США с Индией перекрывают путь Китая наша аналитика

Шэн Сию, специально для haqqin.az

Американское правительственное агентство международного финансирования проектов развития ведет переговоры с Индией о присоединении Нью-Дели к партнерству, которое США вместе с их региональными союзниками создают в целях противодействия китайской инициативе «Один пояс - один путь».

Традиционно внимание средств массовой информации приковано к Ближнему и Среднему Востоку. Редкое событие там не попадает в ленты новостей, и порой создается впечатление, что именно там происходят события, которые определяют политическую карту XXI века.

китайский путь

Но это давно не так. Потому что наиболее важные для будущего события происходят сейчас в другом регионе, о котором СМИ пишут редко, сбиваясь в основном на экзотику, шокирующие традиции и местную культуру. Да, речь о Южной и Юго-Восточной Азии, где в незримой схватке сошлись сверхдержава современности - США и претендент на роль сверхдержавы будущего - Китай.

«Пусть он спит, потому что когда он проснется, то потрясет мир», - сказал когда-то о Китае Наполеон, и пророчество французского императора пусть и через два века, но сбылось в полной мере. Американские элиты обратили внимание на серьезность вызова, брошенного им Пекином, только в период президентства Барака Обамы. Но это был не тот лидер, который мог сформулировать адекватный ответ на этот вызов.

В том числе и потому, что Ближний и Средний Восток гирями повисли у него на ногах, заставляя работать в режиме «пожарной команды». Какая уж тут стратегия, когда каждый день - то «арабская весна», то Ливия, то Иран, то Афганистан и далее по карте. Отчаянная попытка Обамы вырваться из ближневосточной трясины и всерьез заняться «сдерживанием Китая», инициатива Транс-Тихоокеанского партнерства, так и не была реализована, все вернулось на круги своя, поскольку даже для сверхдержавы невозможно быть сильной сразу в нескольких местах.

Обаме было не до Китая

Трамп решил действовать иначе. Да, если брать статистику - количество встреч с ближневосточными лидерами, количество сделанных в связи с происходящими там событиями официальных заявлений и даже - темы сообщений американского президента в его «новом Госдепартаменте» - твиттер-аккаунте, Ближний Восток остается в центре внимания. Но если выбирать между тактическими реакциями и реализацией стратегии - приоритет во внешней политике Трампа, безусловно, принадлежит Китаю, Южной и Юго-Восточной Азии.

Тем более, что уже давно там проснулся еще один региональный гигант - Индия, естественный конкурент Китая, обреченный, другого слова не подобрать, на противоборство с Пекином. И в экономике, и в военно-политической сфере. Причем именно во второй, в военно-политической сфере Нью-Дели наиболее активна, поскольку в экономическом соревновании с Китаем, в экспансии на внешние рынки, в деле включения в орбиту своего влияния все новых и новых стран Индия откровенно проигрывает.

в экономической борьбе Нью-Дели проигрывает

Но здесь перед Нью-Дели встает новая проблема. Огромный военный бюджет - Индия пятый год подряд увеличивает военные расходы и занимает четвертое место в рейтинге SIPRI с показателем в 66,5 миллиарда долларов - и модернизация вооруженных сил, насыщение сухопутных войск новейшими видами вооружения, развитие ракетной составляющей и рост военно-морского флота - это, разумеется, впечатляет. Но военная культура, умение грамотно распорядиться своей мощью все еще остаются узким местом Нью-Дели и верховного командования страны.

Сложная социально-политическая обстановка внутри страны, межнациональная и межконфессиональная напряженность, архаичность общественных отношений, ожесточенная конкуренция политических кланов - все это не добавляет Индии устойчивости. Обычная, в общем-то, ситуация для этой страны - внешний блеск и зияющий провал в области тыла.

И, разумеется, стремительно растущие амбиции. Страна с ежегодным ростом ВВП на 7%, с такими темпами роста населения, что к 2027 году по его количеству она превзойдет КНР, причем это население в среднем будет на 10 лет моложе китайцев - просто не потерпит, чтобы в регионе был равный ей конкурент. А уж тем более - чтобы в регионе появился кто-то, кто обладал бы большим влиянием в Южной Азии.

И прежде всего - и в Индийском океане, который Нью-Дели считает зоной исключительно своего влияния. Заявка, конечно, весьма амбициозная, но может ли быть иначе? Индийский океан сегодня - это две трети мировых поставок нефти, треть навалочных грузов (руда, рудные концентраты, удобрения, зерно и тому подобное)  - и половина всех трансокеанских контейнерных перевозок.

Плюс - активность Китая, уже начавшего в рамках инициативы «Пояс и путь» буквально «под носом» у Индии осваивать Сейшелы, Мальдивы, Маврикий, Шри-Ланку. Все это действует на Нью-Дели самым возбуждающим образом, все это воспринимается как покушение на концепции «Индийский океан для Индии» и тому подобные геополитические построения. Но в одиночку, лицом к лицу с Китаем - индийская сторона имеет не так уж много шансов. И даже не в военном плане - в финансово-экономическом. На каждый доллар, предлагаемый Нью-Дели тем же Сейшелам, Пекин отвечает десятью - тут уж не до честной конкуренции.

В Индии сжигают китайские плакаты

Вполне логично поэтому, что Индия стремится примкнуть к антикитайской коалиции, которую постепенно формирует в Юго-Восточной Азии Вашингтон. США, Япония, Южная Корея, Австралия, Сингапур и еще ряд стран уже стремительно движутся в сторону создания нового военно-политического блока для противостояния «экспансии Китая». Индия не хочет остаться в стороне, а потому выступила с концепцией «Индо-Тихоокеанский регион», в котором естественно бы соединялись и часть Ближнего Востока, и Южная, и Юго-Восточная Азия.

Вашингтон это достижение индийской геополитической мысли горячо приветствовал. С не меньшим одобрением данную концепцию восприняли и в государствах-участниках антикитайского альянса Юго-Восточной Азии. Но вот дальше начались - и продолжаются до сих пор - неизбежные в таких случаях сложности. Связанные с определением статуса нового союзника, границ его лояльности и готовности «играть в команде». Причем правила этой игры определяет, кто бы сомневался, Вашингтон.

Сначала в американо-индийских отношениях возникла напряженность в результате закупки Индией российских ракетных систем С-400. Затем - конфликт из-за тарифов, которые для Трампа являются некоей «священной коровой». Американцы отменили льготный режим, благодаря которому индусы ежегодно отправляли в США без всякой пошлины товаров более чем на 5 миллиардов долларов. В Нью-Дели ответили на это повышением собственных тарифов для американских товаров.

встреча Трампа и Имрана Хана обеспокоила Индию, но...

И вот теперь - достаточно успешное начало американо-пакистанского диалога. Это само по себе для Индии крайне неприятно, а уж поскольку вопрос касается урегулирования в Афганистане, где у Нью-Дели есть собственный и немалый интерес, то неприятно вдвойне, если не больше.

Впрочем, судя по всему - это временные трудности американо-индийского партнерства. Главная его цель - «сдерживание» Китая, перевешивает все шероховатости, недопонимания и взаимные претензии, существующие между Вашингтоном и Нью-Дели. Нынешнее руководство Индии считает свою страну будущей сверхдержавой и требует от США соответствующего к себе отношения. По всей видимости, у американцев хватит прагматизма для того, чтобы поддерживать иллюзию отношения Вашингтона к Нью-Дели как к равному партнеру.

Американо-индийскому альянсу против Китая - быть. А вот какие конкретные формы примет его деятельность - миру предстоит узнать в ближайшие годы.

5011 просмотров