Трамп передумал Актуальный комментарий

Игорь Панкратенко, специально для haqqin.az

Очередной американо-иранский конфликт - на этот раз вокруг Ормузского пролива - разрешился без применения оружия. Вот только снизился ли накал страстей между Вашингтоном и Тегераном - большой вопрос.

Уверен, что к теме происходившего в мае-июне нынешнего года между США и Ираном, придется возвращаться еще не раз. Провал посреднической миссии японского премьера и «анонимные» атаки на танкеры и нефтепромыслы в регионе, сбитый американский БПЛА и шпионские скандалы, отказ Трампа от нанесения ударов по объектам аэрокосмических сил Корпуса стражей исламской революции и ожесточенные схватки в киберпространстве - каждое из этих событий таит в себе массу нюансов и странностей.

Но о трех главных моментах произошедшего с полной определенностью можно говорить уже сейчас. Во-первых, «Ормузский кризис» был неизбежен, по сути - предопределен, обе стороны и хотели, и обязаны были в нем оказаться. Во-вторых, когда они в него уже вляпались - то оказалось, что вопреки воинственной риторике официальных лиц двух стран, столкнувшись, что называется, «лоб в лоб», ни Вашингтон, ни Тегеран не знают, что делать дальше.

В итоге - последовало «в-третьих», когда по итогам кризиса и у тех, и у других развился синдром украденной победы, результатом которого стало появление обостренного желания взять реванш. Что, собственно, мы наблюдаем за последние два дня в заявлениях советника по национальной безопасности США Джона Болтона и заместителя министра иностранных дел Ирана Аббаса Аракчи.

К концу апреля нынешнего года Тегеран оказался в своеобразном тупике. Санкции США в отношении экспорта иранской нефти нанесли серьезный удар по экономике и бюджету Исламской республики. Причем, вопреки делавшимся ранее заявлениям, соблюдать их начали и Китай, и Индия, и Турция. Что для администрации Хасана Роухани стало настоящим шоком, поскольку такого они явно не ожидали.

На чем строилась их уверенность, что Пекин, Нью-Дели и Анкара из-за Тегерана пойдут на осложнение и без того непростых отношений с Вашингтоном - сказать сложно. Да и не принципиально это по большому-то счету, важен факт того, что «шейх дипломатии», как называют иранского президента его поклонники, в очередной раз, мягко говоря, ошибся в расчетах.

Столь же печально обстояли дела у еще одного иранского «лучшего дипломата всех времен», у Джавада Зарифа, пытавшегося все это время договориться с ЕС о пресловутом механизме компенсаций Ирану потерь от американских санкций за счет сохранения связей Тегерана с европейским бизнесом. Чиновники в Брюсселе делали таинственно-умные лица, заверяли, что механизм вот-вот, буквально на днях заработает - но в реальности время шло, но ничего не происходило.

Оптимизм, который излучала администрация Роухани, таял как дым, вопросы, которые задавало ей иранское общество, становились все острее, а рейтинги «реформаторов и прагматиков» уже даже не падали - обрушивались.

Впрочем, в Вашингтоне тоже далеко не все было благополучно, пусть и по другим причинам. За действия в отношении Ирана Дональда Трампа не пинали разве только те, у кого политических «ног» не было совсем. Причем - и «ястребы», и «голуби», и проиранское, и антииранское лобби, и союзники США, и их противники на международной арене.

Сложилась, по сути, уникальная ситуация. И Вашингтону, и Тегерану просто необходим был некий конфликт, результатом которого стала бы некая определенность, своего рода гроза, которая немного освежила бы гнетущую и душную политическую атмосферу американо-иранских отношений. Американский истеблишмент и администрация Трампа, чтобы не расколоться по иранскому вопросу окончательно, нуждалась в том, чтобы окончательно и в правильном месте поставить запятую в выражении «воевать нельзя мириться».

Ну а администрация Роухани нуждалась в чем-то таком, что вызвало бы новую волну патриотического подъема в иранском обществе и консолидировало бы его вокруг руководства страны - в частности. А кроме того - продемонстрировало бы и Америке, и Европе готовность Тегерана к самым решительным действиям, если США и ЕС не пойдут на уступки.

Понятно, что в таких условиях, да еще когда прозвучали слова Роухани о том, что если будет прекращен экспорт иранской нефти, то из Персидского залива вообще никакая нефть экспортироваться не будет, все стало окончательно ясно - место определено, до событий остаются считанные дни.

Пик кризиса пришелся на конец минувшей недели - аэрокосмические силы Корпуса стражей исламской революции сбивают американский БПЛА «Global Hawk», Трамп отдает приказ о подготовке в течение суток ответного удара, а за несколько часов до его нанесения - свой же приказ отменяет. Передумал…

Пояснив при этом, что согласно докладам военных экспертов, иранские жертвы в результате данного удара составят не менее 150 человек. И лично он, Трамп, считает такие жертвы «непропорциональной ценой» за один БПЛА, пусть Иран и совершил «серьезную ошибку». Что вызвало вздох облегчения далеко не в одной столице - войны не будет.

Но этот вздох облегчения, положительная, что ни говори, эмоция - пожалуй, единственный позитивный итог «Ормузского кризиса», который мир переживал последние два месяца. Да, и США, и Иран продемонстрировали, что воевать они не хотят. Более того - делать это совершенно не готовы.

Но достигнута ли какая-то определенность и разрядилась ли атмосфера в американо-иранских отношениях? Да ни в коем случае. Избежав, в который уже раз, «горячей фазы», американо-иранское противостояние переместилось в другие сферы - экономику, киберпространство и разведку. Где, судя по всему, будет вестись все более ожесточенно.

Демонстрируя несгибаемость, практически сразу после завершения «Ормузского кризиса» в Тегеране приняли решение казнить Джалала Хаджи Завара, подрядчика аэрокосмической организации министерства обороны (по другим сведениям - аэрокосмических сил КСИР), арестованного за шпионаж в пользу США еще в 2011 году.

Практически одновременно с этим в прессу просочились сведения о том, что в минувшие выходные подразделения киберкомандования США провели массированные атаки по компьютерным сетям ПВО Ирана.

И уже в ближайшие часы станет известно о новых, «очень серьезных», как утверждают источники, санкциях, которые Вашингтон планирует ввести против Исламской республики.

А ведь впереди еще - 28 июня, когда в Вене представители Ирана, Франции, Германии, Великобритании, Китая и России будут обсуждать вопрос возможности сохранения ядерного соглашения. И еще целый ряд важных событий, последствия которых предсказать достаточно сложно. Словом, как это часто бывает в политике, «Ормузский кризис» ни для чего не стал финалом - все еще только начинается.

7214 просмотров