иммунная Система государства сегодня мы постучимся в дверь МВД

Эйнулла Фатуллаев

Сегодня в Азербайджане День полиции. Этот день не может остаться незамеченным для той части азербайджанской общественности, которая способна принять и осознать колоссальную роль полиции в судьбоносные дни Отечественной войны. Войсковые части вели кровопролитные бои в этой исторически значимой эпохальной схватке. Под огнем в сражениях ряды вдохновленной мечтой о Карабахе армии редели. И в стальные ряды складывающейся на полях сражения победоносной армады вливались не одни добровольцы и резервные части рвущейся в бой армии, но и элитные подразделения азербайджанской полиции. Спустя несколько недель после окончания боев судьба журналиста пронесла меня по неостывшим следам второй карабахской войны. В Зангилане, Губадлы, Физули, Гадруте… следуя по всей освобожденной карабахской земле, на пути встречались отважные, суровые, оловянные полицейские, которые, едва покинув поля сражения, призывались к становлению правопорядка на все еще полыхающей земле.

Архитектор нынешнего МВД - Рамиль Усубов передал штурвал в надежные руки

Шла ожесточенная война, которая не нарушила механизм привычной, слаженной, при этом придирчивой и въедчивой работы Системы. Так в период советского казарменно-административного режима называли МВД. Это была нерушимая и тотальная Система. И в немыслимо кратчайшие сроки, после 15 июня 1993 года, основателю Третьей республики – Гейдару Алиеву удалось возродить из пепла и адаптировать к новой формации рухнувший в годы анархистского безвременья столп государства. А идущий в ногу со временем президент-реформатор Ильхам Алиев пересмотрел всю жизнедеятельность государства, кроме МВД.

Бесперебойная работа часового механизма. Эта метафора раннеалиевского периода может охарактеризовать работу азербайджанского МВД. Вот этот смастеренный еще четверть столетия назад аппарат сдерживания сыграл феноменальную роль и во время войны…

В Баку, да и в других городах, в глубоком тылу никто не почувствовал запаха войны. И даже запаха пороха. Изредка в окрестностях столицы нарушал привычный покой мирной жизни лишь усиленный комендантский час и посты усмиряющих своей дисциплиной вооруженных солдат МВД. Но скорее, – это веяние новой коронаэпохи, режим чрезвычайного положения вторгся в нашу жизнь вместе с необъявленной биологической войной. И солдатские посты стали новыми привычными знаками коронаэпохи - нашей повседневной, ограниченной волей государства жизни. Полицейские посты отныне украшают столицы самых мирных городов.

А война в моем подсознании – это танкист в Баку, который на собственной боевой машине едет за сигаретами в соседний маркет. Так было в ненастном 1992-ом, когда война вторглась в жизнь каждого азербайджанца, постучалась в каждую дверь. Война – это перестрелки бандитов на мрачном бакинском побережье, превращенном в царство тьмы. Это бунт потеснивших государство криминальных банд. Всего этого в период второй карабахской войны мы не увидели. Потому что за четверть столетия алиевской власти полиция превратилась в синоним государственности. Хотя в представлении либеральной части общества, полиция – это наиглавнейший карательный институт. Но полицию как грубую и неотесанную силу столь же искренне не любят в Берлине, Лондоне, Париже и Нью-Йорке, стражи порядка воплощают легализованное насилие под вывеской государства. Впервые в 2013 году, наблюдая за садистским насилием полиции при разгоне манифестации во Франкфурте, я осознал, что полиция и вежливость – это взаимоисключающие дефиниции. А после жестокости лондонской полиции, которая словно дикая буденовская дивизия обратила всю свою жестокость к британским анархистам, я научился смотреть по-другому на азербайджанскую полицию.

Хотя это уже проявление древних, как наш мир платоновских либо сократовских философских споров о форме государства и его устройстве. Свобода человека заканчивается там, где начинается свобода азербайджанского гражданина или британского подданного. Свобода не должна нарушать и тем более исключать безопасную и стабильную жизнь. И эту размеренную и спокойную жизнь наладила азербайджанская полиция, которая превратила Баку в тихую гавань, возможно, самую безопасную столицу евразийского региона.

Баку стал одним из самых безопасных городов, в котором полностью побежден криминал

Стамбул наводнен постсоветским общаком, Москва так и не избавилась от «криминального чтива», в Тбилиси, воспевающим вечную любовь к ворам в законе, нарушит покой призрачная ночная уголовщина…

В Баку МВД Азербайджана удалось создать уникальную упреждающую систему подавления криминала. Безусловно, это заслуга одного из самых талантливых азербайджанских бюрократов и оперативников, архитектора нынешнего МВД Рамиля Усубова. Он же выпестовал, приучил к штурвалу и раскрыл способности нынешнего министра – Вилаята Эйвазова, который на протяжении 15 лет и возглавлял оперативную работу, находясь на передовой борьбы с криминалитетом. Система МВД – это уникальная защитная спираль, встроенная в государственный организм. Своего рода иммунная система. Ответная реакция организма на угрозу из вне. Любая система может дать сбой, кроме МВД. В новорожденных государствах сбой имунной системы, то есть самого МВД - предвестник смерти самого госорганизма. Со смертью или разложением МВД начинается распад государственных устоев.

Фактор личности в системе МВД, как и прежде, играет главенствующую и определяющую роль – система построена на безупречном авторитете и непререкаемой харизме министра. В азербайджанской системе, говоря словами великого классика, главный полицейский – слуга царю, отец солдатам. Издревле говорят, что победителей не судят. И грандиозные достижения в победе над криминалом и жизнедеятельности стабильного тыла, как и молниеносного становления административной власти в Карабахе аккурат на следующий день после завершения Отечественной войны – неоспоримая заслуга руководства МВД. Пожалуй, осталось в стороне еще одно историческое достижение – формирование наиболее боеспособной части вооруженных сил – Внутренних Войск. Это армия в армии, а возможно, и пример для армии. Какой должна быть современная армия.

Да, безусловно, как и в любой успешной системе, есть и проблемы, огрехи, такая ахиллесова пята, как ГАИ. Однако, с каждым годом, руководство МВД не словами, а делами меняет лицо азербайджанской полиции. За последние считанные годы удалось изменить и стереотипный облик азербайджанского милиционера. Высокий, статный, вежливый, учтивый… Все они хотят быть похожими на него, своего все еще молодого министра, который несколькими днями ранее отметил свое 53-летие.

Обеспечившая мягкие трансформации сформированная Алиевыми традиция политической преемственности доказала свою успешность (во всяком случае, в нашей стране и с нашим восточным менталитетом) и в МВД, которую по советской привычке все еще называют Система.