Не нефтью единой жива Гюльтекин ночные размышления, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев

В соцсетях продолжается трансляция экстравагантных сюжетов с заседания кухонного Ревкома Али Керимли – плюшевого протестного движения, сжатого в узком квадрате домашних посиделок. На последнем заседании буревестники революции обсуждают ситуацию на мировом нефтяном рынке.

Гюльтекин Гаджибейли – в йаповском девичестве Гаджиева, объявляет участникам заседания: «Господи, радость-то какая! Я хочу всех вас поздравить с ошеломляющей новостью! Цена на нефть рухнула до 14 долларов». На бесноватых лицах оппозиционеров появляется странная вульгарная самодовольная ухмылка. Будто оппозиционерам сообщили о многомиллионном митинге на забытой площади революции имени Ленина. Или о реинкарнации забытого героя утопического прошлого Эльчибея.

Однако наша Инесса Арманд – матерь увядшей азербайджанской революционной весны, в свойственном себе пошлом, непристойном тоне продолжает вещать о нефтяном проклятье: «Я жду поздравлений от Джамиля Гасанлы! Нашего незабвенного зицпредседателя! (председатель-то формальный, все знают, что Ревкомом управляет Керимли). С нефтью покончено». Джамиль Гасанлы – провинциальный историк с ужасающим канцеляритом, в столь же пошлом и непристойном тоне поддерживает брезгливо-саркастический тон подурневшей от хождения по мукам в оппозиции госпожи Гаджиевой: «Позвольте! Рановато с поздравлениями. Я тебя поздравлю после того, как нефть опустится до дна. Это еще не дно». Глубокая мысль профессора вызывает восторг его визави. «Скользит она, хрупкая», - пытается сострить Ганимат Захид…

Спрашивается – почему же кризис на мировом нефтяном рынке вызывает восторг оппозиции?! Что за радость несусветная?

новый эфир Ревкома

Все очень банально, и просто до примитивности. Почему-то оппозиция внушила себе, что мировые цены на нефть предопределяют политическую стабильность в Азербайджане. И уменьшение нефтяных доходов может создать проблемы с трансфертами из стабилизационного фонда в бюджет, что обусловит социальную напряженность в стране. Чем хуже стране, тем лучше оппозиции. Ревком рассчитывает таким образом расширить движение протеста и вызвать политические волнения в Азербайджане. Демонстрация открытой враждебной позиции в отношении всей страны. Безусловно, такая враждебность, при которой все средства оправдывают единственную и порочную цель – свержение неугодной власти, не делает чести оппозиционному стану. Хотя о какой чести мы говорим?! Как там пел великий бард – «досадно мне, что слово честь забыто». В пошлых рядах непристойных людей с вульгарными лицами давно забыто слово честь. Однако давайте рассмотрим соотношение надежд оппозиции с ролью падшей нефти и ее влияния на системную стабильность и позиции власть предержащих с точки зрения политического прагматизма. Допустим, цена азербайджанской нефти упадет до уровня техасской в период кульминации коронарежима. Допустим, у Азербайджана возникнут проблемы с доходами. Допустим, начнут расходовать валютные резервы страны. Допустим, мы получим экономику с отрицательным платежным балансом и дефицитом бюджета, и влезем в долги… Неужели оппозиция рассчитывает с помощью этого инструментария – объективных и естественных проблем добиться всеобщего восстания и осуществления госпереворота?!

Если исходить из этой концепции оппозиции, то алиевская власть должна была смениться еще в 2003 году. При цене на нефть в 28 долларов, к тому же минимальном госбюджете и с многочисленными социальными проблемами в стране, азербайджанская оппозиция, обладая системной институциональной политической силой, внешнеполитической поддержкой и финансовыми ресурсами, в день решающей политической схватки сумела вывести на улицы не более 5 тысяч человек. Такой же политический крах постиг нацдеков (включая Али Керимли с его Народным Фронтом, который переметнулся от властей к оппозиции) и в период кульминации на пике популяризации оранжевой постсоветской перманентной революции в 2005 году. Напомню, это были времена задолго до наступления эпохи большой нефти и стратегических доходов государства. Как показал ранний период конфронтации оппозиции с алиевской властью, социальные проблемы и даже экономические неурядицы не означают трансформации социального недовольства отдельных групп и даже классов в политическое протестное движение. Чуть позже, зимой 2007 года оппозиция попыталась воспользоваться социальными проблемами в стране, паразитируя на повышении цен на коммунальные услуги. «Мусават» попытался провести серию акций в знак протеста повышения цен на газ и воду. Опять провал. На окраине города – Украинском проспекте (словно символизируя наступления украинской поры) «Мусават» собрал под своими потертыми ветхими знаменами жалкую горстку сторонников. Народ снова не вышел.

на протяжении долгих лет митинги оппозиции выглядели столь жалко

Люди могут быть обеспокоены и озадачены снижением цен на нефть, осознавая роль нефтяных доходов в формировании госбюджета. Но эта обеспокоенность не отражается на политическом отношении к власти. И тем более к оппозиции. Пусть даже порой оппозиция высказывает оценки и лозунги, которые люди жаждут услышать. Если говорить об оценках, то в последнее время самым непримиримым и критическим голосом стал глас самого президента. Более остро, актуально и ярко, чем сам Ильхам Алиев, никто не высказывается о проблемах страны. Президент открыто говорит о проблемах страны – коррупции, несправедливости, самоуправстве чиновничьего класса, нарушении социальных прав граждан. И.Алиев все чаще призывает отказаться от нефтяной стратегии, направляя весь потенциал своего правительства на развитие ненефтяной индустрии.

Оппозиция осознает, что для большей части азербайджанского общества Ильхам Алиев безальтернативен. И эта же большая часть не экстраполирует проблемы на политическую власть. Даже самый недовольный социальной и политической ситуацией в стране человек слабо представляет себе альтернативу нынешнему президенту. И в этом главный успех власти.

И если следовать логике оппозиции, обнадежившей себя временным падением цен на нефть, и рассчитывающей на гипотетическое возникновение социальной напряженности, которое может перерасти в политическое сопротивление, то почему неожиданная революционная волна потрясла самую благополучную арабскую страну – Ливию? И с другой стороны – почему же это политическое сопротивление не возникло в одной из самых бедных и неустроенных арабских стран – Марокко?

Наконец, наиболее красноречивым примером для малообразованных дилетантов из оппозиции является гордая и непобедимая Венесуэла. Зажатая в тисках санкций и мощнейшего давления Вашингтона, признавшего даже главой государства лидера оппозиции страны, где свыше 90 процентов населения жалуется на недоедания, мощно стоит за своим президентом. Могущественному западному миру не удалось сместить неугодного политика только потому, что за ним стоит большая часть народа, верные сторонники и армия. Современный мир изобилует такими примерами – от Острова свободы до Китая, от Ирана до Иордании…

В прямом эфире азербайджанские оппозиционеры воочию демонстрируют свою некомпетентность и непонимание политического процесса. Вся идейно-политическая концепция противников азербайджанского правительства построена на возможности возникновения стихийного социального протеста, который гипотетически может перерасти в политическое сопротивление. Причем в воображении оппозиционных аналитиков Азербайджан почему-то отчужден от мировых и региональных политических процессов. И ситуацию в стране претенденты на высшую власть рассматривают в отрыве от глобальной политики.

В истории так революции не свершались. В современном мире так революции не свершаются.

10244 просмотров