Даже азербайджанская нефть не спасает Турцию наш комментарий

Мамед Эфендиев

Освобождение от соблюдения санкций, которое Белый дом предоставил восьми странам, в том числе Турции, против иранской нефти в ближайшее время завершится. Все попытки Анкары договориться с Вашингтоном о продлении срока действия исключения провалились. Госсекретарь Майк Помпео ясно дал понять, что иранский экспорт углеводородов будет доведен до нуля, и больше не будут выдаваться новые освобождения.

Майк Помпео

Белый Дом предоставил специальные исключения для восьми стран, позволив им временно импортировать иранскую нефть даже после введения санкций. Однако освобождения от санкций за покупку иранской нефти перестанут действовать со 2 мая. Официальные лица США утверждают, что общие мировые поставки нефти останутся достаточными, несмотря на санкции, не в последнюю очередь из-за бума добычи американской сланцевой нефти. Но большая часть поставок, которые остаются в изобилии, приходится на более легкие сорта.

В то время как некоторые клиенты готовы покупать тяжелую и среднюю нефть по повышенным ценам, другие сдерживаются. В целом ужесточение санкций США в отношении нефтяного сектора Ирана прибавится к множеству факторов, сдерживающих мировые поставки тяжелой и средней нефти и повышающих ее стоимость. Новые ограничения на иранский экспорт дополняют ранее введенные Вашингтоном санкции в отношении Венесуэлы и препятствия для добычи в Анголе. Так, некоторые из постоянных клиентов ангольской госнефтекомпании Sonangol отказались от наценок, что побудило компанию предложить нефть другим покупателям. Угроза подпасть под американские санкции заставила потребителей иранской нефти также искать новые ее источники. Индия пошла на такой шаг легко, Китай, хотя и выражает недовольство, но тоже снижает объемы закупок. Анкара вначале делала жесткие заявления на решение США, но, похоже, решила соблюдать введенные Белым домом ограничения. Но тут возникает новая проблема - поиск альтернативных поставщиков нефти.

Дело в том, что Турция сталкивается с двумя главными вызовами в связи с санкциями и диверсификацией источников - такого мнения придерживаются многие эксперты. Во-первых, наиболее подходящей нефтью для крупнейшего в Турции нефтеперерабатывающего завода “Тупрас” является тяжелая иранская нефть (нефть разделяют на легкую, среднюю и тяжелую, исходя из ее плотности). Нефть из других стран требует дополнительной переработки, а значит и дополнительных затрат. Во-вторых, из-за географической близости иранская нефть намного дешевле транспортировать.

Нынешнее противостояние между покупателями и продавцами частично объясняется неопределенностью относительно того, сколько иранской нефти все еще может поступать на рынок, особенно в Китай, который является крупнейшим потребителем. Аналитики ожидают, что Китай может пренебречь отменой освобождения от антииранских санкций, тем более что Вашингтон может не захотеть применять санкции против китайских компаний, импортирующих иранскую нефть, которые одновременно являются также ключевыми покупателями американской нефти и сжиженного природного газа. Это затруднило бы для продавцов повышение цен. Но в данном случае речь идет не об этом.

США обещают восполнить недостаток иранской нефти на рынке своей сланцевой нефтью, саудиты тоже обещают не допустить дефицита «черного золота» на рынке. Американская же сланцевая нефть, как и ее арабские аналоги относятся к легким породам. Расходы на транспортировку их тоже оставляют желать лучшего. Что же в такой ситуации остается делать Анкаре, у которой в длинном списке разногласий с Вашингтоном санкции против Ирана лишь еще один пункт. Американо-турецкие отношения итак переживают не лучшие времена, главным образом, из-за поддержки администрацией Дональда Трампа сирийских курдов и намерения Турции купить российскую систему ПВО С-400.

К тому же закупка Анкарой иранской нефти в последние годы шла по нарастающей. Так, в 2015 году доля Ирана в нефтяном импорте Турции составила 14,10%, в 2016 году этот показатель достиг 16,9%. С конца 2016 года Иран стал поставщиком нефти № 1 в Турцию с долей в 26,74%, а в июле 2017 года этот показатель уже поднялся до 37,26%. Правда, после 8 мая 2018 года, когда США вышли из СВПД, импорт стал сокращаться. Поставки нефти из Ирана с 21,48% в первые 10 месяцев того года упали до нулевой отметки в ноябре, когда были введены американские санкции. Турция прекратила импорт иранской нефти, несмотря на публичное осуждение ограничений. Лишь в декабре 2018 года импорт вырос до 3,26%  и в январе 2019 года поднялся до 12,35%. Официальные данные за февраль и март не разглашаются. Но изменение поставок иранской нефти с мая прошлого года указывает на то, что Турция не особенно сопротивлялась санкциям.

На фоне сокращения импорта нефти из Ирана, Анкара ведет активный поиск альтернативных поставщиков, в число основных кандидатов входят Ирак и Россия. В прошлом году эти страны заняли два верхних места среди поставщиков “черного золота” в Турцию. Когда в ноябре 2018 года импорт из Ирана сократился до нуля, доля России в общем нефтяном импорте Турции взлетела до 32,18%, а Ирака - до 12,61%. Но поставки из России осуществляются морскими танкерами, что увеличивает затраты. К тому же, с тех пор как Италия и Греция отказались от иранской нефти и перешли на российскую нефть марки Urals, танкерные перевозки через турецкие проливы выросли с 5-6 дней ожидания до 15-16 дней, что еще больше увеличило расходы.

Но есть же азербайджанская нефть, поступающая по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, как же не помочь братской стране. Но наша нефть не потребляется в Турции, а поступает в другие страны, прежде всего в Израиль. А одна иракская нефть не способна решить все проблемы. НПЗ “Тупрас” предназначен для переработки тяжелой нефти, к которой относится иранская и северо-иракская нефть. Нефть Басры не подходит для данного завода. Кроме того, иракская нефть дешевле, так как поступает по трубопроводу. Также подходит российская нефть марки Urals. Турция покупает нефть у Саудовской Аравии и ОАЭ, но эти страны не могут полностью заменить поставки из Ирана. В результате Анкара стала больше закупать нефтепродукты, и объемы импорта, скорее всего, будут увеличиться. Но это означает, что “Тупрас” будет простаивать.

Трудно подсчитать все дополнительные расходы, если Турция полностью переключится на альтернативные источники. Однако известно, что увеличение стоимости нефти Brent на 10 долларов увеличивает текущий дефицит Турции, как минимум на 3,5 млрд. долларов. Поэтому ее первой реакцией стало публичное обещание не соблюдать данное решение. Но впечатляющий тон Анкары сходит на нет, сегодня она намерена увеличить объем закупок иракской нефти. Другой альтернативы у Турции не остается.

17408 просмотров