Трамп играет в ромашку, а Путин занимает новые рынки наш комментарий

Эльнур Мамедов, отдел экономики

Глобальная нефтяная индустрия - высокодоходный сектор, сильно привязанный к геополитическим катаклизмам. Долгие годы Вашингтон был единственным игроком, способным значительно влиять на мировой энергетический рынок. Военная и экономическая мощь позволили Риму нового тысячелетия установить контроль за развитием событий на Ближнем Востоке и других проблемных регионах планеты. Но в последние годы позиции США на глобальном нефтяном рынке ослабевают, их все больше теснят Россия и Китай.

Это видно и из того, что сегодня США, как подсчитала доцент кафедры экономики РЭУ имени Плеханова Ольга Лебединская, наложили санкции на треть мировых запасов нефти и пятую часть добычи, которая приходится на Иран, Венесуэлу и Россию. Мировые запасы нефти составляют 1,66 трлн баррелей, из них в Венесуэле находится 298,4 млрд, в Иране – 157,8 млрд, в России – 80 млрд баррелей. Легко подсчитать, что доля запасов нефтяных ресурсов в этих странах составит почти 33% общемировых запасов нефти. Эти же три страны в 2015 году обеспечивали 21,75% суточной добычи в мире. Но активность США на политической арене привела к тому, что пятая часть добычи нефти также оказалась под санкциями. Больше всего от санкций пострадала Венесуэла: ее суточная добыча сократилась в 3,3 раза до 0,75 млн баррелей. В меньшей степени пострадал Иран, сократив добычу до 2,1 млн баррелей. И лишь России удалось нарастить производство – до 10,7 млн баррелей в сутки, чему способствовали масштабные инвестиции прошлых лет, значительные налоговые льготы для нефтяных компаний и девальвация рубля. Но параллельно и США расширили свои рынки сбыта, добывая на 9,8% в сутки больше, чем Россия. И если раньше около 95% американской нефти выкупала Канада, то сейчас 25% сырья идет в Европу. Внешне, тем более под аккомпанемент твиттеров президента США Дональда Трампа, кажется, что Вашингтон добивается поставленной цели, сбив цены на нефть и расширив свой рынок сбыта.

Но слишком уж много грубых ошибок допустил Белый Дом в своей внешней политике. Эти ошибки Вашингтона создали вакуум власти для других участников, чем удачно пользуется Москва. Благодаря сочетанию дипломатии и энергетической политики Москва становится силой, с которой уже приходится считаться в нескольких регионах. Так, она уже превратилась в важное влиятельное лицо на Ближнем Востоке. Более того, Москва сейчас строит глобальные планы, ярким подтверждением таких амбиций является первый в истории российско-африканский саммит. Российская нефтянка укрепляет позиции и в Венесуэле, прямо под носом у США.

Да, от российских поставок нефти зависят много стран и регионов. И прежде всего такие экономические гиганты, как Евросоюз и Китай, импортирующие огромные объемы сырья из России. Они могут себе позволить не обращать внимания на санкции США. Таким образом, не совсем просчитанная политика Вашингтона привела к тому, что снижение добычи в Иране и Венесуэле вызвало увеличение спроса на российскую нефть. К тому же ажиотажный спрос на российское сырье, вызванный американскими санкциями, наблюдается не только в Европе и Китае, но и в самих США.

И дело не только в снижении поставок из Ирана и Венесуэлы, но и в том, что остальные экспортеры, выполняя соглашение ОПЕК+, сократили в первую очередь добычу тяжелых сортов, чтобы сохранить экспорт более дорогой легкой нефти. И на мировом рынке возник острейший дефицит тяжелой сернистой нефти. Поэтому европейские НПЗ, ориентированные на переработку тяжелых сортов, выстроились в очередь за российской высокосернистой Urals. Но главными пострадавшими от нефтяных санкций Трампа стали, пожалуй, американские нефтепереработчики. Перед нефтеперерабатывающими заводами Мексиканского залива и Восточного побережья США, спроектированными под переработку тяжелой сернистой нефти, замаячила перспектива остановки. И крупнейшие американские компании — Citgo Petroleum, Valero Energy, Chevron – поспешили наращивать закупки российского сырья до рекордных объемов.

Как видно, нефтяная политика Вашингтона оказалась половинчатой. С одной стороны, она действительно углубила и без того опасный кризис нефтяной сферы и экономики в целом в таких странах, как Иран и Венесуэла, чего добивались США. Но, с другой стороны, эта же политика, хотя и создала некоторые проблемы в добыче углеводородов в России, но в целом еще более укрепила ее глобальные энергетические да, пожалуй, и геополитические позиции.

В принципе это и соответствует сложившейся картине, когда Трамп с одной стороны вводит все новые санкции против России, а с другой – говорит о желании дружить с Москвой. И вот пока он играет в такую своеобразную политическую ромашку, президент России Владимир Путин тихо и спокойно занимает все новые ниши на рынке. В том числе и те, в которых до этого доминировали США. А если учесть, что это продолжается уже не первый год, то можно делать и кое-какие выводы…

4619 просмотров