Лондон наступает с помощью Турции наша аналитика

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Правительство Великобритании во вторник, 29 декабря, сообщило о подписании торгового соглашения с Турцией на сумму 20,5 млрд евро. Этот документ должен послужить основой для более выгодной торговли между двумя странами в период после Brexit.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган назвал договор «самым важным соглашением» со времен подписания торгового соглашения Турции с Евросоюзом в 1995 году.

Эрдоган назвал торговое соглашение в Лондоном «самым важным соглашением» со времен подписания торгового соглашения Турции с Евросоюзом в 1995 году

«Для Турции это начало новой эры во внешней торговле. Британия - шестая экономика мира. Свободную торговлю с Англией мы рассматриваем как новую веху. Благодаря этому мы сможем сильнее усилить нашу торговлю с Британией. Соглашение с Великобританией и возможные последующие события скорее всего заставят ЕС рассмотреть вопрос об обновлении соглашения о Таможенном союзе с Турцией», - заявил в этой связи председатель Стамбульской торговой палаты Чекиб Авдагич.

«Без этого соглашения около 75% турецкого экспорта могло попасть под пошлины, что повлекло бы потерю около $2,4 млрд, теперь такого риска нет», - отметила министр торговли Турции Рухсар Пекджан.

В Департаменте международной торговли Британии отмечают, что соглашение обеспечит преференции для 7600 британских предприятий, экспортирующих в Турцию машины, железо и сталь.

Остается добавить два немаловажных штриха: во-первых, несмотря на то, что обе страны не успевают ратифицировать соглашение до конца года, оно вступило в силу уже с 1 января.

Во-вторых, по состоянию на 2019 год общий объем торговли между двумя странами превысил 16 миллиардов долларов. И это пятая по величине торговая сделка, заключенная Лондоном после соглашений с Японией, Канадой, Швейцарией и Норвегией. Причем Великобритания - вторая по величине страна по экспорту турецких товаров. Анкара экспортировала туда своей продукции на 11,3 миллиарда долларов (в Россию, для сравнения, $3,46 миллиарда).

Словом, в турецкой и британской столицах царит неприкрытое ликование, все жонглируют действительно впечатляющими цифрами. Однако произошедшее событие куда глубже и многограннее, чем торговый договор, которых, кстати, с тех пор как жители Великобритании в 2106 году проголосовали за выход королевства из состава ЕС, страна заключила ровно 62. С государствами, в числе которых Япония, Мексика, Сингапур и Вьетнам. Вот только соглашение о свободной торговле между Великобританией и США до сих пор не заключено.

ранее Ричард Мур работал в Турции, к тому же свободно владеет турецким языком, ему быстро удалось стать популярной фигурой в местных политических и дипломатических кругах

Истинные причины ликования в Лондоне и Анкаре лежат, конечно, не только в укреплении торговых и экономических отношений двух стран – сформировалась ось, задачей которой будет ослабление позиций Евросоюза в регионах, где Великобритания имеет свои геостратегические интересы. А это огромное пространство, от берегов Аравии и до границ Центральной Азии с Китаем, включая сюда, разумеется, и Закавказье, исторически так сложилось – трудно англичанам без Каспия.

И ведь не вчера это началось. И не сразу. Чем громче в ЕС критиковали Турцию за проведение очередной военной операции в Сирии, за помощь ливийскому правительству, за «нарушение прав человека», за то, что она Турция, в конце концов – тем многозначительнее становилось молчание Лондона.

Ну а потом, в январе 2014 года в британо-турецких отношениях случился Ричард Мур. К моменту, когда он был назначен послом в Турцию, за его спиной был уже почти тридцатилетний (с 1987 года) опыт работы в MI-6. Кроме того, до своего возвращения на дипломатическую работу он успел побывать на посту заместителя советника правительства по национальной безопасности.

Поскольку ранее Мур уже работал в Турции, к тому же свободно владеет турецким языком, то ему быстро удалось стать популярной фигурой в местных политических и дипломатических кругах.

Эрдоган и правящая Партия справедливости и развития ранее относилась к Великобритании крайне настороженно, однако Мур сумел преодолеть этот барьер, совершив достаточно нестандартный ход. Именно Ричард Мур настоял на том, чтобы Лондон сразу же занял решительную позицию против мятежников во время попытки государственного переворота в июле 2016 года.

И именно он организовал визит Бориса Джонсона, на тот момент главы МИД, в Анкару, чтобы продемонстрировать солидарность Британии с Турцией. Визит, в ходе которого Джонсон заявил, что «Лондон будет стоять бок о бок с Анкарой». Обе страны уже вовсю дрейфовали от Евросоюза с его странными комиссарами в Брюсселе – и вполне логично, что в ходе этого дрейфа они встретились и оценили перспективы стратегического партнерства. Окончательное оформление которого прошло, что называется, в два этапа.

Сначала Лондон заявил в октябре 2019 года, после начала операций Турции на севере Сирии, о приостановке продажи Анкаре оружия – но тут же пояснил, что речь идет только о том оружии, которое используется в Сирии. Фактически это был запрет ни о чем, евросообщество стенало, рвало и метало.

А 20 ноября нынешнего года главный маршал авиации Великобритании Майкл Вигстон в ходе своего визита в Турцию заявил о том, что оборонная компания Великобритании BAE Systems помогает турецкой военно-технологической компании TUSAŞ в процессе разработки турецкого отечественного истребителя пятого поколения TF-X, который планируется вывести из ангара к 2023 году, когда в Турции будет отмечаться столетие со дня основания Республики.

именно Мур организовал визит Бориса Джонсона, на тот момент главы МИД, в Анкару, чтобы продемонстрировать солидарность Британии с Турцией

Теперь стенали и метали уже в Вашингтоне, где рассчитывали, что «исключением» Анкары из программы F-35 поставят турок в затруднительное положение, а после, введением санкций, сделают еще более податливыми к требованиям новой администрации США и американского антитурецкого лобби.

И вот здесь совершенно необходимо помянуть «конспиролухов», единогласно кинувшихся утверждать, что Анкара – «марионетка» Лондона на Ближнем Востоке, а на постсоветском пространстве британо-турецкое партнерство носит какую-то там «антироссийскую направленность». Ну и так далее, «понеслись эхо по тубам».

Представление о том, что в паре Великобритания-Турция Анкара является «ведомым», чуть ли не «прокси» Даунинг-стрит и Форин-офис, является крайне предвзятым, необъективным и не вполне адекватным.

Многие эксперты в Турции давно отмечают, что после выхода Великобритании из Европейского союза Лондон начнёт вести свою политику, направленную на демонтаж ЕС и вытеснение США с Ближнего Востока. И до тех пор, пока Анкара будет считать для себя это выгодным – руководство Турции не откажется принять в этом активное участие. Как и в создании совместно с Азербайджаном и Грузией коридора на Восток, в Центральную Азию и к китайским границам.

Но при самом тесном сотрудничестве в таких деликатных сферах, как информационно-аналитическое обеспечение правящих кругов, разведка и создание передовых военных технологий, Турция и Великобритания сохранят крайне высокую степень самостоятельности в принятии принципиальных решений на международной арене.

Времена «ведущий-ведомый» уходят в прошлое, в новую эпоху куда более надежной основой партнерства становится взаимная выгода, основанная на общности интересов. Просто в Анкаре и Лондоне это поняли раньше других.