Менять надо не хозяйства, а образ жизни сельский час

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az, Тбилиси

Любой кризис, в особенности экономический, наряду с катаклизмами и бедами, в то же время открывает и возможности для развития. Это вам скажет кто угодно – от высокопарного футуролога, строящего в своем воображении города исключительно из наноматериалов, до рядового сотрудника госслужбы.

после любого кризиса наступает развитие

Теоретически – все так и есть. В условиях снижения курса национальной валюты и роста цен на импортные товары, для местных производителей на самом деле открываются неограниченные возможности расширить свой бизнес. Вроде бы. Теоретически…

Если б стояла задача построить экономику в книге и по книге – то все было бы просто идеально. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

В реальной жизни, когда такие возможности действительно появляются, их осуществление, как правило, сопряжено с такими трудностями, что проще дождаться завершения кризиса, чем пытаться их использовать.

Сейчас и в Грузии, и в Азербайджане специалистами разного уровня и масштаба спешно проводятся и публикуются исследования относительно возможностей развития экономик в новых условиях. Причем «новые условия» заключаются в том, что ныне как никогда ориентир направлен на автономность стран, их способность выживать в критической ситуации, в конечном счете - на самодостаточность.

Похоже, безвозвратно уходят времена, когда значительную часть промышленной продукции выпускал Китай, а весь мир был этим счастлив. Сегодня, когда границы могут закрыться в любой момент, а импорт из-за нестабильности национальных валют дорожает и дорожает, способность обеспечить себя как можно большим количеством товаров обретает стратегическое значение.

Экспертные оценки возможностей экономического развития дают разные организации и для разных стран, но, по сути, в них есть много общего. К примеру, в докладах по Южному Кавказу в один голос утверждается, и спорить с этим сложно, что Грузия и Азербайджан тратят слишком много денег на импорт продовольствия.  Непростительно много: Азербайджан – 600 млн долларов в год, Грузия около 400 млн.

Это не может не вызывать возмущения  - одно дело высокие технологии, современное автомобилестроение, оргтехника и многое другое, на что требуются совершенно другие традиции производства и более длительная история капитализма, другое - производство сельхозпродуктов. Разве это такая уж сложная задача? Не производство же грузовиков на 40 колесах.

непростительно большой импорт продовольствия как в Азербайджане, так и в Грузии

Но, увы, только на первый взгляд кажется, что просто. На самом деле – очень даже нелегко, и то, что кажется преимуществом, нередко оборачивается крупным недостатком.

Нередко в характеристике обеих наших стран звучит «сельскохозяйственные», что в корне неверно. «Сельскохозяйственная» - это вовсе не та страна, в которой много сельских жителей и много рынков, где торгуют крестьяне. Этот подход уже давно устарел, да и само понятие «крестьянин» - уже не из прошлого, а позапрошлого века. В развитых странах никаких «крестьян» давно в помине нет, сельское население малочисленное, но зато в основном – это привилегированная каста крупных фермеров. Огромные земельные участки, современные технологии, словом, сельское хозяйство как крупный бизнес, как индустрия.

обыкновенная усадьба в Голландии

К примеру, в Голландии в сельской местности проживает около 8% населения, которое производит только экспортной продукции на 16 млрд евро. Вот это действительно «сельскохозяйственная страна. Там такие обширные фермы, что их хозяева осматривают свои владения с помощью дронов. Вы давно видели дроны в руках наших с вами крестьян? То-то и оно.

В полную противоположность развитым странам и в Грузии и в Азербайджане в селах живет значительно больше народу - официально в Грузии 40% всего населения, в Азербайджане – 47%. Понятно, что цифры лукавые - на самом деле реально многие из тех, кто официально числятся сельчанами, живут в крупных городах, и точное их количество по этой причине определить невозможно. Однако очевидно, что если не 40 и 47, то уж не меньше 30% наверняка обитают в сельской местности.

Выскажу крамольную мысль – это слишком много. И парадокс в том, что чем больше у вас населения в селах – тем меньше в стране развито современное сельское хозяйства, тем больше там населения горбатится на крохотных участках, трудится с потрясающей неэффективностью, а в результате турецкие продукты, которые проезжают две, а то и три страны, со всеми таможенными процедурами – все равно дешевле…

Это потому, что у турок – как и в Европе – высокоэффективное, крупное сельское хозяйство, большие обороты. Соответственно себестоимость любого турецкого товара – в разы ниже. Вот вам и секрет продовольственного импорта в 600 и 400 млн долларов.

Аграрный сектор Азербайджана составляет около 5% от ВВП, в цифрах это около 3 млрд долларов, в Грузии - около 8% ВВП, но поскольку ВВП ниже, то и цифры еще более скромные – около миллиарда долларов.

Вдумайтесь, в Голландии, где в селах почти никого нет, – только аграрный экспорт составляет 16 млрд евро. В такие моменты начинаешь понимать – почему все так просто на бумаге и так сложно в реальной жизни.

Известно, что азербайджанцы более трудолюбивы чем грузины, но одного этого для рывка и обеспечения импортозамещения вовсе недостаточно. Обе стратегии экономического роста, о которых шла речь выше, не учитывают одного, причем главного обстоятельства: чтобы реформировать и активизировать сельское хозяйство, его еще надо заиметь. А в нашей с вами ситуации все обстоит намного, намного сложнее  - изменений требует не только экономическая система, но и в целом мироустройство сельской местности.

деревня умирает: последний житель села Джангаиб в Азербайджане

Села в нынешнем виде и в Грузии и в Азербайджане свой потенциал исчерпали еще лет 50 назад. Можно выделять субсидии, вкладывать гигантские деньги в обустройство села, искусственно ограничивать импорт, давать крестьянам дешевые кредиты – все это, конечно, несколько облегчит жизнь крестьян, но не исправит ситуацию в корне. Как были они крестьянами, так и останутся!

Менять надо не хозяйство, а целый образ жизни, укоренившийся веками. Пока на одной стороне – много населения в селах, разрозненные земельные участки, отсутствие технологий и корпоративного подхода, а на другой – мало сельских жителей, привилегированная каста крупных фермеров, гигантские агрохолдинги, огромные обороты и, соответственно, высокая конкурентоспособность. Никакие самые красивые и правильные стратегии здесь не помогут.

Это тот случай, когда простая, на первый взгляд, задача оказывается невообразимо сложной и масштабной. Проще грузовики на 40 колесах клепать…

6021 просмотров