Москва Тель-Авиву нужна из-за другого о главном в регионе

Юлия Медведева, Москва, специально для haqqin.az

Министр иностранных дел России Сергей Лавров провел переговоры со своим израильским коллегой Габи Ашкенази.

Интрига возникла нешуточная. Во-первых, приезд главы израильской дипломатии почти совпал с визитом делегации Хезболлы в РФ. «Источник в МИД еврейского государства» - из тех, кого уполномочивают анонимно слить что-то важное, без выражения официальной позиции, - выразил надежду, что совпадение стало результатом случайного, а не умышленного пренебрежения. Какое же странное совпадение…

Москва Тель-Авиву не очень-то и нужна в израильско-палестинском урегулировании, а вот с Ираном и Сирией...

Во-вторых, той же ночью сирийская территория еще раз подверглась атаке израильских ВВС. Появилась информация, что причиной очередной из атак, крайне негативно влияющих на отношения Москвы и Дамаска, стало то, что за последние 48 часов была отмечена высокая интенсивность полётов грузовых ИЛ-76 из Ирана в Сирию.

И хотя официальной израильской реакции на подобные сообщения никогда не поступает, ни для кого не секрет, что за десять лет гражданской войны в Сирии авиация еврейского государства регулярно наносит удары по тем объектам, в которых видит «угрозу распространения иранского влияния» в соседней стране. Проще говоря – бьет по складам и базам Корпуса стражей исламской революции и проиранских прокси.

В итоге, по настойчиво продвигаемой в СМИ официальной версии российской стороны, согласованной, по всей видимости, с израильтянами, Сергей Лавров и Габи Ашкенази «подробно остановились на перспективах преодоления конфликта между Палестиной и Израилем». Но, судя по всему, главными в их переговорах стали совсем другие темы, а именно – Сирия и Иран.

И вот почему. Для решения вопросов израильско-палестинского и в целом арабо-израильского урегулирования Москва Тель-Авиву не очень-то и нужна, будем говорить прямо. Влияние России на палестинцев осталось в прошлом, во временах Ясира Арафата. Да и то было оно весьма странным, не всегда понятным, кто на кого влиял.

Влияние России на палестинцев осталось в прошлом

Поэтому по данному вопросу «подробно останавливаться» не на чем. Израиль достаточно успешно решает данные вопросы и без Москвы. Но совсем другой аспект – дела сирийские и дела иранские. Тут-то главам дипломатических ведомств есть о чем поговорить. И поговорить серьезно.

В Израиле рассчитывают на полное взаимопонимание с российской стороной по следующим позициям. Первое, поскольку угроза распространения иранского влияния является угрозой национальной безопасности Израиля, то еврейское государство хотело бы еще раз закрепить свое право наносить воздушные удары по сирийской территории при полном бездействии находящихся там российских средств ПВО.

В прошлом секретные договоренности об этом были достигнуты. И выглядели, по всей видимости, следующим образом: Израиль отказывается от риторики о необходимости смещения Башара Асада, а также информирует российских военных об активности своей авиации на сирийской территории. Россия же, в свою очередь, не препятствует действиям ВВС ЦАХАЛ - и выступает в качестве стороны, которая может частично сдержать продвижение иранских прокси на юг, к израильско-сирийской границе.

Договоренности такого рода требуют регулярного подтверждения и обсуждения условий их продления. Именно это являлось одной из главных целей визита Ашкенази в Москву. Кроме того, главе дипломатического ведомства еврейского государства очень хотелось узнать о нынешнем состоянии российско-иранских отношений.

Ну и, само собой, переговорили по поводу самой животрепещущей темы – возможной новой сделки по ядерному досье Ирана, в которой Россия, напомню, выступала одним из гарантов мирного характера иранской атомной программы. Позиции сторон здесь серьезно расходятся. И израильской стороне крайне важно понять, насколько далеко готова идти Москва в новых переговорах, если таковые начнутся.

Что из всего этого выйдет – станет известно достаточно скоро. Разумеется, не из официальных сообщений по итогам переговоров, а в конкретных деталях и шагах. Кризисный потенциал в отношениях Израиля и России, конечно же, есть. Но вот в какую форму он выльется и выльется ли вообще – может показать только время.