Накануне новых столкновений: Китай заявил о присоединении новых территорий наша аналитика

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Китай анонсировал официальные названия присоединенных 17 апреля «новых китайских островов» в Южно-Китайском море.

Два списка включают 70 наименований. Кроме того, некоторые спорные территории в Южно-Китайском море официально стали частью Китая. Так, Парасельские острова (Сиша и Чжунша) и острова Спратли (Наньша) получили статус «районов» города Саньша (провинция Хайнань).

В ответ на эти действия ВМС США отправили в акваторию Южно-Китайского моря (ЮКМ) три военных судна: десантный корабль USS America, а также крейсер Bunker Hill и эсминец Barry. Причем в Вашингтоне прямо называют это «посланием Пекину».

Ни пандемия, ни наступивший священный месяц Рамадан, к глубокому сожалению, не делают мир более спокойным. Вот и сейчас, после двух месяцев относительного затишья в Южно-Китайском море вновь нарастает напряженность из-за спорных территорий. Но если бы только там – полем противостояния с Пекином становится и Индийский океан.

Но если формирование квазиальянса или хотя бы согласованной позиции Вьетнама, Малайзии и Филиппин для противостояния с Китаем в ЮКМ, относящемуся к Тихому океану, по-прежнему выглядит маловероятным, то в Индийском ситуация выглядит с точностью до наоборот, альянс между Вашингтоном и Нью-Дели против китайской стратегии «двух океанов» состоялся, и с задором только что записавшегося в фитнес-клуб бодибилдера играет мускулами.

Милый штрих из истории того, как Индия стала колонией. Когда к султану Гуджарата Бахадур-шаху пришли купцы с жалобами на то, что португальцы терроризируют их на море, тот ответил: «Война на море - купеческое дело, она не приносит славы правителю». Торговля значила для тогдашних правящих элит настолько мало, что они совершенно не заботились о том, чтобы эффективно контролировать морские торговые пути и портовые города, ограничиваясь лишь сбором с них налогов в казну.

Этот урок в Индии сегодняшней выучили, и вот уже Индийский океан в Нью-Дели прямо называют своим «задним двором», а активничающих там китайцев рассматривают как пиратов, с целью что-то украсть шерстящих на принадлежащем индусам «огороде».

При полной, разумеется, поддержке такого отношения со стороны США, которым продвижение Китая «Морским шелковым путем», согласно концепции, выдвинутой Си Цзиньпином во время визита в индонезийскую Джакарту в октябре 2013 года - совершенно не нравится.

Настолько, что еще предшественник Дональда Трампа, Барак Обама намеревался сосредоточить военно-политические усилия США именно на Индийском и Тихом океанах. Правда, ближневосточные проблемы, Иран и Афганистан не позволили ему это сделать, в результате чего Китай выиграл время, которое в нынешнем веке едва ли не главный ресурс – и серьезно закрепился на двух этих океанах.

Итог для Вашингтона достаточно печален – в 2017 году на Африканском Роге, в Джибути появилась первая заграничная военная база КНР, скромно названная «военно-морским комплексом». Кроме того, Пекин крепко оседлал коммерческие порты в пакистанском Гвадаре, Хамбантот на Шри-Ланке и бирманский Кьяукфью, причем все они являются портами двойного назначения – случись необходимость – и их легко переоборудовать для военных нужд.

И это не говоря уже о том, что Китай активно проникает на Мальдивы, Сейшелы, Коморские острова в Индийском океане, не менее наступательно ведя себя и в Тихом. Все в полном соответствии с «Синей книгой», выпущенной МИД КНР еще в июле 2013-го, где впервые была изложена стратегия «Двух океанов» - превращения Китая в крупную мировую державу.

Концепцию постепенно поглотила стратегия «Пояс и Путь», ее морской и сухопутный маршруты, но интересы остались неизменными – коммерция и обеспечение нужд китайской экономики, то есть – совершенно мирные. Во что, примечательно, ни американцы, ни их союзники и партнеры не поверили, начав спешно сколачивать группировки и альянсы, направленные только на одно – «сдерживание китайской морской экспансии».

Что, по сути, заставило Пекин серьезно задуматься о защите своих торговых маршрутов, по которым суда везли в Китай необходимые его экономике ресурсы, а в обратную сторону - товары. И вступить в негласное противоборство с США и Индией за влияние на государства, являющимися ключевыми для реализации морского маршрута «Пояса и Пути», что в Тихом, что в Индийском океанах.

Противостояние здесь уже стало одной из главных геополитических битв XXI века. Мы много говорим о Ближнем Востоке, Иране, Ливии, Сирии и много еще о чем – но при всей важности этих тем – не они определяют будущий облик нашего мира и его глобальную экономику. Это понимают в Пекине, но столь же отчетливо это понимают и в США.

Дональд Трамп с его идеей отформатировать Китай в нужную Америке конфигурацию настроен решительно, и ради этого готов сбросить с США ряд остальных «внешнеполитических активов», долгое время воспринимавшихся американским истеблишментом как приоритеты. Вполне логично – длительное глобальное противостояние требует концентрации сил и средств на острие главного удара, а потому «отката», как при Обаме, не произойдет.

Индия, Австралия и Япония горячо поддерживают американского президента в этом вопросе, хотя окончательно этот антикитайский альянс пока еще не сложился, чему мешает целый ряд шероховатостей между его участниками. Но, думаю, ждать осталось недолго, особенно с учетом тех настроений, которые сейчас царят в Нью-Дели. Поэтому, главные события на этом поле битвы у нас впереди. Краткое затишье, вызванное пандемией, было лишь небольшой паузой, сейчас стороны готовы сойтись в противостоянии вновь, ведь речь, по большому счету, идет о будущем каждого из них.

18840 просмотров