Грядущие потрясения примирили и Турцию с Израилем наша аналитика, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Турция вернет посла в Израиль. Им станет нынешний глава Центра стратегических исследований при Министерстве иностранных дел Турции Уфук Улуташ. Обозреватели расценивают этот шаг Анкары как попытку улучшить турецко-израильские отношения, переживающие тяжелые времена.

Причем эта попытка со стороны Турции не единственная. И недели не прошло с появления информации о том, что возможную оттепель в турецко-израильских отношениях уже несколько раз обсуждал начальник турецкой разведки MIT Хакан Фидан на встречах с представителями израильских сил безопасности, в том числе с директором Моссада Йосефом Коэном.

Ну а самый серьезный шаг в этом направлении был сделан 7 декабря, когда отставной контр-адмирал Джихат Яйджы, который командовал Военно-морскими силами (ВМС) Турции, обнародовал на страницах израильского аналитического издании Turkeyscope первое в своем роде предложение по разграничению исключительных экономических зон двух стран в Средиземном море.

Кстати замечу, что отставной адмирал – один из лучших стратегов Турции. Именно он был основным автором «Голубой Родины», военно-политической программы, которая определяет претензии Турции на обширную юрисдикцию в Эгейском и Средиземном морях. Контр-адмирала также называют вдохновителем договоренностей о военном сотрудничестве между Анкарой и Триполи, заключенных в 2019 году.

При этом израильские источники сообщают, что первое такое предложение Израилю из Анкары поступило четыре месяца назад, однако переговоры, цитирую, «не получили продолжения из-за пандемии коронавируса». Что в переводе с дипломатического на человеческий означает: Израиль под вполне благовидным предлогом взял длительную паузу на обдумывание турецких предложений.

И в этой паузе действительно была необходимость, поскольку турецкие предложения израильской стороне выглядят в чем-то даже революционными:

➢ В одностороннем порядке расширить зону, охваченную ливийско-турецким меморандумом о морских границах 2019 года, за счет кипрских вод

➢ Отказаться от проекта Восточно-средиземноморского трубопровода (EastMed), вернувшись к идее турецко-израильской трубы, которая будет идти в Европу

➢ Оставить в стороне не только Кипр и Грецию, но и фактически ОАЭ, которые подписали с греческой стороной пакт об обороне.

А по масштабности и резонансу – вполне сопоставимы с событиями 1949 года, когда Турция признала Государство Израиль первой из мусульманских стран мира.

В итоге Анкара обезопасила себя от рисков прекращения поставок высоких технологий и вооружений из западных стран, поскольку Израиль стал одним из основных поставщиков этой продукции в Турцию. Ну а для Тель-Авива сближение с Турцией означало прорыв политической и экономической изоляции на Ближнем Востоке, являя модель для подражания соседним странам, которые, к сожалению, ее проигнорировали.

Второй вехой, на мой взгляд, можно считать последствия той истории из 90-х годов прошлого столетия, когда израильские спецслужбы помогли турецким коллегам обнаружить местопребывания Абдуллаха Оджалана, лидера Рабочей партии Курдистана.

После этого между странами были подписаны соглашения о сотрудничестве в области безопасности, борьбы с терроризмом и в осуществлении совместных сельскохозяйственных проектов в Средней Азии. Последовавший за этими соглашениями обмен визитами высших военных чиновников увенчался контрактами на поставки и совместную разработку некоторых видов вооружений.

Воздушное пространство Турции было открыто для тренировочных полетов израильской военной авиации – территория Израиля для этого слишком мала. А кульминация сотрудничества пришлась на 1996 год, после подписания Анкарой и Тель-Авивом договора о свободной торговле, открывшем для турецких товаров не только рынок Израиля, но и рынки США, Канады и Мексики.

Дальше в отношениях между двумя странами наступил «ледниковый период» в полном соответствии с китайской формулой: в экономике горячо – в политике холодно. То есть в 2018 году дошло до того, что Турция выслала израильского посла и отозвала своего. А вот два важных аспекта сохранились. Во-первых, «ледниковый период» не отразился на отношении двух стран к Азербайджану.

Во-вторых, двусторонние экономические отношения оставались вполне динамичными. По данным министерства торговли Турции, в 2000 году объем двусторонней торговли составил 1.13 млрд долл. США, в 2005-м - 2.27 млрд, в 2010-м – 3.44 млрд, в 2017-м – 4.91 млрд, за первые 10 месяцев 2018-го - 4.54 млрд и 5,5 млрд долларов в 2019 году.

Турция является шестым по величине торговым партнером Израиля. По данным Израильского института экспорта, в 2019 году в экспорте Израиля в Турцию лидировала продукция химического сектора с долей почти 50%, за которой следовали пластмассы (12%) и топливо (9%). Импорт из Турции был более разнообразным, и ни один сектор не доминировал. Наибольшие объемы импорта Израиля из Турции по секторам приходятся на автомобили (18%), железо и сталь (16%), затем идут пластмассы (7%), машины (6%) и цемент (5%).

А что касается турецких экспортеров продуктов питания и напитков в Израиль, то здесь в нынешнем году только хорошие новости - продажи растут. За первые девять месяцев 2020 года продажи турецких сухофруктов в еврейском государстве выросли на 64% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, продажа продукции рыболовства выросла более чем на 36%, а зерновых и бобовых – почти на 18%. Даже экспорт фруктов и овощей вырос более чем на 25%.

И было бы странно, если при таком экономическом фундаменте стороны не искали бы путей к политическому сближению. Еще год назад эксперты писали о том, что «прогнозы развития политических отношений между Турцией и Израилем на обозримое будущее, как правило, исполнены пессимизма. Сейчас Турция рассчитывает решить свои внешнеполитические задачи в рамках астанинского формата, а Израиль тяготеет к формирующемуся на Ближнем Востоке антииранскому блоку во главе с Саудовской Аравией».

Но в израильско-турецких отношениях сегодня «случился Байден». И необходимость оттепели встала перед двумя странами весомо и зримо – грядущие потрясения в регионе требуют как минимум тесной координации действий

К сожалению, до конца нынешнего года и к середине наступающего 2021 эта оттепель не наступит. В политическом секторе двусторонних отношений накопилось много мусора, да и Израилю сейчас важнее не Анкара, а укрепление «Авраамического союза» с возможным его расширением за счет других арабских государств.

Но настойчивая необходимость сближения двух системных конкурентов в регионе уже настойчиво стучит в двери и Анкары, и Иерусалима. А потому подвижки навстречу друг другу Турции и Израиля попросту неизбежны. Наберемся терпения…