«Евангелие» Путина близко к представлениям Алиева и Назарбаева памяти Таира Салахова

Александр Караваев, автор haqqin.az

Уходят последние люди, олицетворяющие и некогда создавшие наши общие смысловые пространства - такие, как Гейдар Алиев в сфере политического мастерства, Таир Салахов в сфере живописи... И хотя время титанов, реализовавших идеи и задачи глобальной державы, ушло вспять, у нас сохраняется общая память, требующая соответствующего попечения. Определенных институтов ее сохранения и актуализации для последующих поколений.

из-под кисти Таира Салахова вышел новый портрет Гейдара Алиева

Причастность к общей Победе, большим социальным и технологическим прорывам космического масштаба, пожалуй, единственный, практически безупречный элемент памяти общего советского наследия сохраняется до сих пор, не подвергаясь неизбежной энтропии и бегу времени. Однако объем толкования теперь превышает само наследие, что объективно нарастающей дистанции времени.

Хотя за 30 лет постсоветской деятельности институтов СНГ были удачные попытки в поддержании диалога медиасообществ, выработки общих календарных ритуалов в основном вокруг войны и победы во Второй Мировой войне - взять хотя бы одинаковые по статусу участников и высоте торжественно-драматического пафоса мероприятия на 9 Мая, выполняемые ежегодно в Минске, Баку, Москве, других столицах. Но, тем не менее, так и не удалось добиться яркого и нового зримого символа этой памяти. Все, что мы имеем, мозаично и отрывками словно вырвано из контекста.

И здесь важно, в какой форме - что именно мы хотели бы видеть в качестве проявления выражения этой памяти наших предков. Как найти такую форму, чтобы она одновременно не гипнотизировала фантомами величие прошлых лет, но объединяла нас в будущем...

Символично вот такое совпадение. Вечером 20 мая, накануне кончины Салахова, на сайте российского президента был опубликован Указ «О присвоении почетного звания Российской Федерации «Город трудовой доблести».

Звание будут получать города, в свое время не получившие звания города-героя, но участвовавшие своими силами, предприятиями и людскими ресурсами в Великой войне..

На самом деле, это тот самый путь памяти, за который ратовали ветераны и многие их потомки в городах бывшего Советского Союза, для сохранения высокого статуса почитания этого времени.

Смогут ли такой же статус, городов трудовой доблести, распространить на СНГ и, в частности, на Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, зависит от нашей активности.

Ильхам Алиев на Красной площади во время Парада Победы

Тем не менее, это не только память о Победе и последующих достижениях, но и преодоление условий тоталитарного государства, в котором ковались эти достижения. Преодоление – наша общая судьба. Где и героизм, и сопротивление системе, ломающей людей через колено, сливаются в один титановый сплав. Не случайно последние образы, над которым работал Салахов, объединены памятью ГУЛАГа.

Настоящий художник берется за решение великих вопросов, стоящих перед человеком/человечеством, а он по сути единственный - как быть человеку в жестоком, беспощадном мире, на берег которого он выброшен судьбой? Как решить вопрос между индивидуальным и коллективным? Он теперь как никогда актуален в политическом плане для новой элиты/аристократии, оказавшейся у власти после Союза и пытающейся формировать новую идеологию. Человек не может жить без цели или миссии.

С картин Салахова на нас смотрят люди именно с таким, бытийственным вопросом в глазах.

Казалось бы, что нам теперь до этого? Каждая из бывших советских республик строит свою политику исторической памяти, порой не совпадающую и конфликтующую между собой. Грубо говоря, "евангелие" от Путина не совпадает с "евангелием" от Зеленского - тут уже и поколенческий разлом, но близко к представлениям Назарбаева и Алиева.

такие политические лидеры, как Назарбаев и Алиев, осознают, что нам нужно сохранить связь времен

Остался в прошлом общий на пятнадцать республик Космос, нет общего козырька ядерного оружия, общего владения "критическими" передовыми технологиями.

Но мы по-прежнему, как наследники Римской империи в Европе, пользуемся общими плодами в разных сферах - от добычи углеводородов до транспорта.

Главное, что нам нужно сохранить, - связь времён. Общая дань уважения к тому поколению – Гейдару Алиеву, Фарману Салманову, Кериму Керимову, другим людям-героям, создавшим глобальное социалистическое государство. Если этого не будет, следующие поколения не будут помнить о наследии, переоткрывая его заново с искажениями.

Это напоминание того, что "мы вместе" по-прежнему, что могут возникнуть такие вызовы, на которые могут быть лишь комплексные, коллективные ответы народов, помнящие опыт того единства, поддержки "дружеского плеча". Пусть он и не такой долгий по историческим меркам.

Минуя короткую передышку после "холодной войны", мир снова погружается в состояние катаклизмов, как новой нормы. Это видно из кратного увеличения катастроф и бедствий не только в плане эпидемий, но и климата. Все это делает нашу жизнь тяжёлой и суровой, сближая с образами Салахова - образами напряжённого ожидания "черного лебедя".

все, что мы имеем, мозаично и отрывками, словно вырвано из контекста. Картина Таира Салахова: "Женщины Апшерона", 1967 год, хранится в Третьяковской галерее

И вот что же дальше?

Если мы исходим из необходимости поощрения памяти Баку и других столиц как частиц общей памяти, исходим из необходимости восстановления некоего почетного ритуала памяти, созвучного нынешним вызовам, а не представлениям тридцатилетней давности, может, и есть смысл попробовать создать новую форму? И это вполне доступная и привлекательная задача для практической реализации на площадке СНГ и гуманитарного фонда МФГС, в котором у Азербайджана сильные позиции.