К трагедии на Лубянке: щит треснул, а меч затупился? субботнее чтиво

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

В результате нападения на штаб-квартиру ФСБ на Лубянке вечером 19 декабря в Москве погибли два сотрудника российских спецслужб. Человек, устроивший стрельбу, был убит спецназом.

Случай, действительно, что называется – «из ряда вон». В момент, когда в Кремле проходил праздничный концерт в честь Дня работника органов безопасности России, который отмечается 20 декабря, на котором присутствовал президент Владимир Путин, незадолго до этого дававший большую ежегодную пресс-конференцию – в самом центре Москвы, у штаб-квартиры главной российской спецслужбы вспыхнула стрельба. Которая продолжалась сорок минут, почти час.

Реакция «прогрессивной общественности» на произошедшее была практически единодушной.

Что же, как это принято у haqqin.az – попробуем по горячим следам разобраться, отставив в сторону предвзятость и эмоции, с «холодной головой», как завещал в свое время создатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский.

Итак, что же, по большому счету, произошло вечером 19 декабря возле здания общественной приемной ФСБ в Москве? Ответ однозначен: практическое воплощение главного кошмара для любой спецслужбы – атака психопата-одиночки.

Личность напавшего на штаб-квартиру ФСБ установили довольно быстро: при себе у него оказались паспорт и документы на оружие. Дома у него обнаружили еще три карабина и помповое ружье (все зарегистрированы). На данный момент известно, что Евгений Манюров работал охранником в различных ЧОПах и несколько месяцев назад был в очередной раз уволен. В 2014 году пытался заняться бизнесом: в декабре он зарегистрировался как индивидуальный предприниматель в родном Подольске. Основным видом деятельности были заявлены услуги в области права. Но дело, видимо, не пошло, и уже в апреле 2015 года ИП было ликвидировано.

38 лет, воспитывался без отца, жил с матерью, не женат, без стабильных доходов, проблемы с социальной адаптацией и два увлечения – стрельба и монархизм.

Следователи установили, что три месяца назад Евгений Манюров записался в Московский городской стрелково-спортивный клуб ДОСААФ на Поклонной горе. Последний раз участвовал в соревнованиях по практической стрельбе 27–28 ноября 2019 года. В категории PCC (карабин пистолетного типа) занял третье место - правда, и участников в стрельбе по мишеням было всего трое. При этом победитель затратил на стрельбу всего 206 секунд, а второй участник уложился в 233. А вот Евгению Манюрову для прохождения дистанции потребовалась 541 секунда. Более того, в общем зачете во всех трех категориях среди 23 участников «кошмар Лубянки» также показал худший результат. Оно, видимо, и к лучшему - дилетантом в стрельбе не был, но и до снайпера ему было крайне далеко. В противном случае количество жертв вечером 19 декабря могло быть намного больше.

При этом в каких-либо экстремистских организациях не состоял, увлекался только идеями монархизма. У него дома нашли множество книг на эту тему, а исследование его компьютера показало, что он, выражаясь казенным языком, «часто посещал сайты соответствующего направления».

Итак. Неудачник, не сумевший найти своего места в жизни и удержаться надолго на месте работы, в 38 лет живущий с матерью, пытающийся компенсировать свою неполноценность занятиями по стрельбе, да и здесь не слишком преуспевший – еще и с головой, набитой монархическим бредом. К тому же, по словам его матери, «ненавидел кагэбэшников», видимо, из-за того, что они последнего российского императора расстреляли. Готовый кандидат для устройства если и не масштабного, то вполне резонансного публичного преступления.

Причем, спланированного и подготовленного, на это ему мозгов вполне хватило. Сначала он попытался проникнуть в приемную ФСБ на Кузнецком мосту – не получилось. После этого ринулся в сторону штаб-квартиры чекистов, Лубянка, 2. Для этого ему требовалось пересечь забитую машинами площадь, на разных сторонах которой дежурили двое сотрудников ДПС (на самом деле, не открою большой тайны – служащие спецкомендатуры ФСБ). Одного из них, судя по всему, Евгений Манюров застрелил сразу. Находившийся на противоположной стороне улице чекист был тяжело ранен, и сейчас врачи борются за его жизнь.

После этого укрывшийся за колоннами прямо напротив здания ФСБ «стрелок на букву м» открыл прицельный огонь по пытавшимся его нейтрализовать чекистам. Там и был ранен второй сотрудник ФСБ, скончавшийся в больнице. Еще пять человек, в том числе одно гражданское лицо, получили ранения различной степени тяжести и сейчас находятся в больницах. Самого Манюрова примерно через сорок минут с момента открытия им огня ликвидировал снайпер. При нем оказались, помимо документов, карабин «Сайга-9» (пистолетный калибр) с полным магазином, травматический пистолет «Оса» и нож.

Ответ на главный вопрос – можно ли было предотвратить это нападение – совершенно однозначен: нет. Поскольку вопрос здесь не в профессионализме соответствующих служб, а в личности нападавшего. Действия психопата-одиночки, готовившегося к своему «сольному выступлению» втайне от всех, не удалось просчитать пока ни одной спецслужбе. Это надо к каждому дому, каждому фонарному столбу поставить рамку металлоискателя, полицейского, охранника и всех контролировать на этих рамках. Это нужно к каждому неудачнику - у которого жизнь не складывается, постоянной работы нет, ни любимого человека, ни детей, сидящего в интернете на сайтах с бредовым содержанием – на специальный учет ставить и контролировать. Да и то не панацея – никакие металлодетекторы и камеры слежения , никакая агентурная сеть на сто процентов предотвратить одиночные вылазки таких «стрелков на букву м» не смогут.

А потому и вал обвинений ФСБ в том, что «щит с трещиной и меч затупился», что чекисты проявили «вопиющий непрофессионализм» - не слишком обоснованы и являются результатом перехлестывающих эмоций и политической ангажированности. В этой спецслужбе, как и в любой другой – не ангелы и рыцари без страха и упрека, ошибок и провалов в работе достаточно, но все же…

В произошедшей 19 декабря трагедии на Лубянке, напомню, пострадал только один гражданский, отделавшийся легким ранением. Основной удар приняли на себя сотрудники силовых структур, те, кому это положено по работе и по присяге. Будем помнить об этом обстоятельстве.

10574 просмотров