет», - отмечает житель улицы Ширвани.

«Большинство проживающих в этом поселке люди бедные, когда болеем, денег на лекарства нет, но другого выбора у нас нет», - говорит хозяин двухкомнатного одноэтажного дома вблизи цеха. В его доме проживают трое малолетних детей...

Покинув «цех Аловсата», направляемся в другой металлоплавильный цех, примерно в полутора километрах. Это предприятие принадлежит ООО «Шахрияр-99», и хотя дорога также утопает в грязи, но двор относительно чистый, заасфальтирован. Пожилой сторож принимает нас за сотрудников Минэкологии.

«Раз так, то будем сотрудниками «экологии». Занимаясь проблемами экологии, мы и так стали экологами», - переговариваемся между собой и входим во двор цеха.

«Цех Тахира»: «Мы выполняем государственные заказы...»

Небольшая ремарка: ООО «Шахрияр-99» можно считать одним из пионеров кустарной металлургии в Азербайджане, работает это предприятие уже более десяти лет. Компания ранее производила угольники, в последнее время перешла на арматуру.

В отличие от «цеха Аловсата», офис здесь аккуратный. Нас встречает владелец цеха Тахир Оруджев. После краткого знакомства он рассказывает о деятельности предприятия.

«Мы выполняем заказы госкомпаний. Получаем заказы от ГНКАР, ЗАО «Азербайджанские железные дороги". Территория, на которой мы расположились, - наша, у нас пять гектаров земли. Не будь госзаказов, останемся без работы. Правда, производим и арматуру, но сейчас рынок арматуры в Азербайджане насыщен. Из Ирана завезли 45 тысяч тонн продукции, тонну не можем продать даже за 600 манатов», - пожаловался хозяин.

Интересно, какие заказы для столь крупных госкомпаний, как ГНКАР и «Азербайджанские железные дороги», может выполнять это кустарное предприятие?

По словам Оруджева, например, запчасти для нефтяных насосов, различного оборудования SOCAR изготовляют в его цехе. «Азербайджанские железные дороги» заказывают этому предприятию детали для разгрузочных кранов, запчасти для старых советских электровозов и тепловозов, которые трудно бывает найти. Переключаемся на главный вопрос - наличие у предприятия воздухоочистительного оборудования. Оказывается, и в этом цеху такового нет. Но предприниматель говорит, что намерен купить устройство для очистки воздуха. Договорился и по цене - 50 000 долларов.

«На самом деле, я собираюсь сам производить на своем предприятии такие устройства и продавать их. Есть спрос, всем нужен очиститель воздуха. В основном импортируют такое оборудование из Турции, но мы можем выполнить эту работу лучше, чем турки. Надеюсь организовать это дело», - с уверенностью говорит Оруджев.

Плавильный цех за счет госкредита? (На этот раз в «цеху Рамиза»)

Покидаем этот цех и направляемся в так называемый «цех Рамиза», о котором ходит молва, как о Хозяине поселка Мушфига. Несколько удивлены тем, что видим и слышим здесь. Выясняется, что здесь расположено предприятие, принадлежащее ООО «Милан-А», в советское время здесь была птицефабрика. У ворот, в отличие от других цехов, где нас встречал обычно одетый в старье охранник, мы видим облаченного в спецодежду с названием данного предприятия сотрудника.

Он сообщает руководству предприятия о прибытии журналистов. Выходит директор не старше 35 лет. Сообщает, что предприятие в настоящее время ничего не производит, потому что оно еще только создается. Принадлежит предпринимателю по имени Рамиз. Строит он это предприятие на льготный кредит, предоставленный Национальным фондом поддержки предпринимательства при Министерстве экономики.

Входим во двор и убеждаемся в том, что металл действительно не плавят.

«Как видите, работы еще не завершены, в производственном цеху идет процесс установки оборудования. Примерно 15-20 человек привлечены к этой работе. Здесь будет столовая для рабочих, для них будет выделен и транспорт. По завершении установки оборудования планируем выпускать продукцию, соответствующую госстандартам. Конечно, будет и очистительное оборудование. Еще многое предстоит сделать», - говорит директор.

Выясняется, что раньше здесь занимались кустарной плавкой металла, но теперь хотят перестроить предприятие за счет госкредита.

Раз уж это предприятие строится за счет льготного госкредита, тогда дождемся результатов. Посмотрим, чем же оно будет отличаться от других кустарных цехов. 

С такими смешанными чувствами, а также с надеждой довести до соответствующих структур жалобы жителей улицы Ширвани направляемся в город...

3693 просмотров