Вот эта оппозиция идет на власть в Баку видео+наш комментарий

Чингиз Гусейноглу

Ба! Знакомые все лица! Что там и говорить, хорошо известны герои моего репортажа и тебе, читатель. Ну кто не знает эти славные имена времен столь же славной азербайджанской революции: патологоанатом, который стал лидером демократов, Сардар Джалал оглу, майор ОБХСС, который стал генерал-полковником полиции, Искендер Гамидов, учитель математики, который стал генералиссимусом, Рагим Газиев, мулла на кладбище, который стал депутатом и хранителем тайны Эльчибея - Мирмахмуд Фаттаев, дворник и агент КГБ, который стал советником президента, Неймат Панахов, сельский бродяга, который стал главой Джульфинского района, Рамиз Тагиев, автор теории «расовой сегрегации безземельцев» Эльшан Мамедов. И примкнувшая к ним некая жертва политического аборта, без роду и племени, словно обитатель палаты № 6, прозвавшая себя башганом Великой Белой Партии (вот такой у нас деникинец), Турал Аббаслы. Ну и еще с десяток имен обыкновенных проходимцев.

Признаться, когда пришло сообщение, что названные деятели собрались в Баку, чтобы создать новое общественное движение, я искренне рассмеялся. «Черт побери, столь же искренне возмутился я, наши оппозиционеры даже разыгрывать разучились!» Ну кто в добром здравии и трезвом уме поверит, что экс-революционеры, названные выше экс-народные любимцы со своими дружками вновь собрались как в старые добрые времена в Баку и объявили о создании (Не поверите!) – Народного движения Азербайджана?! Их даже не смутило, что нечто похожее уже они один раз лепили - Народный фронт! И при этом не передрались, хотя были довольно близки к этому. (Чем отличается «движение» от «фронта», если и там и там одни и те же до боли знакомые искаженные временем лица? На этот вопрос корреспондентам так никто и не дал вразумительного ответа).

Я собственно и засмотрелся на ролик об историческом действе после того, как один из участников потребовал слова, и услышал просьбу Рагима Газиева (того самого, министра обороны наблюдавшего в бинокль как армяне врываются в оставленную им Шушу) «Немедленно заткнуться!». Что возмутитель спокойствия и сделал.

Другим многообещающим сюжетом в начавшихся «прениях» было громкое заявление, состоящего из сочных азербайджанских народных выражений, произнесенное самим председательствующим. После того, как стало ясно, что он может быть принесен в жертву как и Карабах, дискуссия по народофронтовски плавно трансформировалась в посиделки в чайхане. И все же, как говорилось в старину «Жив курилка!» Признаюсь, я как, наверное, и многие другие полагал, что перечисленные деятели давно занялись бизнесом, не имея возможности звать родной народ с трибун на взятие правительственных учреждений. Ан-нет! Вот они живехонькие, речистые, правда, нет уже былой прыти. Но желание начать революцию в масштабах пусть и одного небольшого зала – хоть отбавляй. Интересно, что новенького привнесли они в свою идеологию, от которой нормальных людей когда-то изрядно поташнивало? «Народ вконец измучен. Родина в опасности», - провозгласил Рагим Газиев так, словно он нырнул и вынырнул в 1990 году на трибуне Дома правительства.

«Мы собрались, чтобы что-то предпринять», - цитата из речи-выкрика оратора с места. К сожалению, представиться публике он не пожелал, как и соображениями о сути своей наступательной инициативы. Под конец этого импровизированного действа мне и в самом деле стало интересно. Невольно подумалось: а много ли найдется сегодня желающих, стоя на площади под жгучим бакинским солнцем, послушать эти до тошноты знакомые  речи, в которых нет даже намека на главный вопрос: как эти люди собираются сделать нашу жизнь лучше? Или они намерены повторить подвиг своего псевдопредтечи Эльчибея? Дудки-с, господа, ничего у вас на сей раз не получится. И Западу вы, судя по всему, неинтересны. Правда, пришла поздравительная телеграмма из Лондона. Но она от находящегося то ли проездом, то ли по делам в Англии Гурбана Мамедова. Ныне политэмигрант. В начале 1990-х - уличная шавка, сексот, которого указом президента Эльчибея назначили первым заместителем генпрокурора. Чем прославился этот политэмигрант? В середине 90-х годов, будучи агентом МНБ, ему удалось заснять на явочной квартире сотрудников контрразведки, которые ранее его завербовали на этой же квартире. Какой однако такт, какое понимание революционной ситуации! Следующее послание ждите от него из Вашингтона. Эта так по-народофронтовски! Помните, как Эльчибей руководил республикой из села Келеки? Нет, ничего не изменилось с тех пор в оппозиционном лагере. Те же имена, то же мысли, те же претензии. Только время, по счастью, другое, господа, время!

19618 просмотров