Леонид Радзиховский в интервью haqqin.az прогнозирует ухудшение отношений России и Турции

Беседовал: Джейхун Наджафов, собкор

Отмена Россией авиасообщения с Турцией нарушила планы на отпуск более полумиллиону россиян, закупивших путевки на турецкие курорты чуть ни на весь весенне-летний сезон. Причем деньги за уже оплаченные туры им вернут не полностью, а с вычетом солидных процентов. Ассоциация туроператоров РФ заявила, что залог за бронирование отеля, визовый сбор, медстраховку и некоторые другие расходы возмещаться не будет. В свою очередь, авиаперевозчики посчитали, что повод для отмены рейсов не является страховым случаем, что означает потерю российскими гражданами, купившими билеты на перелет в Турцию и обратно, еще немалой суммы.

Россиянам запретили отдых в Турции из-за коронавируса или политики?

Официально Москва приостановила полеты в Турцию «из-за резкого ухудшения ситуации с коронавирусом в этой стране» и рекомендовала туроператорам пока не продавать путевки в этом направлении. Между тем общее число туристов, забронировавших путевки в Турцию с заездами в период с 15 апреля по 31 мая включительно, по данным той же российской туристической ассоциации, составило 533,2 тысячи. А за свой несостоявшийся отдых российские любители позагорать на побережье Средиземного моря заплатили в общей сумме 354,6 миллиона евро.

В беседе с haqqin.az российский политолог Леонид Радзиховский не стал отрицать, что рост распространения коронавируса в Турции действительно сыграл определенную роль в решении закрыть дорогу российским туристам, но главную причину он видит все же в политической подоплеке: Москве очень не понравились встреча украинского и турецкого президентов - Зеленского и  Эрдогана, заключенные ими  соглашения, а главное, заявление турецкого лидера о том, что Анкара никогда не признает аннексию Крыма и некоторые другие политические факторы.

Или все же наложился отпечаток политических заявлений на встрече Эрдогана с Зеленским?

«Политика Турции в последнее время раздражает Москву все больше, - считает Радзиховский. – Назвать отношение Турции к России враждебным было бы несправедливо, но и никакого подобострастия тоже не наблюдается. Турция вела и ведет свою, независимую политику, а ее президент способен на решительные и резкие шаги. Причем не только касательно РФ, но и США, Франции и даже НАТО. Эрдоган демонстрирует, что никаких авторитетов над собой не признает и действует исключительно по своему усмотрению. К явному неудовольствию многих политиков, в том числе президента России».

По мнению политолога, российский президент по каким-то причинам уверенно чувствует себя с некоторыми европейскими лидерами и очень несмело с властными, своевольными руководителями, хотя с точки зрения здравого смысла никакой разницы не должно быть. В связи с последним инцидентом войну России никто, конечно, объявлять не собирается, но вполне возможно, что отменой авиаперелетов в Турцию дело не ограничится и отношения будут ухудшаться.

«Турецкий президент просчитывает каждый свой шаг и позиционирует себя как самостоятельного лидера. Решения, в том числе о том, с кем заключать соглашения, он принимает сообразуясь с собственными мотивами, и убежден, что не обязан ни с какой страной или блоком находиться в вассальных отношениях. Именно эта политическая линия Эрдогана вызывает раздражение у лидеров разных стран. Однако, как мне кажется, в отношениях с Эрдоганом Путин не выказывает той решительности и даже агрессивности, какие он демонстрирует, скажем, президентам Украины, Польши или Грузии. Возможно, это связано с военной силой Турции, особенно в Сирии. Москва, очевидно, опасается столкновений с турецкой армией. Но есть и другие психологические факторы», - предполагает Радзиховский.

Радзиховский прогнозирует вирусную катастрофу в России после "Бессмертного полка"

Что же касается конкретно повышенной опасности коронавируса, из-за чего, по официальной версии, РФ закрыла для своих граждан дорогу в Турцию, то почему-то в самой России, где ситуация с пандемией тоже не самая лучшая, активной борьбы с распространением заразы не наблюдается. В прошлом, как и нынешнем году смертность от ковида в процентном отношении к населению здесь ощутимо большая, чем в европейских странах. Только за нынешний январь естественная убыль населения составила более 100 тысяч человек. Если так будет продолжаться в течение года, то получается, что РФ потеряет в 2021 году более одного миллиона граждан. Мало в какой стране такие же высокие цифры смертности, отмечает политолог.

«Тем не менее особого беспокойства в связи с ковидом в России давно не заметно. Локдауны не вводятся, ограничений очень мало, люди практически не соблюдают масочный режим. И судя по всему, это сознательная политика властей. Российское правительство видит, что ограничения и локдаун, мягко говоря, непопулярны. В Европе они вызывают массовые протесты. От ввода всяких карантинов падает рейтинг властей. И вот в дилемме - падающий рейтинг или избыточная смертность - российские власти выбирают избыточную смертность. Чтобы в этом убедиться, надо просто посмотреть статистику. А кто про эту статистику знает?

По оценке политолога, в России умирает от коронавируса около 1 миллиона человек

Только тот, которому интересно зайти на сайт Росстата. Подавляющее большинство населения этим не интересуются, никакую статистику не прослеживает. Люди смотрят российское телевидение, которое в отличие от европейских телеканалов обстановку связи с ковидом не нагнетают. Телевидение благодушно утверждает, что нет ничего страшного, мы справляемся с пандемией намного лучше, чем в Европе. Ну и поскольку локдауна нет, а с телеэкранов раздаются такие успокоительные заявления, население чувствует себя психологически уверенным, а рейтинг власти не падает.

Однако в ближайшее время предстоит нешуточное испытание, и непонятно, как Кремль из него выйдет. Дело в том, что 9 мая устраивается традиционное шествие «Бессмертный полк». Миллионы людей по всей России с портретами воевавших родственников выйдут на марш. И лично мне непонятно, что могут предпринять власти. Отменить шествие невозможно, так как Отечественная война превратилась в России в некую религию, скрепу, главную политическую идею. Война стала квазирелигиозным культом. А проследить за тем, чтобы  участвующие в шествии миллионы людей были в масках, держали социальную дистанцию - нереально. И все это чревато катастрофическими последствиями», - не сомневается политолог.