Эйнулла Фатуллаев спросил Фуада Нагиева об «исчезнувшем отеле в Шахдаге»: «У меня на руках документы…»

Беседовал: Эйнулла Фатуллаев

Новые чиновники в правительстве, такие как Фуад Нагиев, разрушают сложившийся за десятилетия портрет недоступного, неприкасаемого бюрократа-трайбозавра с мышлением феодального ханского самоуправства. За какие-то год-полтора чиновники осознали, что являются такими же обычными гражданами, наделенными не личной, а государственной властью. К тому же временной властью. Чиновники осмыслили, что граждане могут им задавать вопросы и получать от них насущные ответы. Важное достижение, огромный прогресс в общественно-политической мысли постсовкового и восточного государства.

Глава Госагентства свободно подходит и даже заходит за стеклянные двери кабинетов к своим подчиненным, вежливо и учтиво с ними общается, знакомит со мной.

«Скоро мы отсюда переедем. Вы не находите, что здесь обстановка какого-то западного планктона?», - спрашивает вслух Ф. Нагиев.

«Так это же прекрасно. Туризм – это творческая работа. И бюрократическая волокита – не лучший помощник в решении больших задач», - делюсь своими мыслями с чиновником.

И после короткого перерыва мы снова возвращаемся в маленький и уютный кабинет главы Госагентства, чтобы продолжить нашу беседу о животрепещущих проблемах и вопросах национальной туристической индустрии.

Представляем вашему вниманию вторую часть беседы с главой Госагентства по туризму Фуадом Нагиевым в цикле «Беседы Эйнуллы Фатуллаева».

- В свое время Минкультуры восстанавливало средневековую тюрбе в Барде. Уж лучше бы не трогали. Средневековый памятник покрыли современным иранским кафелем… Восстановив все уникальные памятники, мы сможем привлечь интеллектуального туриста. Которому будет интересно посмотреть и албанские церкви, и средневековые тюрбе, и архитектуру XIX века.

- Поверьте, когда меня спрашивают о туристической продукции Азербайджана, я в первую очередь называю объекты нашего культурного наследия. Наши памятники истории и культуры вызывают огромный интерес у туристов. Приезжающие хотят увидеть самое интересное в нашей стране. Безусловно, наша чудесная природа вызывает большой интерес, как и изысканная национальная кухня. Но в первую очередь все спрашивают о памятниках истории. Мы все должны понять, что приняли от родителей уникальное культурное наследие и должны в сохранности передать его детям…

После того как наше ведомство приняло объекты культурного наследия, мы первым делом поменяли менеджмент. Был создан Центр по управлению заповедниками. Это объект публичного права, который приносит прибыль. И это позволяет нам реинвестировать в восстановительные и реставрационные работы.

- А кто возглавляет этот центр?

- Молодая и талантливая девушка – Азада Гусейнова.

- Она любит историю?

- Посмотрите, какой совершенный документ и методологию возрождения разработала Азада ханум со своей группой. Эта работа была проделана совместно с Академией наук Азербайджана (Фуад Нагиев протягивает мне разработанный Центром управления заповедниками документ по восстановлению Баскала – Э.Ф). Центром было проведено глубокое исследование богатой истории края, восстановлены до мельчайших подробностей все архитектурные дома, достопримечательности, улицы… Мы обращаем внимание на восстановление малейших деталей утраченного города. Вплоть до крыш, заборов, фасадов, деревьев…

Одновременно с этим проводим и уникальную работу в Шеки. В ходе археологических раскопок под руководством ныне покойного выдающегося археолога, заведующего отделом Института археологии и этнографии НАНА Насиба Мухтарова была обнаружена редчайшая глиняная утварь четвертого века до н.э. (Показывает фотографии – Э.Ф.) Посмотрите, какой глиняный самовар обнаружен. Мы ведем подготовку к созданию музея в Шеки. К тому же, как вы знаете, историческая часть Шеки, Ханский сарай включены в список культурного наследия ЮНЕСКО. И это достижение наложило на нас большой груз ответственности, поскольку за считанные месяцы мы должны были подготовить научную методологию восстановления и управления исторической частью города, который уже принят в ЮНЕСКО (Протягивает еще один документ, подготовленный на английском языке – Э.Ф.).

- Почему в Шеки упало качество шекинской халвы? Я обратил на это внимание во время своей недавней поездки…

- Возможно. Я вам потом расскажу (смеется, шутит – Э.Ф.). Это мы стареем с вами (показывает новые документы – Э.Ф.). Это документ консервации и регенерации исторической части Шеки. Научное обоснование для проведения соответствующих реставрационных работ (показывает – Э.Ф.).

Сейчас идет активная работа по внесению села Хыналыг в список культурного наследия ЮНЕСКО.

- Как обстоят дела на Янардаге? Помню, президент несколько лет назад был возмущен возникшей там ситуацией…

- Конечно же, по поручению господина президента был построен новый комплекс. Янардаг – один из главных объектов культурного наследия Азербайджана. Мы придаем приоритетное значение этому памятнику древней зороастрийской культуры. Хотя цифры говорят сами за себя – более полумиллиона человек ежегодно приходят туда, чтобы увидеть это неподражаемое метровое пламя.

- Много туристов из Индии? 

- Не только из Индии. Много европейцев посещают, из Китая приезжают, словом, со всех концов света.

- Не могу обойти вниманием еще один важный вопрос. Многие эксперты еще несколько лет назад предлагали интеграцию туристических маршрутов в Грузию и Азербайджан. Данная идея казалась весьма перспективной, учитывая небольшие масштабы наших стран – с одной стороны, и неразрывные историко-культурные узы – с другой. Как вы относитесь к этой концепции?

- Да, речь идет о совместных туристических маршрутах. И вместе с нашими коллегами из Грузии мы выработали концепцию унификации части этих маршрутов. К примеру, речь идет о винных маршрутах, которые бы начинались в Грузии и заканчивались в наших северо-западных регионах. Но мы забываем об очень важном вопросе – разночтениях в визовом вопросе. В будущем, в период активизации туристической индустрии, мы хотим вернуть этот вопрос в повестку дня, облегчить визовый режим, а с некоторыми странами и вовсе снять визовые ограничения.

К примеру, в Грузии действует безвизовый режим с 98 странами мира. Армению без виз могут посетить туристы из около 70 стран. В Узбекистане проведена серьезная работа в этом направлении и сняты визовые ограничения с 87 странами.

- А у нас в последние годы, наоборот, произошло ужесточение визовых требований… В свое время иностранцы получали визу прямо в бакинском аэропорту.

- На самом деле никаких ограничений нет. ASAN превосходно справляется с исполнением механизма выдачи «электронной визы». Хотя, с другой стороны, с большинством стран можно было бы отменить визовый режим, и сделать страну максимально доступной для людей, которые хотят приехать в Азербайджан и потратить деньги. Мы не должны забывать, что это большой бизнес, в котором наша страна участвует и конкурирует с соседними странами. В 2019 году за счет туристического потока приток валюты в страну составил 2 миллиарда 600 миллионов долларов! Почему страна должна отказываться от этого долларового оборота? Туристическая индустрия запускает многие социальные институты, работает на пополнение бюджета ресторанов, отелей, музеев, в целом всей сферы услуг.

- Наступила всеобщая беда. Чума XXI века постучалась и в наши двери. А сейчас знаменитые западные вирусологи и иммунологи предсказывают, что коронавирус останется с нами до конца нашей жизни. Может случиться такое, что человечество откажется от туризма? Ведь велик риск инфицирования. Тем более что иммунной защиты от вируса нет и не будет.

- Не будет этого! Это противоречит человеческой психологии. Да, нанесен урон мировой туристической индустрии. Но такие прецеденты в истории были. Туризм всегда будет. И мы не должны забывать, что туризм – это сфера, которая стремительно восстанавливается. У нас есть наглядный пример других стран. После спада пандемийных волн страны открываются и предлагают свои туристические возможности.

- Например, какие страны?

- Тот же Дубай. Правда, после того как Эмираты открылись, начался рост инфицирования. Либо пример Турции. Но надо как-то привыкнуть и научиться жить с этим вирусом. Поиски новых форм сосуществования идут, и я уверен, что прогрессивная часть человечества найдет успешную модель. Госагентство жизненно заинтересовано в возрождении туриндустрии. Но здоровье нации превыше всех экономических достижений. Безусловно, во главу угла ставятся здоровье и безопасность нации и общества. Мы должны выработать очень взвешенную, осторожную политику, рассчитать все риски и обеспечить постепенное восстановление туристических возможностей, при этом изучая опыт развитых стран. Но наша политика коррелируется с эпидемиологической ситуацией. К примеру, недавно мы открыли свое представительство в Израиле, и АЗАЛ должен был дважды в неделю осуществлять полеты в еврейское государство. Ведь Израиль был очень близок к формированию коллективного иммунитета. И вдруг, совершенно неожиданно, вопреки всем прогнозам в Израиле поднялась пятая волна. Да и у нас начался рост инфицирования. Пандемия разрушила все наши намеченные планы и разработки. Однако несмотря на естественные препятствия я – оптимист. И верю в силу и прогресс человечества.

- В этих условиях остается развивать потенциал внутреннего туризма. Можно воспользоваться паузой и начать строить, а также совершенствовать инфраструктуру в регионах. Долларов может быть и не будет, но можно дать большой толчок развитию туриндустрии на местах. К примеру, в Шеки всего одна пятизвездочная гостиница. И туда невозможно попасть. Можно построить еще несколько отелей. Ведь есть же спрос.

- Наверное, вы имеете в виду «Мархал»?

- Да. Но нет и хороших трехзвездочных отелей.

- Уже есть. В следующий раз, когда поедете в Шеки, мы предоставим вам целый список хороших трехзвездочных отелей. И вы своими глазами убедитесь в становлении целого ряда хороших отелей. В 2016 году господин президент подписал важный указ, обеспечивший стимулирование инвестиций в туристическую сферу, за исключением Баку, Сумгаита и Гянджи. На протяжении 7 лет бизнесмены, инвестирующие в туристическую индустрию, освобождаются на 50 процентов от подоходного налога, 50 процентов – от налога на прибыль, полностью освобождаются от налога на имущество и землю. И все импортируемое оборудование не облагается таможенными пошлинами. К нам обращаются множество инвесторов, мы оказываем поддержку в правильном оформлении документов, после чего направляем в Министерство экономики. Бизнесмены начали активно строить в регионах в 2019 и 2020 годах. К сожалению, пандемия внесла коррективы в стратегию стимулирования инвестиций, но процесс продолжается. Свежий пример – мы выработали очень важное решение с инвестором по развитию Шахдагского горнолыжного комплекса. Один из местных предпринимателей вложит инвестиции в строительство нового аттракциона, речь идет о своего рода рельсовых дорогах, по которым последуют вагончики со скоростью 42 км/ч. Нечто захватывающее, похожее на американские горки. Одновременно с этим мы осознаем, что особенно в этот кризисный период должны максимально снизить государственную нагрузку путем формирования горизонтальных отношений между государством и частным предпринимательством. Мы сейчас активно привлекаем инвесторов в регионы – в Гусары, Шеки и т.д. Сейчас мы работаем над тем, чтобы переложить наши некоторые проекты с плеч государства на бизнесменов. Ведь если будет зарабатывать бизнесмен, он будет платить налоги, соответственно будет зарабатывать и государство.

- Кстати, во время Абульфаза Гараева пошли слухи в соцсетях, что министерство не достроило один из отелей. В проект этот отель был включен, а вот в реальной жизни его не оказалось. Вы слышали об этом?

- Те документы, с которыми я работаю, не дают мне оснований говорить, что там должен был быть еще один отель…

Шахдаг – это лайт-хаус, грандиозный туристический объект, который пользуется большой популярностью и у местных туристов. В 2019 году 140 тысяч человек воспользовались услугами отелей в Шахдаге. Я еще не говорю о людях, которые приезжали походить и покататься на лыжах. Там есть еще 5-й отель. И мы его подготовим к предстоящему зимнему сезону.

- Еще одно стратегическое направление – Лагич. Есть ли у вас статистика, сколько людей посещают это уникальное место на склонах Кавказа?

- Мне сложно сказать, потому что в Лагич не продаются входные билеты, в отличие от Янардага и других объектов. По имеющейся у меня информации, до пандемии в выходные дни Лагич посещали от 20 до 30 тысяч человек.

- Но я был там недавно, во время пандемии – буквально столпотворение. Но есть большая проблема – в Лагиче нет отелей. Я еле отыскал один бутиковый отель.

- На сегодняшний день идет подготовка к строительству одного неплохого бутик-отеля. Природные условия Лагича не позволяют построить большой отель. Но там есть гестхаусы. И еще в Лагиче у нас другая проблема – там нет объектов, где можно было бы продавать входные билеты. Поэтому нам сложно вести точную статистику.

- Вы сказали, что хотите восстановить полноценную жизнь в Баскале. Но если это не удалось в Лагиче, получится ли в соседнем Баскале?

- С 2017 года мы работаем над концепцией трансформации Баскала в туристический объект. Там работа идет полным ходом. Начат процесс реконструкции. Завершена реконструкция бани XVII века. Идет восстановление улиц. Кроме этого, восстановлены 7 традиционных мастерских, идет подготовка к реконструкции центра по производству келагаи (азербайджанский национальный головной убор для женщин – Э.Ф.). Вы можете спросить, почему работы так затянулись? Потому что мы осуществляем тщательную и детальную работу по восстановлению каждой присущей именно этой этнокультуре детали. На территории мечети идут археологические раскопки, обнаружены памятники раннего Средневековья.

Несколько инвесторов, родом из Баскала, изъявили желание вложить капитал в возрождение поселка. Сейчас мы определяем привлекательные для них сегменты – отели, магазины, рестораны, реставрационные работы…

Главная проблема – это восстановление коммунальной инфраструктуры: электричество, газ, вода. То есть, проще говоря, надо создать там условия для жизни…

- Почему вам не удалось воссоздать традиционное ремесленничество в Лагиче? Работает всего лишь одна кустарная мастерская, от которой не осталось и следа истории.

- К сожалению… Но проблема заключается в том, что там все мастерские находятся в частных руках… Недавно я был в Узбекистане, и был приятно удивлен созданной там системой управления традиционным ремесленничеством, включающим занятость молодежи. Нам нужно применить этот опыт в целях стимулирования возрождения ремесленного искусства.

Я с вами абсолютно согласен. Это хорошее замечание. И мы должны активизировать работу в этом направлении.

- Недавно на территории освобожденного Ходжавендского района была обнаружена разрушенная армянами православная церковь. Надо бы ее поскорее восстановить и показать миру – кто разрушал церкви, а кто их воссоздает. Это входит в круг ваших обязанностей?

- Нет, это не входит в наши полномочия. Но наших опытных экспертов привлекают к восстановительным работам культурного наследия в Карабахе. Наши представители входят в Координационный штаб при администрации президента. Поэтому мы выступаем с инициативами. Но затронутый вами вопрос не входит в нашу компетенцию.

- И, наконец, последний вопрос. Вы очень подробно рассказывали о перспективах развития туризма с Израилем. Помню, по дороге в Яффу я обратил внимание на впечатляющую картину – все мировые бренды и дорогие ювелирные магазины находились в ветхих постройках начала прошлого века (причем это были не архитектурные дома), которые были похожи на дома на наших бывших Советской улице или Чадровой. Эти улицы выражали самобытность Баку. Израильтяне со вкусом связали прогресс со своей историей. Сможем ли мы хотя бы на оставшемся наследии связать прогресс с историей?

- Конечно, сможем. Азербайджанский туризм делает свои первые шаги. Мы в начале пути. Порой учимся на своих ошибках. Я часто делюсь с турецкими коллегами, даже в таком государстве часто ошибались, шли вперед, потом останавливались, осознавая, что избранный путь неверный. Конечно же, и мы идем по какой-то сложной траектории. Да, бывают ошибки, переосмысление, поиск новых успешных путей развития.

У нас есть и неразрывная нить истории с прогрессом – это Ичеришехер. Который вызывает восхищение у всех туристов, посещающих Баку. Мы должны оберегать нашу историю и традицию. И поверьте, никто не поднимет на историю руку.

- С этой сокровенной надеждой я прощаюсь с вами и благодарю за искреннюю беседу.