"Если мой народ выберет этих лидеров, я пойду против своего народа" навеянное Мамардашвили

Эйнулла Фатуллаев

Как-то в юности меня глубоко потрясли трагические воспоминания одного из немногих выживших в годы гражданской войны и сопротивления каудильо Франко испанских республиканцев, драматично передавшие слепую безнадежную борьбу целого поколения безымянных героев. Спустя годы мне удосужилось ощутить за несколько часов полувековую историческую трагедию целого народа. Роковая вымощенная из камня тропинка к мрачной Долине павших – оскверненной намедни испанскими социалистами, которые добились эксгумации останков великого правителя, ведет к римско-католическому храму.

По тропе к Долине павших

А вокруг всюду покоятся безымянные останки заключенных-республиканцев, пробивавших тропинку к вершине холма ценою своего каторжного труда, ценою своей жизни, ценою своих неисчислимых страданий, пробивавших путь к будущей базилике своего великого наказателя. Десятилетиями целое поколение билось и боролось без надежды. Крушились миропорядки, шли великие войны, перекраивались границы, а эти десятки тысяч людей, погибавших на полях рабского труда, верили в победу своих идеалов. Они умирали с этой верой. Они строили базилику правителя, которого искренне презирали.

Да, настают такие моменты в истории, когда целые поколения борются без надежды. Но у этих поколений не истощаются силы и не уменьшается вера. Целое поколение испанцев-республиканцев около 30 лет верили в победу своих идеалов. Абсолютное большинство погибло в тюрьмах. Но осталась в живых та самая несчастная горстка безымянных героев, осознавшая свое поражение. Разочаровались ли они в своей борьбе при восшествии на престол молодого принца Хуана Карлоса?! Нет, и еще раз нет. Десятилетиями республиканцы воспитывали в себе веру в безнадежную борьбу… Это было достойное поражение.

Почему я вспомнил об испанских республиканцах? Хотя мог бы вспомнить и о столь же мученической безнадежной борьбе ирландских республиканцев – героев драматической голодовки в тюрьме Мейз… История прошлого века-волкодава изобилует страницами беззаветной и самоотверженной борьбы одурманенных идеалами целых поколений. История всех рассуждает. История не судит не только победителей. История целиком проникнута смирением к проигравшим. Однако история безжалостна к тем, кто не желает усваивать ее уроки.

Вынужденное предисловие к нашему сегодняшнему повествованию о новом резонансном заседании одной политической силы в Азербайджане должно нас убедить в том, что противостояние двух общественных сил – это не противопоставление добра злу. И вообще, задумываясь над философией вопроса - что есть добро и что есть зло?!

Наблюдая за новым плутовством посредственной жалкой кучки «уцелевших либералов», возникает ощущение безнадежности и чувства отчаяния. Ведь любое общество имеет право на альтернативу, не так ли?! И почему Господь обрек наш народ на столь безликую альтернативу в поганом образе Джамиля Гасанлы, Гюльтекин Гаджибейли, Видади Миркямала, Вагита Магеррамли и прочей бестолочи, претендующей на роль высшей власти в стране? Скорее, этот порочный круговорот, называемый НацСоветом, - не претендент на власть, а политический душеприказчик нашего общества.

Тропа к Долине падших

В столь судьбоносный период для страны – крайней напряженности на границе с Арменией, в условиях сложнейшей международной обстановки и на фоне кипящей кавказской пороховой бочки, вызванных мировой пандемией экономических неурядиц, главный Совет оппозиционных сил на своем заседании устраивает дешевый балаган. Эта стенограмма может стать позорной политической эпитафией на условной общей могиле заживо погребенных, кто заслуживал позорного столба.

Политические выскочки подтрунивают друг над другом, издеваются над собственным народом, острят и язвят, предаваясь долгим прениям о цикличности спаривания и осеменения коров! Предмет прений – черный бунт в Америке, Бостонское чаепитие, голова и ноги главреда оппозиционной стенгазеты, продукты на кухне Али Керимли… Однопартийцы кухонного затворника путиловских бараков – лидера оппозиционной партии Народного Фронта Али Керимли словно описывают известную советскую картину «вождя в шалаше».

Только в новом веке вождь остался без интернета и выхода в виртуальный мир. Что же мешает вождю покинуть свою квартиру, якобы превращенную спецслужбами в Аквариум, и подключаться к сторонникам – нечесаным бородатым фронтистам с улицы, со двора, с квартиры друзей и родственников? Или Керимли вжился в образ «вождя в шалаше», заждавшегося штурма Зимнего, охраняемого одними беззащитными юнкерами?! Ну что за дешевая пародия?! Что за дешевый балаган? Ирреальность? Иррационализм? Что это? Но фронтисты искренне верят в непогрешимость вождя – пища есть, а духовная пища окрыляет Керимли в его стремлении к жертвенной борьбе с властью. И, конечно же, он, как и вождь, сидит в шалаше, прижимаясь… нет, не к Зиновьеву. А к стенке.

Примерно вот так Керимли ждет революцию

Да, и еще партактив подсчитывает количество лайков или ботов в поддержку вождя. Сущий трэш!

Омерзительное зрелище. Какое-то отвратительное быдло с кривыми лицами на посиделках в покрытой плесенью ржавой беседке. И эти духовно одичавшие провинциалы запивают холодный не кипяченный чай в треснутых стаканах. Как не вспомнить бессмертные слова великого Мамардашвили, что «если мой народ выберет этого лидера, я пойду против своего народа»!

Немыслимо представить даже в воображении этих падших людей на Олимпе власти. Эти люди обитают в Долине падших. Не заслуживая ни величественной смерти, ни гордых поражений. Эти политики заслуживают забвения. Потому, что у них нет и никогда не было идеалов. Их идеал – золотой телец, о котором столь трепетно рассуждает Гюльтекин Гаджиева. Скрижали нашей судьбы обязывают нас разбить этого золотого тельца. Несчастные, заживо погребенные в Долине падших.

16722 просмотров