Убитый армянами Физули "Карабахский дневник Эйнуллы Фатуллаева", часть вторая

Эйнулла Фатуллаев, Физули

(Предыдущий репортаж автора из города Агдама можно прочитать по этой ссылки - "Карабахский дневник Эйнуллы Фатуллаева. 15 лет спустя. Мины, призраки и смерть")

Кровопролитные бои за Физули войдут в историю Второй Карабахской войны как кульминационные и фатальные. Что мы только не пережили за две недели этих ожесточенных сражений… Возможно ли обычными словами выразить противоречивые и постоянно меняющиеся чувства боли, радости, восторга и сожаления? Величественный успех долгожданной карабахской кампании зависел от развязки - прорыва азербайджанских войск на этой самой непредсказуемой и тяжелейшей линии фронта.

Подбитый армянский танк на Физулинском фронте – символ великого перелома

Армяне нас ждали в Агдаме

«Все эти годы армяне ждали нашего наступления в направлении Агдама, - рассказывает за чашкой чая комбриг одной из легендарных войсковых частей, проявившей незабываемую доблесть на полях исторических сражений. - И наше контрнаступление в направлении Физулинского района стало полной неожиданностью для них».

Офицер настаивает, чтобы я продолжил свой путь по Физули. Хотя отсюда, из Агдама, рукой подать до шести селений района, которые вопреки увещеваниям азербайджанской стороны недавно покинули армяне. Заселившись в период Бишкекского перемирия в села захваченного Агдамского района Алиагалы (Овташен), Паправенд (Нор Кармираван), Гызыл Кенгерли (Нор Марагана), Моллалар (Нор Айгестана), Гаралар (Нор Сейсулана), Бойахмедли (Нор Айкаджура), жители Армении уверовали в непогрешимость «эльчибеевской реформы», пересмотревшей территориально-административные деления в Карабахе. Но капитуляция вернула советские административные порядки. А по старому писанию эти села относились к Агдамскому району. Армянам пришлось покинуть занятые усадьбы азербайджанцев.

«Покидая эти села, армяне не сжигали дома. Всего лишь унесли свои вещи. А может, просто не успели сжечь, ведь до последнего были уверены, что их не заставят вернуть захваченное жилье», - замечает мой собеседник из Агдамской комендатуры.

Полицейские, выступающие в роли комендатурного начальства, просят не указывать имен. Запрещено законом военного времени. Неукоснительно следую предписаниям моих душеприказчиков. Среди необъятных минных полей моя жизнь в их руках!

Сворачиваем с дороги! Вперед, в Физули…

Путь к освобожденной жемчужине равнинного Карабаха пролегает через село Алханлы, за которым открывается физулинская равнинная даль. Беспощадные волны первой карабахской войны дошли и до этого исторического тюркского селения (предки жителей села – кенгерлинцы, исстари знаменитая нахчыванская община), созданного основателем Шуши карабахским ханом Панах-ханом. Армянскому экспедиционному корпусу удалось захватить и опустошить Алханлы, но неожиданное наступление восставших из пепла азербайджанских войсковых частей остановило продвижение агрессора зимой 1994 года. Азербайджанским бойцам чудом удалось выбить войска противника из Алханлы, а затем и из поселка Горадиз.

Алханлы – новое окно в физулинскую равнинную даль

За считанные годы в период нефтяной эры Баку удалось поднять с колен блокадное село. Оккупационная власть, перекрыв водные каналы, в значительной степени ограничила и осложнила орошение земель в хозяйствах села. К тому же местные сельчане становились живой мишенью для армянских снайперов. Линия фронта проходила всего в нескольких сотнях метров от Алханлы, что делало мирную жизнь рискованной, превратив эту старую деревню в живой бастион сопротивления. Но, несмотря ни на что, правительство Алиева не пожалело миллионы на развитие инфраструктуры маленького проообраза потерянного Физули (по модели благоустроенного Гузанлы) – для трех тысяч жителей села построено 300 новых домов, еще свыше 250 отремонтировано, обеспечено орошение сельхозугодий… И ни один из них не отступил во времена удручающих, суровых и страшных лет блокады и противостояния с беспощадным агрессором.

Сегодня Алханлы – окно в освобожденный Физулинский район. После долгой изнурительной дороги подъезжаем к контрольно-пропускному пункту в Алханлы, где нас встречает новая администрация. Как и в Агдаме, в Физулинском районе вся власть сосредоточена в руках местного отделения МВД и усиленного наряда полиции.

«С большим интересом читаем новости на вашем сайте. Искренняя просьба – больше пишите на азербайджанском. Я-то понимаю по-русски, но очень хочется, чтобы вас читали и те, кто не знает русского языка», - этим добрым приветствием меня встречает представитель управления МВД, подполковник полиции.

Шлагбаум поднялся, врата открылись. Теперь ничто и никто не преградит нам дорогу в искомый и благословенный Физули…

Если вдруг скажут, что родители воскресли

Сразу после начала войны цыганская почта стала оповещать об освобождении самого города. Мне звонили отовсюду. Спрашивали, пытали колкими вопросами, убеждали в долгожданном избавлении Физули. Но безжалостная горячая сводка новостей, как и негласные небожители, опровергали сторонников аллюзии - когнитивного предубеждения. Бои за Физули вытеснили всю прочую хронику карабахского фронта. Словно судьба Карабаха решалась на этой благословенной земле. «Взяли Физули?.. Нет? Как, нет?! Ведь взяли же. А может, бои идут в самом городе? Нет, взяли Физули». Эту магическую мантру мне приходилось слышать из уст каждого второго собеседника, которому непременно хотелось опередить событие и ускорить часы освобождения…

Едем по разбитой дороге, окаймленной невероятными фортификационными и оборонительными сооружениями. Я прошу остановить машину. Схожу. И снова предупредительные возгласы об опасности заминированных полей. Но я уже ничего не слышу, ибо потрясен величайшей доблестью азербайджанского солдата, преодолевшего эти многокилометровые строения и заграждения, укрепления, конструкции и сооружения, которые возводились на протяжении 30 лет!!! Как им удалось пройти через все это?

Как же героическому азербайджанцу удалось пройти через все это?

Тысячу раз спрашиваю самого себя - как?! Это неповторимый, несравненный, немыслимый феномен, либо иллюзия, какой-то невероятный мираж. Окрыленные романтической мечтой юные ребята исступленно бросались на непреодолимые препятствия, с легкостью побеждая страх смерти. На каждом шагу физулинского ада их встречал мрачный взгляд смерти. В день освобождения города я позвонил своему другу из Физули, он плакал: «Знаешь, какие чувства я испытываю? Представь, что 30 лет назад умерли родители. И вдруг тебе говорят, что они живы. Ты понимаешь, что это такое?»

Нет, в ту минуту я ничего не понимал…

Именем захватчика

Несчастная судьба Физули берет свое начало еще с царских времен. Что испытывали жители разделенного между царской Россией и Персией Карадага, обреченные нести тяжкий крест разлученного народа?! Ведь прилегающая к Физули провинция иранского Азербайджана по сей день называется Карадагом. Также называлась до начала девятнадцатого века и физулинская часть нынешнего равнинного Карабаха. Но впоследствии карадагская часть на Севере, после перехода Северного Азербайджана к России, перенеслась в Баку. Вот откуда происходит название бакинского Карадагского района. Но приросший к Карабаху Физули во второй раз в своей истории вынужден был переселиться в Баку. Какой-то злой умысел провидения.

Какое же унижение пришлось пережить гордым и непокорным карадагцам, когда после вероломного вторжения царского военачальника, полковника Карягина, оккупированный Физули на долгое столетие стал носить имя своего захватчика. Вплоть до советизации село Карабулаг, поделенное двумя империями Карадага, называли Карягино. Однако становление большевистской власти не спасло историческую тюркскую область, раздавленную «Красным колесом».

Картина "Рейд Карягина", 1805 год

При Сталине Физули вновь переименовали, на сей раз в честь свата генералиссимуса, одного из жестоких имперских палачей, хозяина Ленинграда Александра Жданова. Такая унизительная судьба была предначертана злосчастному Карабулагу, пока не наступила хрущевская оттепель. Наконец 50-тысячный город назвали в честь величайшего тюркского поэта Мохаммеда Физули…

Нераскрытая закономерность парадоксов истории. Но каждая наступающая историческая эра затрагивала, если не сказать переворачивала судьбу этого края. С обретением азербайджанской независимости Физули попадает под армянскую оккупационную власть, которая хладнокровно стирает с лица земли один из процветающих и успешных городов со стотысячным населением. Физули называют, а правильнее  - обзывают Варандой. Удивительно, но даже если взять за основу армянскую мифологизированную историческую науку, так называемый край Варанда охватывал селения нагорной части Карабаха. Отнюдь не Физули… Но армянская идеологическая машина вела разнузданную войну с азербайджанскими (тюркскими) ойконимами. И Физули либо Карадагу, тем более Карабулагу не нашлось бы места на имперской карте великого армянского государства…

«Хотите пройтись по центру города?» - спрашивает меня глава комендатуры. Он сам родом из Физули, с 1990 года работает в системе МВД Азербайджана, участвовал в Первой Карабахской войне. Дважды и тяжело был ранен.

Дом культуры
Здание администрации города Физули

- Зачем они так безбожно сравняли город землей? – спрашиваю своего попутчика, который рассказывает о каждом здании, парке, знаменательных уголках убитого города.

- У них не было другого выхода. Они рассматривали Физули как надежный укрепрайон, и вся панорама должна была быть у них, как на ладони.

Если в Агдаме армяне не тронули хотя бы мечеть в центре города, то в центре Физули молитвенный дом мусульман разрушили до основания. Хотя, как убеждают некоторые военные специалисты, при сохранении агдамской мечети армяне исходили не столько из ценностей мультикультурализма либо толерантности, а исключительно из соображений ведения артиллерийской войны. Военные называют такой подход - привязкой к местности с помощью буссоли для определения магнитных азимутов и дирекционных углов. Агдамскую мечеть армяне избрали для корректировки огня, также как и единственно оставшийся в Кельне знаменитый Доммский собор в период бомбежек во Второй мировой войне, служивший для наступающей коалиции западных войск ориентиром для авиаударов. По всей видимости, в Физули армянские стратеги строили расчеты по-иному.

Городская мечеть

«Здесь находилась пожарная станция, а там поликлиника… Идемте в центр», - приглашает меня глава комендатуры, предупреждая о безопасных проходах, где специалисты успели расчистить мины. Доходим до городского парка. Нескончаемые дикие заросли. Старых деревьев не осталось. Природа сама вмешалась – здесь преимущественно молодые кустарники. На земле валяется множество армянских бронежилетов, разбросаны ботинки, каски.

"Физулинский Арбат"

- Здесь шли тяжелые бои. Я сам закопал несколько погибших армянских солдат, но во время обмена телами мы выдали их Красному Кресту, - продолжает рассказывать любопытные подробности представитель новой власти.

- Много слышал о героизме ребят из спецподразделения Хикмета Мирзоева, - делюсь сведениями из «цыганской почты».

- Да, они проявили большую отвагу. Но бесстрашно сражались здесь и батальоны внутренних войск МВД.

Подходим к редакции физулинской газеты «Араз» и местной типографии. От былой советской парадной архитектуры осталась одна жалкая стена. Проходим мимо городской библиотеки, останков здания районной администрации и доходим до «Физулинской Торговой» - главной городской улицы, некогда построенной в духе эстетики конструктивизма. Здесь располагались сувенирные лавки, проходили концерты, в начале 90-х улицу облюбовали и местные художники…

В центральной части города шли тяжелые, кровопролитные бои

Говорят, город становится миром, когда ты любишь одного из живущих в нем людей. Физулинцы дорожат чувством родины и любят память о погибшем городе. Нас же, всех остальных, роднит с этой смешанной с пролитой кровью безымянных героев землей ощущение душевной теплоты, скорби, гордости и отчаяния.

Мне посчастливилось в своей жизни побывать и обойти многие погибшие прославленные столицы, которые волею судеб превращались в незаметные, покрытые толстым слоем истории курганы либо дикие природные холмы. Но исчезнувшие в пене вздыбленных волн мировой истории города все же оставляли какие-то следы минувшей эпохи. Люди трепетно сохраняют память о покинутых городах. Но они никогда не прощали и не прощают злодеев-вандалов, стиравших, вернее, убивавших города. Физули во веки веков останется в памяти как убитый армянами город.

(Продолжение следует)