Два урока «Арабской весны»: верность и алчность слово публицисту

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Десять лет назад, 17 декабря 2010 года, сотрудница полиции выписала штраф мелкому уличному торговцу в Тунисе Мухаммаду Буазизи за торговлю овощами без лицензии, перевернула его лоток и отвесила пощечину.

Оскорбленный торговец обратился в мэрию, но там отказались ему помочь, и тогда он облил себя горючим и устроил самосожжение на площади перед муниципалитетом. Мухаммад Буазизи был доставлен в больницу в тяжелом состоянии и скончался 4 января 2011 года, так и не узнав, что его поступок положил начало невероятным процессам в Ближневосточном и Североафриканском регионах, названным вскоре «Арабской весной».

75% жителей арабских стран сожалеют о революции

Не верьте тем, кто сегодня, как и тогда, говорил и говорит, что предвидел, ожидал и вообще все эти события были спланированы. Цепная реакция на смерть торговца стала неожиданностью и для политиков, и для аналитиков, и для разведок мира. Самосожжение Буазизи зажгло пожар, которого ни ждал никто, и никто к этому не был готов.

Тысячи людей, главным образом молодежь, вышли на улицы по всему Тунису и потребовали отставки президента. С каждым днем протесты становились всё более массовыми и протестующие непримиримыми. Наконец 14 января Бен Али подал в отставку и, опасаясь за свою безопасность, покинул страну. Так свершилась Тунисская революция, и, как выяснилось чуть позже, она была самой мягкой и бескровной.

В Ливии, Сирии и Йемене революции переросли в кровопролитные гражданские войны, продолжающиеся и поныне. Сотни тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома, что породило проблему беженцев и массовой миграции.

Каждый второй житель Ливии признал, что живет хуже, чем при Каддафи

В Ираке революции не произошло, но ответом на «Арабскую весну» стало появление ИГИЛ, за малым не сумевшее стать реальным государством. В Египте вскоре выяснилось, что альтернатива диктатуре ничуть не лучше: к власти в стране пришли «Братья-мусульмане» - и народ, испугавшись триумфа политического ислама, поддержал военный переворот нынешнего президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси.

Чтобы устоять Бахрейну – потребовалось вводить туда силы безопасности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Монархи Марокко, Омана и Кувейта отделались обещанием перемен, после чего последовали декоративные реформы, ничего не изменившие, но создавшие иллюзию изменений.

Но главное заключалось в том, что лучшая жизнь не наступила ни для кого. Революция прежде всего прошла серпом по тем, кто выходил за нее на баррикады – кто-то сгорел в пламени междоусобных войн, кто-то вынужден был навсегда покинуть родину и влачить жалкое существование в лагерях для беженцев. Да и тем, у кого ничего в жизни не изменилось, – тоже приходится несладко.

Тунисская революция как история успеха? По данным опроса, проведенного британской социологической службой YouGov по заказу газеты Guardian, каждый второй житель этой страны считает, что живет хуже, чем до революции. А в Ливии, Йемене и Сирии процент людей, негативно оценивающих последствия «Арабской весны», предсказуемо еще выше. Об ухудшении качества жизни здесь заявили 60, 73 и 75% опрошенных соответственно.

В стороне от негативных последствий не остался никто. Тому же Евросоюзу пришлось расплачиваться за возникший в регионе хаос: его последствиями стали миграционный кризис в 2015 году, распространение ИГ, «джихад-туризм» европейцев в Сирию и Ирак, а также теракты в Париже, Ницце и Берлине.

«Дестабилизация Ближнего Востока, - пишет в статье Der Spiegel Мэтью фон Рор, - также привела к трансформации политического ландшафта в Европе, росту популярности правопопулистов, а также к брекситу, причиной которого послужил страх перед мигрантами».

Сейчас много разговоров о том, кто из стран выиграл, а кто проиграл от «Арабской весны». «Запад утратил «политическую значимость» в Ближневосточном регионе, уступив место Ирану, России и Турции», - пишет все тот же Мэтью фон Рор. Но это слишком односторонний, плоский взгляд на ситуацию.

"Арабская весна" вызвала опаснейший тектонический процесс - под миграционной волной осталась и сама Европа

В «Арабской весне» нет победителей и выигравших. Есть только потерпевшие. Которые рискуют сейчас, в наступающею новую эпоху турбулентности на Ближнем Востоке и в Северной Африке, если не усвоят некоторые уроки.

Понятно, что главный для правителей стран, находящихся в зоне риска повторения событий 10-летней давности, важнейшим является вывод о том, что силовыми структурами должны руководить по-настоящему верные лидеру люди, готовые без колебаний выполнить любой приказ, вплоть до применения самых жестких мер в отношении демонстрантов. В сочетании с другими мерами – блокадой интернета и гибкой реакцией на требования восставших, вплоть до выдачи им «козлов отпущения» в виде совсем уже зарвавшихся чиновников – это дает весьма положительный эффект.

Но главный урок, судя по происходящему в Ираке, Ливане и много где еще, так и остался неусвоенным. Ни одно враждебное государство и злая внешняя сила, ни одни оппозиционеры и несогласные не сделают для беспорядков и хаоса в стране больше, чем эгоизм и алчность правящих режимов.

И пока эти элиты не поймут, что коррупция обратно пропорциональна процветанию страны, что не стоит допускать ситуацию, при которой благосостояние человека напрямую зависит от занимаемой им политической или государственной должности, – все мы будем жить в ожидании, что «Арабская весна» вновь постучит в дверь.