Ильхам Алиев один в схватке побеждает наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Ильхам Алиев стоит в фарватере идеологического сопротивления мировому армянству. Нелегкая, историческая, судьбоносная миссия президента Азербайджана определила международную политическую повестку накануне 75-летия победы над фашизмом – избранной российским лидером Владимиром Путиным в постельцинскую эпоху в условиях преобразованного миропорядка идейно-концептуальной платформы возрождения новой политической роли России в свете исторических побед. Ведь своим смелым и неожиданным для многих лидеров СНГ выступлением в Ашхабаде И.Алиев не только привлек внимание лидеров евразийского пространства к проблеме канонизации в Армении нацистского преступника Гарегина Нжде. Отнюдь, Нжде – не обычный каратель наемного армянского легиона нацистского вермахта, а неоязыческий культ мирового армянства и армянского государственного образования, ярко выраженный образ армянского завоевателя, воплощающий современную милитаристскую политику официального Еревана. Нжде – олицетворение армянского политического оккультизма.

Ильхам Алиев наступает на Нжде

И.Алиев развернул целую идеологическую кампанию, развенчивая культ Нжде, воплощающий мизантропию, насилие, жестокость и предательство. Обратите внимание, перед наступлением освободительной армии Европы – советских войск на Болгарию, слывшей в нацистские времена германской резидентурой армянских неонацистов, большинство приспешников гитлеризма из числа армянской агентуры спешно покидает Софию. В резидентуре остается лишь Нжде. С пламенной надеждой присягнуть новой метрополии, которая непременно развяжет войну против Турции. Кровавого убийцу не покидает предвкушение новой коварной игры: он идет к советской армии с распростертыми объятиями, убеждая вовлечь армянский легион к войне с историческим противником армянства.

О позорной странице службе нацистам Нжде легкомысленно забывает, это уже не важно, это в прошлом, это было сиюминутно и всего лишь неоправданное временем средство для достижения целей Цегакрона. Наисквернейший портрет искариота. Грязная икона дьявола. И вот мощи этой скверны почти обожествляются в Армении, а его политическое кредо – ренегатство и вероотступничество, становится реликвией для нового политического класса. Какая-то антиутопия. И Вазген Манукян, и Кочарян, и Саргсян, и Пашинян… Все эти новоиспеченные спарапеты, соорудив в лице кровожадного Нжде дьявольский алтарь, провозглашают антиценности миропониманием современного армянского государства и общества. Нжде – не разбойник Амазасп и не комбатант Дро, Нжде – идеологема постсоветской армянской системы.

Нжде - как армянская идеологема

Признаем, Ильхам Алиев остался один, лицом к лицу в борьбе с этим главным атрибутом армянской идеологической системы. Почему-то лица, ответственные в Азербайджане за политическую и идеологическую работу, не заметили столь важной трансформации идеологической системы в Армении. Хотя канонизация Нжде началась не сегодня, и не вчера. Однако президент принял удар на себя. Порой, мне кажется, что один Ильхам Алиев заменяет целую политическую команду. Но так быть не должно, априори, по определению. Или я ошибаюсь?

В присутствии всех президентов СНГ И.Алиев раскрыл истинный политический портрет кумира современной политической элиты Армении. Пашинян попытался возразить. Однако на научно обоснованные и аналитически выверенные доводы президента Азербайджана Пашинян ответил неудачной аллегорией. Косноязычный премьер с писклявым голосом отвлек президентов от трагедии, напомнив о гайдаевской комедии «Кавказская пленница». Дальше – больше. Пашинян взял на себя смелость поставить в один ряд узников ГУЛАГ-а, в частности, саму «совесть русской нации» Солженицына, с пещерным и убогим командиром кавказского аула, ставшего на службу нацистам.

Пашинян ошибается, оскверняет историческую память русского народа, ибо проводит параллель между нацистским преступником и советским героем Баграмяном. Однако в этом Пашинян разоблачает не одного себя, а всю идеологическую систему Армении. Обратите внимание, буквально накануне Пашинян, отвечая на вопрос российского журналиста Станислава Смагина о необходимости пересмотра места и роли Нжде в национальном сознании армянства, открыто заявляет – для армян и Баграмян, и Нжде представляют историческую значимость, ибо оба в 1918 году воевали и убивали турок. То есть Баграмян представляет ценность для Армении не потому, что воевал против Гитлера и сражался за СССР, а потому что убивал турок. Как политик может озвучивать столь кощунственные для цивилизованного человека мысли? Таким образом, Пашинян подтверждает устоявшуюся оценку возвеличивания нацистских ценностей. Убивали? Значит, великие!

"Кавказская пленница" Пашиняна

Но при этом Пашинян сильно взволнован актуализацией вопроса Нжде в умонастроениях российского общества: «Мы раньше не сталкивались с вопросом Нжде в российско-армянских отношениях, думали, что он интересен только Азербайджану и удивились его актуализации в России». И не только в России, но и во всем мире. Ведь несколько дней назад И.Алиев обратился с воззванием ко всем еврейским общинам мира, призывая наследников жертв гитлеризма задуматься над реанимацией нацистских преступников в Ереване. «В Армении есть антисемитизм», - последовала жесткая реакция одного из лидеров мирового еврейства, соучредителя и заместителя председателя Центра Симона Визенталя, еврейского религиозного деятеля раввина Абрахама Купера. Главой центра является легендарный раввин Хиер, посвятивший всю свою жизнь изучению Холокоста и борьбе с нацистскими преступниками.

Раввин с глубоким сожалением озвучил трагическую реальность, осудив сооружение памятника «сообщнику нацизма» (цитата самого Купера) Нжде.

Заговорил о фашизме армянского национального героя и известный британский исследователь и политолог Томас де Ваал. «Цекагрон Нжде – это подлинно фашистская организация», - резюмирует всемирно известный исследователь.

Купер солидарен с Алиевым

Вопиющий глас Ильхама Алиева не остался не услышанным. Несколько лет назад, еще задолго до установления памятника в Ереване,  в Краснодарском крае, в Армавире «Союзом армян России» на территории храма Армянской апостольской церкви поставили памятную доску Нжде. Что вызвало бурю возмущения российской общественности и оставшихся в живых ветеранов священной Отечественной войны и их семей. Неоднократные требования и попытки демонтировать доску были встречены в штыки армянским духовенством. Священнослужители в отстаивании памяти нацистского преступника пошли еще дальше, забыв о христианских заповедях и христианской морали, озвучив идеологическую фабулу политиков: Нжде – основоположник цехакронизма, его заслуги в защите армянской идентичности безграничны, пусть и насильственным путем! А как же заповеди Христа?! И один из местных депутатов Алексей Виноградов совершил отчаянный поступок.

и Томас де Ваал назвал Нжде фашистом

Возмущенный оскорблением чувств русского народа Виноградов вошел на территорию храма и замазал доску черной краской. Отчаянный, но отважный поступок Виноградова поддержало все российское общество. Нашлись и несогласные, но только лишь в среде «пятой колонны». Раздался лепет скандального Затулина: «Нжде – это внутриармянский вопрос». В своей профессиональной страсти служить армянству депутат Госдумы зашел так далеко, что записал и Армавир с родным Краснодаром в состав Армении.

и Виноградов отчаянно бросается в бой

Итак, Ильхам Алиев своим дипломатическим успехом добился самого важного – героизация нацистского преступника и кровавого убийцы Нжде привлекла внимание международного сообщества. Нжде – это не индивидуальное проявление забытого историей политического персонажа, а догматизм экспансионистского государства. Привязав к своей идейно-ценностной системе исторического преступника, Армения встала в ряд государств, проповедующих политический террор, территориальную экспансию и уничтожение целых народов…

14751 просмотров