В Багдаде неспокойно: к чему приведет «иракская мясорубка»?

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Премьер-министр Ирака Адель Абдул Махди заявил, что он готов уйти в отставку со своего поста.

До трехсот убитых и около шести тысяч раненых - так выглядит итог «иракской мясорубки», жестокого подавления народных протестов в октябре. Багдад, Наджаф, Кербела, Басра - кровь пролилась везде, и теперь она взывает к отмщению.

Адель Абдул Махди оказался заложником обстоятельств и клики ястребов в руководстве страны - но именно ему нести ответственность за произошедшее.

Адель Абдул Махди оказался заложником

И потому он готов уйти в отставку, пусть и с рядом предварительных условий, из которых два представляются принципиально важными. Во-первых, проведение досрочных выборов в парламент страны, причем они должны проходить под контролем ООН, а их организацией должна заниматься совершенно новая по составу Центральная избирательная комиссия. Во-вторых, лидеры самых крупных парламентских фракций - Муктада ас-Садр и Хади аль-Амири - должны заключить между собой соглашение о формировании в самые короткие сроки нового правительства страны.

Как и в Ливане, перед нами во всей своей «красе» оглушительный провал правящего класса Ирака, в течение последних пятнадцати лет неумеренной жадностью, амбициями и вопиющей некомпетентностью загонявшего страну в тупик. Который, вдобавок, обернулся еще и кровавым хаосом. Отставка Аделя Махди - дело, по сути уже решенное, вопрос только в том, что она изменит в складывающейся ситуации.

неумеренная жадность, амбиции правящего класса привели к кровавому хаосу

Как ни парадоксально это прозвучит, но Ирак переживает сейчас ренессанс - социальное и культурное возрождение, рост иракского национализма и консолидации нации в единое целое, в котором конфессиональным и этническим разногласиям остается минимум места. Под пулями сил безопасности сунниты и шииты, представители разных племен и кланов стоят плечом к плечу, а раненых и убитых уносят с поля протеста вместе.

Еще недавно - в период двух гражданских войн после американской оккупации и в войне с ИГИЛ - все было чуть по-иному, различия имели порой принципиальное значение, но теперь времена изменились. «Мы прежде всего иракцы, мы хотим жить в нормальной стране и хотим достойного будущего для наших детей» - вот что вынес народ после полутора лет войн и испытаний.

«Мы иракцы, мы хотим жить в нормальной стране»

Трагедия заключается в том, что ни политическая, ни экономическая система страны к этому подъему иракского национализма и гражданского самосознания не просто оказались неготовым - в существующих системах координат правящего класса и политических элит народ присутствует только как безликая масса. Единственное право которой - изображать массовку на выборах и различных политических шоу вроде «приезд парламентария в родную мухафазу и народный восторг в связи с этим историческим событием».

И изменить эту систему в рамках существующего режима просто невозможно, поскольку нужно разрушать те ее «скрепы», на которых покоится благополучие правящего класса. Закрепление мест во власти между несколькими партиями, коррупция, раздутый государственный сектор, засилье «силовиков», все сильнее стремящихся подмять под себя целые сектора экономики по египетскому варианту, разрушенная коммунальная инфраструктура и уничтоженная система образования, которая лишает молодежь шансов стать конкурентоспособной на рынке труда - это только короткий перечень проблем Ирака.

Другая сложность заключается в том, что любая попытка реформирования встретит столь же ожесточенный внутренний протест. Поскольку резать придется в буквальном смысле по-живому: сокращать государственные выплаты и пособия, отменять субсидии на газ, продукты питания и электричество, развивать частный сектор, провоцируя тем самым рост неравенства, пускать иностранцев к иракским активам, набирать кредитов. И все это при крайне неблагоприятной внешней обстановке - активизация подполья ИГИЛ, крайнее раздражение происходящим в Тегеране, и т.д и т.п.

Не нужно забывать и о том, что уродливая система, которую нынешний правящий класс выстраивал под себя, вполне его устраивает. Прокурдским, проиранским и просуннитским группировкам в правящей элите сильный Багдад совершенно не нужен. И это неразрешимая дилемма, порождающая в верхах панический страх перед любыми реформами: «только начни что-то менять - все начнет сыпаться, лучше уж так, как сейчас, скрипим понемногу - и слава Всевышнему». Именно этот страх, как представляется, и стал причиной того, что правительство уступило «силовикам». И согласилось с их требованием жестко давить протесты тогда, когда еще можно было договариваться.

несколько дней назад Муктада ас-Садр вернулся из Ирана

Итак, Адель Абдул Махди уйдет, а формировать правительство будут объединения Муктады ас-Садра и Хади аль-Амири. Принесет ли это успокоение Ираку, послужит ли это прогрессу страны? Сильно сомневаюсь. Всего пару суток назад Муктада ас-Садр вернулся в город Наджаф из Ирана - и тут же встал на сторону протестующих. Как минимум можно с уверенностью утверждать, что «добро» в Тегеране на приход к власти он уже получил.

лидер проиранского шиитского ополчения Хади аль-Амири

А это, в свою очередь, вполне может означать переход власти в Ираке из рук умеренных политиков в руки радикальных шиитов, лидеров их вооруженных группировок и популистов с громкими лозунгами. В итоге новое правительство, сформированное этими персонажами, окажется или таким же малодееспособным, как правительство Аделя Абдул Махди, то есть будет точно так же грабить ресурсы страны, но под прикрытием популистских речей. Или же окажется радикально-шиитским без всякого красивого фасада. Что в первом, что во втором случае перспективы не радуют.

4043 просмотров