Турция и Запад могут столкнуться на Кипре как и 45 лет назад

Эльнур Эминоглу

Идея объединения Кипра и урегулирования одного из самых старых конфликтов Европы потерпела полное фиаско. На место ушедшего в небытие замысла основать федерацию греков и турков киприотов приходит угроза возобновления жесткого противостояния между двумя кипрскими общинами и крупными игроками в регионе - Грецией, Турцией, Великобританией, Израилем и другими.

Только за последние дни произошли два очень важных события, которые свидетельствует по меньшей мере об окончательном расколе страны на два государства и возможном возобновлении военного противостояния. Правительство Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК) и Анкара заявили о намерении открыть для поселения расположенный на территории Северного Кипра город Мараш (Вароша), в котором некогда жили преимущественно греки. Город примыкает к «зеленой линии», разделяющей две части когда-то одного государства. После кипрского кризиса 1974 года он был закрыт для поселения и большинство из шести тысяч его жителей были эвакуированы на греческую сторону. Раньше же Мараш являлся туристическим центром острова со множеством гостиниц, ресторанов, баров, торговых центров.

Как объяснил haqqin.az завотделом международных отношений Ближневосточного университета Северного Кипра Хусейн Ишыгсал, с 1974 года  въезд в Мараш был закрыт для гражданских лиц. Много лет город использовали в качестве козыря на мирных переговорах между двумя частями острова, но все попытки договорится о возвращении Мараша греческой общине заходили в тупик.

«В 70-е прошлого века турецкая сторона сделала предложение вернуть Мараш, но взамен греки должны были открыть для турков аэропорт близ Лефкоши. Однако грекам удалось провести через Совбез ООН требование о возращении Мараша без каких-либо условий. Так прошло 45 лет. Недавно турецкая стороны решила вернуть город тем, кто там жил и владел недвижимостью, но с условием, что город будет под контролем турецкой стороны, а не сил по поддержанию мира ООН. То есть Мараш станет фактически греческим, но продолжит оставаться частью турецкого Кипра. 

Осуществить эту идею будет крайне сложно, так как греки продолжают настаивать на безоговорочном возвращении города. Для Лефкоши, однако, выгодна передача Мараша именно в той форме, в какой это было предложено турецкой стороной. В этом случае решается вопрос о многомиллионной компенсации, которую требуют греки за оставленную там собственность. Кроме того, это возобновит туристический маршрут в турецкий Кипр и станет хорошим подспорьем для экономики ТРСК», - считает Ишыгсал.

Другим фактором, нанесшим удар по идее федерализации и вообще грозящим большими проблемами в регионе, эксперт назвал споры вокруг принадлежности месторождений газа у берегов Кипра. Греческая сторона в одностороннем порядке объявила зону месторождения углеводородов своими территориальными водами и заключила с Египтом, Ливаном и Израилем соглашение по разделу моря.

Греки-киприоты выдали 14 лицензий консорциуму на разведку газа и по проведенным исследованиям итальянская Eni, французская Total, американская ExxonMobil уже обнаружили крупное месторождение природного газа, достаточное для коммерческого использования. По заключенным соглашениям с нефтяными компаниями экспорт газа с месторождения в Средиземном море должен начаться в 2023 году.

«Однако на пути нефтегазовых планов греков-киприотов появилась непреодолимая преграда, - считает дипломат из ТРСК. - Дело в том, что греческая сторона считает исключительной экономической зоной Турции плошадь моря в 41 тысяч кв. километров, тогда как Анкара претендует на зону в три раза большую - 135 тысяч кв.километров. Турция не  признает договоры о морской границе между Кипром и Ливаном, Кипром и Египтом, Кипром и Израилем, заключенные в 2003, 2007 и 2010 годах, соответственно, по которым эти страны поделили большую часть шельфа вокруг острова Кипр. Разница настолько внушительная, что прийти к согласию в этом споре практически невозможно».

Евросоюз поддержал сторону греков, что еще больше осложнило противоречия в разграничении экономических зон. Греки приводят свои аргументы, заявляя, что турецкая позиция противоречит международным нормам, а Турция настаивает на законности своей позиции. Доводы Анкары основываются на том, что Средиземное море - закрытый водоем, поэтому оно не может быть просто разделено по серединной линии, что необходимо учитывать протяженность береговой линии, численность населения, общую площадь государства, объем товарооборота и другие критерии.

«Позиции абсолютно противоречие и неприменимые. Греки-киприоты надеются при поддержке ЕС, Израиля и США надавить на Анкару с тем, чтобы она приняла их позицию, Турция же, опираясь на сконцентрированные в Средиземном регионе военный флот и армию, не намерена идти на попятную в этом вопросе. Анкара неоднократно заявляла, что раздел Восточного Средиземноморья без учета ее интересов и мнения турецкой общины Кипра противоречит международному праву, и предупреждала, что будет вынуждена защищать свои интересы силой. В начале 2018 года турецкие военные корабли уже заставили буровое судно Eni покинуть прибрежные воды Кипра», - отмечает Ишыгсал.

Положение, как считает он, грозит перерасти в «горячий конфликт». Анкара уже отправила второе судно для проведения собственного разведывательного бурения на шельфе у берегов Северного Кипра. Однако очевидно, что Турция в лице национальной компании TPAO в одиночку не сможет начать эксплуатацию месторождения и ей придется создавать собственный международный консорциум. Ее потенциальными участниками могут быть SOCAR, Газпром и другие компании. В Турции также надеются на экспорт газа с месторождения в Средиземном море по строящемуся Южному газовому коридору на участке ТАNAP и TAP.

«Если раньше фактор газа с месторождения у берегов Кипра считался для киприотов объединяющим, то теперь это еще более разъединяет две общины острова. Греки-киприоты обещали, что будет создан нефтегазовый фонд, доходами которого смогут пользоваться и турки-киприоты. Но в Лефкоше не доверяют греческой стороне и считают, что Никосия не намерена делиться с доходами от продажи газа с турецкой стороной. Все известные эксперты в сфере энергетики отмечают, что единственный оптимальный путь экспорта средиземноморского газа пролегает через Турцию. На этом коротком пути в Европу есть готовая современная транспортно-энергетическая инфраструктура. Тем не менее Греция продвигает чрезмерно дорогой и амбициозный проект прокладки подводного газопровода до Италии. Она готова втридорога добывать и экспортировать газ, лишь бы оставить Турцию вне игры. Если бы греки согласились на экспорт через Турцию, то все другие игроки в регионе, включая турков-киприотов, Турцию, Израиль и другие смогли бы получать свою долю прибыли. Но греки настроены деструктивно и надеются завладеть единолично достоянием всего острова», - подчеркивает эксперт.         

По мнению Ишыгсала, учитывая экономическую и политическую значимость экспорта газа в современном мире, спор вокруг месторождения в 70 км от берегов Северного Кипра может нанести сокрушительный удар по самой возможности решения кипрского вопроса. По приблизительным оценкам, стоимость газа на этом морском месторождении оценивается в более 50 млрд долларов. И все игроки в регионе хотят воспользоваться этим уникальным шансом.

«Сейчас в греческом и турецком Кипре поменялась власть. В Лефкоше к власти пришла националистически ориентированная правительственная коалиция, которая отложила в сторону идею федерации и объявила, что будет вести ТРСК по другому пути. Новые власти гипотетически могут, конечно, рассматривать вопрос о конфедерации двух независимых государств: Республики Кипр и Турецкой республики Северного Кипра. В идею же объединения острова в кипрскую федерацию уже не верит ни одна из сторон. Из бесед с греками-киприотами на конференциях, семинарах становится понятно, что они уже считают ТРСК свершившимся фактом и подспудно смирились с существованием двух государств на острове. Греков-киприотов сегодня больше заботят мысли о том, как бы все же получить компенсацию с ТРСК. А турецкий Кипр будет искать свою модель государственности и при поддержке Анкары намерен добиться признания независимости другими странами. В мире есть прецедент Косова, который может быть проецирован на ТРСК», - полагает эксперт.

7858 просмотров