Ильхам Алиев не забыл и о «римском Баку» прогулки с haqqin.az, все еще актуально

Лев Аскеров, автор haqqin.az

Быль… Наша быль… Она может быть погребена под пепелищем войн. Может быть засыпанной песками столетий. Её может в свою пучину поглотить и водная стихия… И нерадивость власть имущих времён не столь уж отдалённых может её сгубить… Может… Но, как бы и что бы там ни было, она во всех случаях остаётся в памяти людской. И если даже от всего былого остались невзрачные холмы с сухой колючкой и омертвевшей щетиной трав, она, память наша, воссоздаст то былое, когда талантливейшие предки, созидая, ставили на этих местах пронизанные колоритом своеобразного и неповторимого облика свои, казалось бы, навсегда стёртые с поверхности земли поселения. Да что там воссоздаст! Воскресит!.. Вот как сейчас здесь, в Раманы, под нещадно жгущим солнцем. Я присел, чтобы лучше разглядеть это чудо. Из чрева едва заметного холмика выступили наружу контуры каменного свода какого-то подземного строения. Вход его так и тянул пройти в него… Увы! Желтая жижа воды до самой её арки покрывала уводящие в глубину едва заметные ступени.

- На этот уникум мы наткнулись буквально неделю назад. Мы его обнаружили благодаря местным жителям, чей рассказ очень уж напоминал легенду из сборника народных сказаний. Но мы уже по многолетнему опыту знаем, что нельзя, ни в коем случае нельзя насмехаться над самыми, казалось бы, невероятнейшими воспоминаниями людей, что донесли до них их прадеды. И вот – чудо! – шепчет мне на ухо ответственный работник ООО Bakı Abadlıq Xidməti Денис Королёв.

- А что это?

- Не поверите! Самый настоящий холодильник. Да не тот привычный нам теперь и напичканный электроникой. Он естественный. И по преданиям его раманинцы сработали ещё в начале средневековья и называли «Буз амбары», то есть ледник, где жители хранили скоропортящиеся продукты. У каждого, как по сию пору поговаривают в Раманы, в нём имелась своя ячейка… Мы, наша служба, пригласила сюда гидрографов, которые эхолотом или ещё каким-то там хитрым устройством простукали и… определили. Подземное сооружение находится на глубине в пределах 10 метров и имеет площадь около 100 квадратных метров. А судя по пластам наcосов, укрывших от глаз этот сотворённый далёкими предками нынешних раманинцев, он был сработан чуть ли не в ХIII веке… Находка, скажу вам, повергла специалистов прямо-таки в шок.

А кого, спрашивается, такое могло оставить равнодушным. Реликт! Оставленная нашими предками очевидная печать их искусства владения высокими технологиями тех времён предстала перед нами. Сотрудники Bakı Abadlıq Xidməti, ведущие работы по восстановлению поселка, идут по следам легенд и отрывочных намёков в ещё сохранившихся документах. И делается это ими при конкретной поддержке не кого-нибудь, а самого главы государства – Ильхама Гейдаровича Алиева. Непосредственно работы осуществляются под контролем первого вице-президента Мехрибан ханум Алиевой.

Кстати, эта естественная и само собой возникшая мысль об исторической значимости тех работ, которые они ведут, у меня возникла совсем не случайно. Точнее сказать, по ходу развернувшегося здесь фронта работ.

- Вот видите эти траншеи , - указывает мне на длиннющие, похожие на окопы с буграми земли по их краям главный смотритель работ совсем молодой человек Мурад Гасанзаде. – Одна из них, что поглубже и шире, новый канализационный рукав. А берёт он начало от линии, уложенной здесь ещё в средневековье. Мы её восстанавливаем. Заметьте, восстанавливаем, а не переделываем. Наши предки были классными мастерами своего дела. Добротно ставили. И на века… А та узкая траншея, что напротив, для кабеля. Он позволит каждой семье в Раманы обладать всемирной сетью – интернетом.

В это самое время чуть поодаль, из-за поворота укладываемой в асфальт дороги, появляется грузовая машина с прицепом. На их спинах лежит гигантская стальная конструкция.  

- Привезли первый столб ЛЭП, – внимательно посмотрев в его сторону, замечает Гасанзаде.

- Знай наших! – сдёрнув с себя оранжевую каску, кричит один из рабочих, а затем, обернувшись к нам, победно заявляет: – Денис-муаллим, только ваше начальство пригрозило, как столб у них тут же  нашёлся. Да ещё какой!..

- Ещё бы! Попробовал бы кто ослушаться, - бурчит себе под нос Королёв, а мне вполголоса и довольно улыбаясь говорит, что сработал указ президента, в котором он вменял в обязанность снабдить светом все улицы всех бакинских посёлков, чтобы людям не приходилось ходить в потёмках.

… И вот, наконец, мы у знаменитой Раманинской крепости. Она, как и некогда, в 1372 году выглядела так же устрашающе. Теперь она музейная редкость. Правда, в начале 70-х годов только-только ушедшего столетия она выглядела довольно жалко. Рассыпалась. И тогда по распоряжению фактического хозяина страны - первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Гейдара Алиева сюда был брошен десант учёных, досконально знавших архитектуру раннего средневековья, и бригада лучших каменщиков. И восстала крепость из руин.

- Сейчас, - замечаю я, - по прошествии почти полувека ей потребуется изрядный косметический  макияж.

- Не только косметика, - возражает Королёв. - Здесь, дабы подчеркнуть мощь крепости и отвагу наших прародителей, мы выложим площадь из травертина, к которой, по нашему замыслу, будет идти аллея из редких пород деревьев. Трест зелёного хозяйства города уже поставлен в известность. Более того, его работники, осмотрев окрестность, обратили внимание на растительную скудность Раманы и предложили свой план массового озеленения посёлка.

- Вы раньше здесь бывали? - вдруг кто-то спросил меня.

От неожиданности я аж вздрогнул. Это был преклонных лет мужчина, который всю дорогу шёл вместе с нами и за всё это время не проронил ни слова. А тут, заметив, что я, разглядывая со всех сторон некогда могущественную крепость, отстал от сопровождающих, решил нарушить своё молчание. Его вопрос, признаться, меня смутил.

Я, до мозга костей бакинец и один из старейших журналистов, никогда здесь не бывал. Хотя, разумеется, знал, что в предместье нашей столицы есть такой старинный населённый пункт. Знал, что он был заложен ещё римлянами – представьте себе! – в 80-х годах первого тысячелетия нашего летоисчисления. И будто бы, как утверждают историки, название его является производным от слова Рома, то есть Рим… Знал, что там действует завод по выпуску йода. И, как все бакинцы, знал, что там же находится женская тюрьма… И всё.

- У древних стен наших предков дети легко усваивают и запоминают материал… Да, позвольте представиться… - усмехается старик. - Гаджи Исмаил Алескеров. Учитель словесности. Теперь давно уж на пенсии и числюсь в Раманинском совете аксакалов… Тогда, - вернулся он к прерванному, - тут, у крепости, я рассказывал о выдающихся просветителях страны, одним из которых был имевший прямое отношение к нашему Раманы Аббас-Кули ага Бакиханов. Отсюда видно кладбище, где имеется семейный склеп Бакихановых… 

Одна из моих девчушек, указывая пальчиком в сторону кладбища, звонко спросила: «А правда, что наш Аббас-Кули ага Бакиханов похоронен вон в том склепе?»

Как-то посуровев, я произнёс: «Наш Аббас-Кули ага не в могиле, а здесь, в наших сердцах. Он был не только философом и литератором, но и отважным воином. Умер Аббас-Кули ага в военном походе. Далеко отсюда. В песках Аравийской пустыни. Там его с великими почестями и похоронили…» Но не столько это омрачает нас, как вид затерявшихся в болотных камышах надгробий.

Сейчас в Раманы азербайджанские власти не строят, а воссоздают. Возрождаем. И только штрихами новых материалов, но мотивами былого дают новую жизнь чудесам, оставленным нашими предками. На наших глазах преобразилось кладбище, все они, кто там покоится, стояли у истоков национальной культуры, и мы должны воздать им честь и уважение. Теперь там нет болота, и ни одного камыша не сыщешь… Так что полным ходом идёт процесс обновления. А по большому счёту, ренессанс.

…Уезжал я из Раманы под впечатлением услышанного от старого педагога и рассказа, и от его до сих пор звучащей во мне реплики о воссоздании нашего прошлого.

18116 просмотров