Великобритания окончательно разрывает с Европой наш комментарий

Чингиз Гусейноглу

Чем ближе день, когда Британия скажет последнее "прости" Евросоюзу, тем ожесточеннее схватка сторонников и противников брексита. Мнение о том,что ничего страшного не произойдет, мол, англичане пошумят и, в конце концов, все успокоится, судя по всему, оказалось, мягко говоря, явным преувеличением.

Масла в огонь подлила Тереза Мэй, предупредившая британцев: «Результаты референдума, на котором победили сторонники выхода Великобритании из Евросоюза, не подлежат пересмотру. Брексит назначен на 29 марта 2019 года».

«Кризис неизбежен!»

Стало быть, в скором времени (через пару месяцев) ЕС лишится не просто одного из государств-членов сообщества, а останется без страны, придававшей союзу особый государственно-политический респект и весомость, которые, увы, ничем не восполнишь. Можно без конца перечислять экономические потери, связанные с этим неожиданным возвращением Великобритании к самостоятельному плаванию в мировом океане. Достаточно сказать, что международная торговля - важнейшая составляющая британской экономики - oколо 28% всех товаров, производимых в Соединенном Королевстве, продаются за рубежом, в то время как 30% поступает из других стран. И тем не менее - «No deal Brexit». Мудрено ли, что cобытия вокруг "брексита" привели Британию на порог, возможно, самого серьезного за послевоенную историю политического кризиса. Так считает большинство экспертов. Правда, прогнозы многих из них о неизбежности падения правительства Терезы Мэй и внеочередные выборы, новый референдум о членстве в ЕС, или же другой вариант  - и то и другое одновременно, так и не нашли своего практического воплощения. Пока.

Но по всеобщему мнению – непримиримость мнений англичан по данной проблеме c самого начала дискуссий – небывалая. Страсти распаляет и то обстоятельство, что число противников проекта не намного больше сторонников. Последние протащили свой проект через парламент благодаря незначительному перевесу. Тереза Мэй, не мешкая, кинулась согласовывать с Брюсселем проект договора об условиях выхода Британии из ЕС. И это - в полном соответствии с прогнозами скептиков стало началом очередного обострения политического кризиса.

По подсказке Вашингтона         

Причем трудно сказать, что больше всего приводит в ярость и без того раздраженных самой ситуацией англичан: то ли то, что неформальный саммит Евросоюза отклонил оба варианта сделки по брекситу, то ли сам факт недовольства Брюсселем сепаратистскими маневрами Лондона. В вопросах политической субординации англичане, как известно, щепетильны до чрезвычайной степени. Дело дошло до того, что Т.Мэй сочла нужным выразить свое недовольство отношением европейских партнеров к тому, что она считает обычным проявлением самостоятельности, «чем всегда дорожили европейцы, и без чего немыслимо никакое сотрудничество в современном мире». За сим страсти накалились до такой степени, что британский премьер потребовала уважительного отношения стран-партнеров к Лондону. 

Откуда такая ожесточенность-то, непримиримость, столь несвойственная европейской ментальности? А все оттуда же – из любимой госпожой Мэй Америки. Ни для кого не секрет, что Тереза Мэй – не просто лучший друг, а старый британский друг США. Британия под ее руководством говорит и действует так, как это повелось со времен Черчилля. Не держава, но что-то вроде второй половины великой Америки. Только антисоветизм заменен старой неприязнью к континентальной Европе и ненавистью ко всему русскому.

А у европейцев все наоборот: они преисполнены желания сохранить объединенную Европу и не видят в путинской России той злонамеренности, которую спинным мозгом чувствует Лондон. Разумеется, по подсказке Вашингтона, которому европейские амбиции давно встали поперек горла. И американцев понять не сложно - одно дело мир движется к многополярности: США, ЕС, Россия, а там Китай, Индия и пр. И совсем другое – Америка одна управляет всем остальным миром. Что обидно: вожделенная цель сия была так близка! И вдруг это противоречие на глазах европейцев становится непреодолимым. Увы… Как бы там ни было, а до исторического дня - 29 марта 2019 года - дня предполагаемого выхода Британии из ЕС остается уже чуть более двух месяцев, а дискуссии по этому поводу все еще в разгаре.

А может Мэй лучше уйти?

Если этим вопросом ранее задавались очевидные противники премьер-министра, то теперь теми же настроениями охвачены и ряды консерваторов, можно говорить даже о растущем с каждым днем общественном недовольстве. В ответ Тереза Мэй заявляет, что изложенные в проекте условия - это наилучший из возможных вариантов для Британии. Увы, лучше бы она не произносила сих слов.

Последовала отставка министра по «брекситу» Доминика Рааба, а сторонники «вечного оппозиционера», как именуют в Лондоне Бориса Джонсона, заговорили о неизбежности проведения нового референдума по брекситу! Тут уж русская служба Би-Би-СИ никак не могла отказать себе в удовольствии заявить о том, что «события вокруг "брексита" привели Британию на порог, возможно, самого серьезного за послевоенную историю политического кризиса». За сим последовал вполне ожидаемый прогноз: в ближайшее время страну могут ждать падение правительства Терезы Мэй и внеочередные выборы или новый референдум о членстве в ЕС, - а может быть, и то и другое. Не трудно догадаться, откуда дуют эти холодные ветры.

Ветры эти с новой силой раздули разговоры не только о неизбежности, но и желательности отставки Терезы Мэй. В сущности, в самом обращении к привычному для британцев методу политической борьбы ничего нового, а тем более страшного нет. Угроза правительству Мэй таится в другом: а что если вслед за этим политические оппоненты правящей партии задумают до конца марта проведение второго референдума? Ведь обращение к этому способу волеизъявления – редкость для постсоветского пространства, для анличан же речь идет о практической рутине, которая, между прочим, обещает радикально изменить политическую ситуацию. Вот в Лондоне и заговорили вновь о том, что часть британских политиков и прессы считает уже вполне вероятным проведение еще до конца марта второго референдума.

Ну и что из этого? - спросит читатель. Известно же, для англичан проведение очередного референдума дело обычное. В том-то и дело, что по мнению экспертов велика вероятность того, что к этому времени британцы могут и "передумать" уходить из ЕС. Что тогда? Тереза Мэй уже однажды высказалась по данному вопросу, заявив, что большинство политиков идею второго референдума решительно отвергают. Но когда это было – в декабре. А нынче часть британских политиков и прессы считает уже вполне вероятным проведение еще до конца марта второго референдума. Что если эта идея овладеет умами парламентариев? Хуже того, а вдруг тот же Борис Джонсон вбросит эту идею широкой публике? Ведь английские политики в отличие от опять же остальных европейцев, не говоря уже о наших постсоветских, очень рьяно наблюдают за настроениями британцев. А они могут и "передумать" уходить из ЕС. Впрочем, Тереза Мэй и многие другие политики идею второго референдума решительно отвергают. А куда им деваться?! В ходе последнего опроса, проведенного компанией YouGov, 54% респондентов высказались за Евросоюз, 46% - за выход из него. Когда-то в аналогичной ситуации в Москве родилась бессмертная поговорка: «Вот тебе, бабушка, и юрьев день!» Как бы в Лондоне вскоре не раздалось: «Вот вам, господа, и брексит!»

6762 просмотров