Михаил Гусман: «Власть должна позволять критику» из цикла «беседы с Гусманом»; все еще актуально

Беседовал Эйнулла Фатуллаев

Мне особенно запомнились две очень живые беседы Михаила Гусмана с королем Иордании Абдаллой Вторым. Сын великого государственного деятеля - короля Хусейна продолжил тонкую, выверенную политику отца, укрепив образ страны как островка стабильного процветания в горящем арабском регионе. Ведь и в нынешнем столетии на долю короля Абдаллы, как и Хусейна в 70-х годах прошлого века, выпало судьбоносное испытание спасти маленькую, но процветающую страну в сложнейшем, раздираемом новой геополитической войной противоречивом треугольнике. На севере Иордания граничит с Сирией и Ираком, на востоке -  Саудовская Аравияй, на юге - Палестина и Израиль… Лишь политическое мастерство, гений государственника и искусство дипломата смогли уберечь страну в этом кипящем котле.

Аллах уберег Азербайджан и наш регион от жестокой кровопролитной войны. Однако и наш раздираемый геополитическими противоречиями регион перманентно бывает охвачен пожаром цветных революций и пока еще локальных гибридных войн. Лишь политический гений Гейдара Алиева и его величайший опыт советского государственника уберегли вовлеченный в трагическую войну с Арменией, зажатый в геополитические тиски ельцинской России и воинственно настроенного Ирана, разрываемый гражданской войной Азербайджан. Сложно пришлось и преемнику Гейдара Алиева – нынешнему президенту Ильхаму Алиеву, ибо в период его правления взрывоопасная международная обстановка больше всего проявляла себя в стратегии изоляции Ирана. Ильхаму Алиеву удалось сохранить и приумножить завоевания своего отца, защитив азербайджанский островок стабильности от разрушительных процессов в регионе.

Вот почему, рассуждая о нависших над Азербайджаном опасностях, мы часто обращаемся к опыту Иордании и излюбленного собеседника Михаила Гусмана – короля Иордании Абдаллы Второго.

Haqqin.az представляет третью и, надеемся, не последнюю часть беседы с известным российским журналистом, первым заместителем гендиректора ТАСС Михаилом Соломоновичем Гусманом накануне его 70-летия.

Ссылки на предыдущие части цикла: 1) https://haqqin.az/oldage/167877 2) https://haqqin.az/analytics/167928

- Недавно, общаясь с западными аналитиками, мы пришли к общему знаменателю, что современное положение, место и роль Азербайджана в системе региональной безопасности и мировой политики очень напоминают положение и роль Иордании на Ближнем Востоке. Своеобразная кавказская Иордания в свете современных вызовов, геополитических рисков и угроз. Насколько уместна эта параллель?

- Согласен, есть много аналогий. Никогда об этом не говорил, вам первому рассказываю. В свое время я назвал короля Абдаллу лидером современного суннитского политического мира. И с уверенностью могу назвать Ильхама Алиева лидером современного шиитского политического мира. Под словами «цивилизационный мир» я подразумеваю соответствие религиозному происхождению, историческим корням, мироощущению… Сила Ильхама Алиева заключается в том, что, будучи человеком своего времени, своей истории, своей страны, преданным своим национальным и культурным корням, он является суперсовременным лидером. Ильхам Алиев – политик с совершенным пониманием мировых процессов. К тому же, он связан с религией своего народа. Неоднократно совершал хадж.

- Если я не ошибаюсь, три года назад и умру совершил…

- Насколько я его знаю, назвать его запредельно религиозным человеком не могу. Но при этом он предан своей религии.

- Кстати, и король Абдалла не запредельно религиозен.

- Вот это я и имею в виду. Религия – это состояние души. Но в современном многоконфессиональном мире религия не должна сужать рамки для деятельности политика. Если политик ставит во главу угла свои религиозные чувства, то ограничивает себя в наборе политических инструментов. Сила политики современного Азербайджана в ее многовекторности и открытости на разные азимуты. С чем-то мы согласны, с чем-то не согласны, с кем-то спорим, с кем-то соглашаемся, с кем-то дружим, с кем-то дискутируем… Азербайджан – страна, открытая к диалогу, и в современном мире это главное превосходство. Принцип воинствующей непримиримости в современном мире не работает. Исповедующее этот принцип государство входит в категорию изгоев.

 У Азербайджана прекрасные отношения с Ираном и Турцией, совершенные партнерские отношения с Израилем, достойные отношения с США и есть понимание во многих вопросов с Евросоюзом. А с Россией Азербайджан связывают такие дружеские узы, каких не было никогда за всю историю отношений этих стран. Вот это и есть блистательный успех внешнеполитического дискурса Ильхама Алиева и его внешней политики. Что может быть лучше, когда никто не может назвать тебя своим врагом? Что может быть лучше, когда ты никого не можешь назвать своим врагом?

- Политический истеблишмент Азербайджана воспринимает вас не только как известного журналиста, но и политического консультанта азербайджанских властей…

- Честно вам скажу, это было бы лестно для меня, если бы соответствовало действительности. В Азербайджане у меня много друзей, и некоторые из них занимают в правительстве какие-то позиции. Я по своей природе человек неравнодушный, тем более к своей Родине. И мое неравнодушие проявляется в общении с моими друзьями. Бог свидетель, я никому не навязывал своей точки зрения и не предлагал свои консультации. Это большая честь и предмет моей профессиональной гордости, если в моих размышлениях есть какая-то польза и востребованность. Что может быть приятнее?

Я человек русской культуры, русского языка и даже русской традиции. По национальности еврей, никогда не отказывался от своих корней и исторической памяти, и не собираюсь отказываться. Являюсь гражданином России, честно и преданно ей служащим. И при этом я патриот Азербайджана. Потому что улица Петра Монтина, 111, – это место, где я прожил ровно половину своей жизни! Я вообще не воспринимаю категорий большой, малой или микроскопической Родины. Я родился в Советском Союзе, а этой страны сейчас нет. Но, будучи россиянином и преданным российской Конституции, при этом называю себя бакинцем. Никогда не ощущал себя москвичом... Хотя вторую половину своей жизни прожил в Москве. Помните, у Окуджавы - «арбатство, растворенное в крови»? Вот у меня бакинство, растворенное в крови. И это неизбывно. Вот это и предопределяет мое неравнодушие к Азербайджану.

Очень внимательно слежу за развитием многих стран в мире, в частности, за государством Израиль. Переживаю за Израиль, в чем-то симпатизирую этой стране. Но это не мое государство. Я не испытываю к Израилю патриотических чувств.

- Как так? Вы, будучи евреем, не испытываете к Израилю патриотических чувств? Удивлен…

- Нет, конечно. Могу испытывать симпатию. Но патриотизм? Никогда! Это не моя Родина. Очень многие вещи в Израиле, особенно во внутренней политике, я не воспринимаю.

- Насколько я знаю, Нетаньяху и Либерман очень трепетно и уважительно относятся к вам. И даже готовят поздравительное письмо по случаю вашего юбилея.

- И я их уважаю. Про поздравления не знаю... Но если это так, спасибо, буду очень рад. Израиль – достойная и замечательная страна. В высшей степени достойная! Хотя бы потому, что там живут мужественные люди, которые постоянно находятся под угрозой. Но я не могу представить, что когда-нибудь смогу жить в Израиле. Это не моя страна. Повторяю, во многих вопросах я достаточно жестко критикую Израиль. К тому же я являюсь вице-президентом Всемирной ассоциации информационных агентств. Как ни странно, Израиль - единственная страна, у которой нет своего национального информационного агентства. От палестинцев до албанцев, я уже не говорю про Запад, - у всех есть информационные агентства мирового уровня.

Пользуясь случаем, хотел бы сказать добрые слова в адрес ваших коллег из АзерТАджа. Почему? Потому что именно АзерТАдж переломил отношение к Азербайджану в нашей Ассоциации.

- Вот мы и подошли к очень важной части нашей беседы. Современному положению постсоветской журналистики. Вы меня очень удивили своим отношением к АзерТАджу. Ведь это агентство, выстроенное в стиле классической брежневской журналистики. Во многом проглядывает советизм… Искренне признаюсь, я вас не понял.

- Это же официоз.

- Но ведь и ТАСС –  тоже официоз. Но АзерТАдж мы читаем только потому, что у него эксклюзивное право на новости о деятельности президента. Об Ильхаме Алиеве больше нигде не найдешь.

- У государственного информационного агентства масса ограничений. Вот вчера на haqqin.az прошло сообщение под заголовком «Теща избила зятя». АзерТдж может себе позволить такое сообщение? Нет. И ТАСС не может позволить себе такую информацию.

- Но это сообщение из сводки МВД.

- Но в сводках МВД порой такое попадает! И что? Haqqin.az может себе это позволить, и на эту заметку найдется много читателей. Но государственное агентство не может.

Это вопрос редакционной политики в зависимости от места, которое СМИ занимает в информационном пространстве. Осуществление государственной информационной политики и работа на массового читателя – не совсем одно и тоже.

Главная проблема ТАСС на сегодняшний день – это уход поколения великих перьев. Увы, но уходит целая плеяда незаменимых журналистов. Я горжусь нашим корреспондентским корпусом, но сегодня лучшим нашим корреспондентам за 60 лет.

- В России, как и в Азербайджане, главная проблема заключается в том, что новое поколение не приходит в журналистику.

- Легковесность, поверхность современной журналистики – большая проблема. Блогерство – это не журналистика. С почтением отношусь к соцсетям, поскольку они неразрывная часть нашей современной жизни. Но это не журналистика.

- Как-то у Льва Николаевича Толстого спросили –  когда закончится литература. Пророчество великого писателя подтвердилось в наше время: литература закончится тогда, когда человечество будет открыто и без стыда обсуждать социальные проблемы, когда люди будут по имени называть Анну Каренину, а не передавать вымышленный и обобщенный образ. Ведь литература развивалась во многом благодаря социальным запретам. А вам не кажется, что наступила эпоха, когда должна завершиться и журналистика?

- У вас смешались понятия. Журналистика – это профессия.

- Буквально вчера наткнулся на ваше старое интервью на радиостанции «Эхо Москвы». Миллион грамматических ошибок. И это можно понять - в современной журналистике скорость опережает качество. А скорость – это соцсеть. Вот оно новое свойство передачи информации.

- Вы опять как профессионал наступили сразу на больную мозоль. Но мозоли вызывают несколько причин – от незначительного вируса до тесной обуви. Есть несколько методов лечения: можно смазывать мазью, а можно отрезать. Не будем смешивать все в одну кучу. Вы говорите то, что я повторяю ежедневно на летучках нашего ТАСС. Вы предвещаете смерть журналистике.

- Я всего лишь высказываю гипотезу.

- Понимаю. Вот как Толстой оказался не прав, поскольку литература есть и смерть ее не видна в обозримом будущем.

- Если литература жива, то где новый Толстой?

- Сейчас мы не о масштабах. Литература есть, и она существует.

- Но вырождается.

- Мы не такие знатоки современной немецкой или французской литературы. Читаем всего лишь отклики. Да, в русской литературе, как и в азербайджанской, сегодня наблюдается застой. С этим я согласен. Вот мой покойный друг Максуд Ибрагимбеков когда-то написал гениальное произведение «И не было лучше брата». Это самое лучшее произведение, написанное на русском языке нерусским писателем…

Но вернемся к журналистике. Главная проблема журналистики в том, что в силу грандиозных технологических возможностей и приемов нынешние журналисты упростили качество письма. Задача руководителей СМИ и заключается в пресечении этой опасной тенденции. Необходимо обязать журналиста заглянуть в глубину вопроса, надо требовать больше профессионализма, работы над собой, самоотдачи. А сейчас все гораздо проще: раз-два, слепил материал и выставил в виртуальное пространство. В профессии журналиста главное – это качество исполнения. Но я не могу объяснить одну дилемму – почему на газетных полосах более качественный текст, чем в интернете?! Обратите внимание, весь мир ссылается на газеты «Нью-Йорк Таймс» или «Вашингтон пост», и эта информация является непререкаемой и абсолютной. Никто не ссылается на сайты.

- Почему же, ведь есть замечательный американский сайт Politico. А самое читаемое СМИ в США – это USA Today.

- Тоже хорошая газета. Это как «Вечерняя Москва», которая была наиболее популярна в СССР. USA Today – не сайт. Значит, что-то еще в людях не сдвинулось.

- Но сдвигается потихонечку…

- Нет. Можете считать меня консерватором, называть это анахронизмом.

- Скорее, ретроградство…

- Пожалуйста. Все мне указывают на молодежь. Но ведь я видел несколько поколений молодежи, которые становились стародежью. То есть происходил естественный процесс трансформации, и это будет во веки веков, пока существует человечество.

- А как вы относитесь к журналистике сопротивления? Была же  литература сопротивления, а в странах с проблемной демократией стала появляться и журналистика сопротивления, вступающая в политическую конфронтацию с властью. Почему наиболее яркие и талантливые журналисты в Москве собрались в критичных СМИ, к примеру, в «Эхо Москвы» и «Новой газете»?

- Перестаньте, какое сопротивление?! Российская власть очень умна, и она понимает, что в обществе должна быть панорама, разнообразие мнений, плюрализм. «Эхо Москвы» содержится на деньги ГазпромМедиа.

- Но они жестко критикуют самого Путина…

- В любом обществе – демократическом, авторитарном, развитом, закрытом или открытом - в силу политических или социальных причин есть недовольная властью часть населения. И эта часть населения должна иметь возможность выражения своего недовольства посредством законных институтов. Это может быть санкционированный митинг, публикации и критика в легальных и системных СМИ. Власть должна это позволять. Что в этом плохого? И слава Богу, что это есть в России!

«Эхо Москвы» и «Новая газета» создаются талантливыми и одаренными людьми. Главный редактор «Новой» Дмитрий Муратов – талантливейший и блестящий журналист, собравший отличную команду. Алексей Венедиктов – мощнейший радиоменеджер. Но есть еще целая куча журналистов, которых вы не знаете и я мало знаю. Значит, они не достойны нашего с вами внимания.

Ваше издание haqqin.az, при всем моем строгом восприятии к нему, скажу интеллигентно, делается талантливыми людьми. Как минимум одаренными.

Я из семьи врачей. И люблю сравнивать журналистов с врачами. На мой взгляд, журналисты подразделяются на три группы: первая - журналисты-хирурги, вторая - журналисты-нейрохирурги и третья -) журналисты-гинекологи-проктологи, которые все решают своеобразно. Я – сын своего отца, журналист-терапевт.

- Моя супруга – акушер-гинеколог по профессии. Думаете сказалось влияние супруги? И вы меня относите к журналистам-гинекологам?

- Нет. Скорее всего, вы патологоанатом. Вот haqqin.az любит работать с мертвыми телами - вы вскрываете трупы и работаете с внутренними органами. Никто не говорит, что это ненужная профессия. Ну как без патологоанатомов? Но для меня лично далека такая журналистика.

Упрекнуть вас в отсутствии патриотизма я не смогу. Вы – патриотическое СМИ. Но я бы вас дружески предостерег от категоричности во внешнеполитических оценках. Помните, есть знаменитое выражение – «как наше слово отзовется…» Часто то, что вы пишите, воспринимается как отношение страны.

Та же проблема и у меня. Когда я еду на интервью с главами государств или значимыми людьми в мире, они почти уверены, что вопросы мне продиктовал Путин, а их ответы я обязательно покажу в Кремле. Конечно же, это смешно. Но при этом я сознаю свою ответственность, и мне приходится учитывать ответную реакцию. Переубедить не удастся…

Возвращаясь к вашему первому вопросу о параллелях между Азербайджаном и Иорданией, еще раз подчеркну, что Азербайджан находится в опаснейшем геополитическом регионе. И лишь величайшее мастерство вашего президента, проводящего искусный внешнеполитический курс баланса интересов, уберег страну от многих проблем и бед.

- Михаил Соломонович, пользуясь случаем, еще раз от всего сердца поздравляю вас с юбилеем. Вы большой друг нашей страны, внесли солидную лепту в усиление информационной безопасности, как мы с вами уже определились, «кавказской Иордании». В Азербайджане вами гордятся и радуются каждому вашему творческому успеху. Спасибо за интересную беседу. И надеюсь, она не будет последней.

5675 просмотров