Турецкие компании ринулись на восстановление Карабаха. А как же российские? взгляд из Москвы

Александр Караваев, научный сотрудник Института Экономики РАН, автор haqqin.az

Успех карабахской реконструкции во многом зависит от успеха взаимодействия России и Турции в азербайджанском экономическом пространстве. Благодаря этим основным внешним субъектам можно получить наилучший результат: от непосредственно дополнительных инвестиций, свыше ассигнований азербайджанского бюджета, до создания благоприятных условий в региональных инфраструктурных и экспортно ориентированных проектов - речь как о результате, быстро выполненном подряде строительства, так и о внешней среде - условий для допуска новых карабахских предприятий на внешние рынки, включения их в более широкие цепочки кооперации. Кроме того, для Баку важно решить задачу "разгона" внешних капиталовложений, источником которых будут являться мировые инфраструктурные банки и другие внешние игроки, помимо Турции и России.

Давайте посмотрим, какая картина складывается.

В текущем году на восстановление Карабаха уйдет до 1.3 млрд долларов

По данным Минэкономики Азербайджана на середину марта 2021 года, в Баку поступили обращения от 53 иностранных компаний из 12 стран. Среди них в основном компании из Турции, России, Пакистана, Венгрии и Казахстана.

В рамках "Государственной программы по восстановлению и устойчивому развитию освобожденных от оккупации территорий Азербайджанской Республики на 2021-2025 годы" в текущем году предусмотрено до $1,3 млрд бюджетных расходов. Если такие параметры сохранятся, то общие госинвестиции за пять лет могут составить $5,2 млрд с перспективой роста за счёт внешнего инвестирования: интерес проявили ЕБРР, Венгерский экспортный банк Exim Bank, ВБ.

Для понимания масштабов приведем следующее сравнение - 5,2 млрд долларов - это около 380 млрд рублей - ВРП Рязанской области, где чуть больше 1 млн человек. При этом площадь восстановления в Карабахе около 10 тыс кв км, в четыре раза меньше данного российского региона, что косвенно говорит о плотности строительства новых объектов и их стоимости.

На стартовом периоде определенные преимущества заметны у турецких компаний. Но, скорее всего, финансово-инвестиционный "пирог" бюджетных подрядов в Баку распределят более менее равномерно, сообразно реальному потенциалу внешних игроков.

В этой связи актуальными оказываются следующие вопросы: смогут ли национальные и зарубежные подрядчики реализовать текущий бюджет 2021 года без перевода остатков средств на следующий, учитывая, что до конца года осталось три квартала?

Процесс разминирования тормозится как отсутствием карт, так и просто масштабом работ - вероятно, этот процесс на ряде участков затянется на годы. Плюс к этому, до начала III квартала текущего года в Азербайджане, как и во всем мире, сохраняются ограничения в связи с пандемией. При этом президентом озвучено, что до конца 2021 года будет восстановлено и проведено электроснабжение региона, выполнены работы первой стадии по аэропорту Физули, построена дорога в Шушу. То есть нынешний бюджетный год окажется скорее стартовым, и по нему нельзя еще квалифицированно судить о реальном числе участников восстановления.

Трасса Ахмедбейли-Физули-Шуша строится с участием 2 турецких компаний

Наиболее масштабные проекты пойдут на втором этапе.

Оправдается ли в практическом плане активность внешних инвесторов после становления основной магистральной инфраструктуры? Лидерские позиции среди зарубежных инвесторов сейчас уверено занимают компании Турции. В частности в сфере дорожного строительства (трасса Ахмедбейли-Физули-Шуша строится с участием 2 турецких компаний), аграрного развития (закупка Минсельхозом Азербайджана семенного материала и саженцев), строительство технопарков (проект взаимодействия Агентства инноваций Азербайджана и турецкого технопарка GOSB, объединяющего 130 компаний).

Когда к процессу восстановления подключатся российские компании? Потенциально, Россия (частный бизнес и госкорпорации) могла бы занять лидерские позиции среди  "карабахского пула" инвесторов восстановления. Однако пока дальше озвучивания намерений дело не продвигается. Crocus Group, крупнейший российский девелопер, озвучил планы своих азербайджанских инвестиций в 2021-2022 году лишь в секторе элитного потребления Баку (Sea Breeze Resort) - открыть 7 новых ресторанов.

Глава ТПП РФ заявлял о долгосрочном интересе российских компаний к "карабахскому" восстановлению. Речь идёт в частности, об энергетике - восстановление ГЭС работавших ещё на советском оборудовании. Но также проявляется интерес к возможным подрядам на восстановление коммуникаций в городах и поселках. Ясность в этот вопрос, скорее всего, внесет заседание азербайджано-российской межправительственной комиссии, заседание которой анонсируют на конец апреля - начало мая.   

Оценка векторов взаимодействия Азербайджана с Турцией и Россией позволяет сделать вывод об их взаимодополнении и относительно низкой конкуренции друг с другом в экономическом пространстве Азербайджана. Кооперация с турецкими компаниями это прежде всего азербайджанские инвестиции в инфраструктуру и строительство, углеводородный экспорт. Обратные инвестиции Турции в Азербайджан достигают $16,3 млрд - 4200 компаний по 300 проектам, плюс к этому хороший товарооборот - $4,5 млрд по итогам 2019 года. Однако стержневыми на этом векторе в значительной степени выступают углеводородные проекты, связанная с ними инфраструктура и перерабатывающее производство (НПЗ Star).

Каково же участие российского бизнеса?

Кооперация с российским вектором - это другое опорное крыло азербайджанской экономики - промышленное производство в несырьевой сфере, взаимная торговля аграрной и иной потребительской продукцией, более активная составляющая частного сектора диаспоры. Объем экспорта азербайджанской продукции в РФ составил $731 млн 826,2 тыс. (рост на 9,9%).

Важный фактор: денежные переводы физических лиц из России в Азербайджан в 2020 году составили $606 млн (рост на 7,3%), Турция, будучи на втором месте, заметно отстает - $76,375 млн (рост на 7,3%). Косвенно, это говорит о том влиянии, которое могут оказать капиталы малого бизнеса российской азербайджанской диаспоры на процессы восстановления. 

Таким образом, в карабахском проектировании есть возможность найти точки соприкосновения для расширения этого опыта взаимодействия с участием компаний из трёх стран на одном проекте.  

Один из вариантов - проекты в аграрном секторе. Есть смысл провести специальную миссию Минсельхозов Турции, Азербайджана и России с целью обмена опытом и лучшими практиками в области растениеводства, животноводства, сельскохозяйственного страхования, образования в аграрной сфере, управления водными ресурсами, защиты окружающей среды. Определения перечня возможных проектов для реализации на платформе восстановления…