Заговор молчания вокруг четырех банков Азербайджана по следам выступлений Эльмана Рустамова; все еще актуально

Эльнур Мамедов, отдел экономики

В Азербайджане вновь заговорили о системно значимых банках. Впервые эта тема возникла еще в 2015 году, когда Джахангир Гаджиев довел Межбанк, что называется, до ручки, и только оперативное вмешательство политического руководства страны позволило спасти его (не Гаджиева, естественно, а Межбанк) от полного банкротства. Правда, во второй раз, когда до ручки довели уже Стандартбанк, спасательные меры запоздали, и его пришлось закрыть…

Если плохо, как с Джахангиром Гаджиевым, то бьют во все колокола

И вот сегодня глава Центробанка Эльман Рустамов серьезно озадачил общественность, заявив во всеуслышание, что из 26 банков, действующих на территории Азербайджанской Республики, только четыре (!!) являются «системно значимыми». Другими словами, только четыре банка в стране полностью соответствуют установленным требованиям.

Чтобы не пугать лишний раз читателей, сразу сообщаем: заявление Эльмана Рустамова ничем не грозит ни обладателям частных вкладов, ни финансовой системе страны в целом. Не говоря уже о том, что претензий к профессиональной деятельности 22 банков, не вошедших в число системно значимых, у контролирующих органов нет. Как известно, эффективность любого банка определяется по, так называемому, «коэффициенту адекватности совокупного капитала», который для системно значимых банков составляет минимум 12 процентов, а для остальных – не меньше 10. Как видите, разница в уровне профессиональных требований весьма незначительна.

Тем не менее, haqqin.az переадресовал в Центробанк беспокойство тысяч читателей, требующих объяснить, что стоит за словами гендиректора Центробанка, верно ли, что надежны только системно значимые банки, и, если так, почему Эльман Рустамов не назвал их поименно?

Отвечать на эти вопросы в Центробанке отказались, заявив, что речь идет о закрытой информации, которую, в соответствии с неизвестным широкой публике Положением о «Критериях оценки банка как системно значимого», можно передавать только Министерству финансов.

Эльман Рустамов сказал "а", но не сказал "б"

Честно говоря, такой ответ нас несколько озадачил. Если системно значимый банк – это финансовая структура, соответствующая предъявляемым требованиям, ответить на вопрос, какие четыре банка имел в виду Эльман Рустамов, несложно. Это, как говорится, не бином Ньютона: и без всяких запросов ясно, что речь идет о Межбанке, Пашабанке, Капиталбанке и Халгбанке.

Непонятно другое: зачем скрывать от общественности критерии, по которым определяют эти системно значимые банки? И для чего засекречивать названия банков, если их может вычислить любой старшеклассник?

По счастью, свет на нашем Центробанке клином не сошелся, и мы обратились за разъяснениями к Акраму Алиеву, известному азербайджанскому адвокату, специализирующемуся на вопросах банковской сферы.

- Кто разработал положения о «Критериях оценки банка как системно значимого»?

- Подготовка началась еще в 2019 году при Руфате Асланлы - бывшем главе несуществующей ныне Палаты по финансовому надзору, чьи, мягко говоря, экстравагантные выходки дорого обошлись не только банковской системе, но всей стране. Именно Асланлы придумал сложную систему расчетов, на основе которых сроком на один год определялся перечень системно значимых банков. А Центробанк, как преемник Палаты по финансовому надзору, принял этот документ к руководству.

Тяжелое наследство и плохие заветы Руфата Асланлы

- Почему это положение засекречено?

- Палата по финансовому надзору передала по наследству Центробанку множество правил и регулирующих документов. От части из них в Центробанке отказались, что-то продолжают использовать… Я знаком с Положением о системно значимых банках и могу ответственно заявить, что в этом документе нет ни строки об ограничениях, связанных с разглашением информации.

- Но что в таком случае, помимо названий банков, скрывают от общественности?

- Думаю, речь идет о профилактических мерах. Как вы догадываетесь, банки, название которых нам не озвучивают, относятся к категории ведущих финансовых учреждений. Их стабильность и авторитет – своего рода визитная карточка государства. В то же время любая значимая проблема может негативно сказаться на банковской системе государства. Отсюда и «заговор молчания», у которого, повторяю, нет правовой основы.

- О каких проблемах Вы говорите?

- Ну, вспомним, как шесть лет назад крупные хищения в Межбанке потрясли не только банковскую систему, но и всю нашу национальную экономику. Ситуацию вытянул из пропасти президент Ильхам Алиев, экстраординарные меры которого не дали банку обанкротиться.

Уверен, на плаву можно было оставить и Стандартбанк. Но тогда ответственность за выход из кризиса взял на себя Руфат Асланлы, вначале вкачавший в Стандартбанк сотни миллионов манатов, а через пару месяцев закрывший его. И только тогда стало ясно, что целью Асланлы было не оздоровление банка, а улучшение благосостояние близких к нему лиц…

- Похоже, Вы отвлеклись от темы…

- Ничуть! Просто хотел напомнить вашим читателям: информация о системно значимых банках обрушивается на нас лишь тогда, когда эти банки запутываются в своих проблемах и зависают над краем финансовой пропасти. Словом, все как всегда: если банку хорошо, то знать, что это за банк, нам не положено, а если плохо, то звонят во все колокола – помогать надо!

И помогают.

За наш счет.