Как Украине получить мир, не капитулировав? все еще актуально, взгляд из Киева

Леонид Швец, автор haqqin.az

Чем ближе встреча лидеров «нормандской четверки», президентов Франции, России и Украины и канцлера ФРГ, тем больше вопросов к Владимиру Зеленскому. Почему он вдруг посчитал, что ему удастся уладить войну на Донбассе, в то время как это не получилось у его куда более опытного предшественника, да еще с профильным дипломатическим образованием - Петра Порошенко?

накануне встречи нормандской четверки

Другая сторона того же вопроса: на что рассчитывает «зеленый» Зеленский, вступая в психологический поединок с Путиным, за плечами которого двадцать лет на вершине власти? Сможет ли он не поддаться неким специальным чарам российского президента и не поступиться национальными интересами?

Петр Порошенко с тезисом, что Владимир Зеленский, совершенно несерьезный кандидат, – просто мечта Кремля и залог грядущего поражения Украины, сокрушительно проиграл президентскую кампанию. Запрос в украинском обществе на окончание войны весьма высок, и надежды на новое руководство страны большие. Основания для оптимистичных ожиданий есть, и они в значительной степени подогреваются самим Кремлем.

7 сентября состоялся первый с декабря 2017 года обмен с Россией удерживаемыми лицами. По формуле «35 на 35» в Украину вернулись моряки, захваченные при попытке пройти через Керченский пролив, и политические заключенные, среди которых был крымский режиссер Олег Сенцов. Во второй половине президентского срока Порошенко было прекращено какое-либо движение и на дипломатическом фронте. Последняя встреча руководителей Германии, Франции, России и Украины, тот самый «нормандский формат», прошла в октябре 2015 года, а общий телефонный разговор – в августе 2017 года. По мере приближения президентских выборов в Украине риторика Порошенко ужесточалась, и Москва выбрала линию ждать нового президента, оставив всякие попытки иметь дело с уходящим.

Порошенко свою партию проиграл и... ушел

После избрания Зеленского состоялось несколько бесед украинского президента с Владимиром Путиным по телефону, а сейчас идет активная подготовка к новой встрече в «нормандском формате», произошла видимая частичная разморозка отношений.

В рамках подготовки к четырехсторонней встрече были предприняты и другие шаги, призванные засвидетельствовать добрую волю сторон. В частности, Украина подтвердила свою готовность работать по так называемой «формуле Штайнмайера». Как участник нормандского формата от Германии, министр Франк-Вальтер Штайнмайер, который теперь занимает пост президента ФРГ, предложил увязать политическое урегулирование с военным и зафиксировать передачу украино-российской границы на нынешней оккупированной территории под контроль украинской стороны сразу после объявления результатов местных выборов. Киев получал бы политических представителей местного населения для прямых контактов и дальнейшего налаживания совместной жизни на бывших оккупированных территориях (с представителями сепаратистов как российскими марионетками в Киеве говорить отказываются), и восстанавливал бы суверенитет в рамках международно признанных границ с Россией на востоке страны.

неизменная формула Штайнмайера

Перспектива воплощения «формулы» в ситуации, когда каждые день идут обстрелы, выглядит совершенно фантастической, как и проведение «демократических выборов по международным стандартам и украинскому законодательству» в неподконтрольных Украине районах, и потому согласиться на нее было несложно. Но когда стало известно, что переговорная группа в Минске подтвердила приверженность «формуле Штайнмайера», в Киеве прошли масштабные акции протеста, в которых приняли участие ветераны войны на Донбассе. Когда на фронте в рамках предварительных договоренностей была предпринята попытка отведения боевых частей от линии размежевания, этому пытались противодействовать бывшие бойцы добровольческих подразделений. Иными словами, за любыми шагами Зеленского на российском направлении с большим сомнением и подозрением наблюдает патриотическая общественность, которая не спустит ему ошибок и малейших признаков капитуляции.

Известно желание Кремля, чтобы ныне оккупированные районы Донбасса вошли в состав Украины на правах автономии, которая позволяла бы ветировать внешнеполитический курс страны на евроинтеграцию и вхождение в НАТО, - это российская программа-максимум. Так же очевидно, что Украина ни за что не согласится на такие условия. Но Зеленский унаследовал от предшественника Минские соглашения и «нормандский формат», потому попытку если не вернуть Донбасс, то хотя бы найти способ прекратить там стрельбу, возобновив переговорный процесс из точки имеющихся договоренностей, он предпримет, в надежде вынудить Россию на некую программу-минимум. Все-таки содержание «ДНР» и «ЛНР» обходится Кремлю недешево, как и санкционный режим, у Путина есть заинтересованность в его смягчении, что позволяет предположить существование поля взаимовыгодных договоренностей, без потери лица. Во всяком случае запасной вариант заморозки ситуации «до лучших времен» всегда остается у сторон под рукой.

Донбасс, как российская программа-максимум

Между тем одну слабую сторону Москва у Киева уже выявила. Опасаясь срыва обмена удерживаемыми лицами, украинские власти заметно снизили антироссийскую риторику. В период, когда Зеленский уже исполнял президентские обязанности, а правительство было еще старым, произошел конфликт: украинский МИД выдал ноту по поводу противоправных действий России, не согласовав ее текст с президентским офисом. Это сразу осложнило работу по обмену пленными и вызвало большое недовольство Зеленского, делавшего большую ставку на обмен. Теперь, когда российская сторона понимает, насколько для украинского президента важна встреча в «нормандском формате», оттуда звучат схожие требования, с угрозами отменить встречу, если что, и пока на Банковой идут на то, чтобы лишний раз не злить Кремль. Многим в Украине эта уступчивость не нравится. Но она и быстро закончится, если окажется, что Россия не готова ничего существенного предложить для урегулирования на востоке Украины.

При всем колоссальном преимуществе в опыте Путина над Зеленским, у украинского президента есть то, чего никогда уже не будет у российского: Зеленский о будущем, об изменениях, Путин же укоренен в прошлом и символизирует неизменность. Это в значительной степени компенсирует разницу в лидерском масштабе и позволяет предположить разговор на равных. Чего нельзя спрогнозировать, насколько он окажется продуктивным. При этом у Зеленского существуют дома серьезные сдерживающие обстоятельства, которые ему не дают пойти насколько угодно далеко. Путина сдержать может лишь Путин.

3194 просмотров