Новое поле битвы иранской разведки наши лонгриды

Джавад Шабири, специально для haqqin.az

Моссад предотвратил серию нападений агентов иранской разведки на бизнесменов-израильтян в трех африканских странах. Нападения должны были состояться в Сенегале и Гане, а также на сафари-турах в Танзании. Как сообщается, пятеро подозреваемых в подготовке атак арестованы. У всех паспорта африканских государств.

Тайная война между Израилем и Ираном не прекращается ни на день, ни на миг. И при этом полем боевых действий становится не только Ближний Восток, забудьте об этом, все уже куда глобальнее. Полем битвы становятся новые континенты, одним из которых – как показывают последние новостные ленты – давно уже стала Африка. После того как в ноябре 2020 года ведущий ученый-ядерщик Исламской Республики Мохсен Фахризаде был убит, активность иранской разведки возросла здесь в разы.

Израильских бизнесменов хотели убить на сафари

Черный континент последнего шаха Ирана никогда особо не интересовал. Товарооборот на уровне приличия, протокольные вежливости – не более того. В годы своего становления руководству Исламской республики тоже было не до Африки – от иракской агрессии бы отбиться, да страну восстановить.

Но к концу 90-х годов прошлого столетия в Тегеране обнаружили, что "Хезболла" располагает на Африканском континенте устойчивыми контактами с местными шиитскими общинами, а среди ее сторонников там есть и успешные бизнесмены, и представители интеллигенции, и люди из окружения ряда африканских политиков. Причем эта сеть возникла отчасти стихийно и не требовала от Тегерана финансовых затрат, поскольку фактически сама себя финансировала.

Эр-Рияд и Тегеран в Африке: «Гонка мечетей»

Такой подарок судьбы не пропустит ни одна уважающая себя спецслужба. Тем более что к этому времени в Африку активно начал заходить главный региональный противник Ирана - Саудовская Аравия. На средства Фонда Султана бин Абдул Азиза Аль Сауда саудиты за короткий срок построили огромные мечети в Нигере, Нигерии и Мали. Которые, если называть вещи своими именами, были форпостами влияния королевства на континенте.

Тегеран ответил тем же, и даже с большим размахом. На иранские средства мечети были выстроены не только в Нигере и Нигерии, но и в Камеруне, Сенегале, Кот-д'Ивуаре и Гвинее.

При каждой из них создавалось медресе, наиболее успешные выпускники которого уезжали учиться в Кум. При каждой мечети строилась и типография - с самым современным полиграфическим оборудованием, позволяющим печатать не только религиозную литературу, но и информационно-пропагандистские материалы.

Между Эр-Риядом и Тегераном в Африке на рубеже девяностых-двухтысячных возникла самая настоящая «гонка мечетей», в которой каждая из сторон по количеству построенных объектов старалась перещеголять друг друга. Как и в охвате верующих, так и в количестве африканцев, выезжающих на обучение в религиозные учебные заведения Эр-Рияда или Тегерана.

Время иранских «культурных атташе»

Примерно до 2005 года эта гонка шла с переменным успехом, но за тем Иран начал в ней отставать. Причем по самой прозаической причине – саудиты брали масштабом и щедростью, чего Тегеран, уже тогда начинавший считать бюджетные копейки, себе позволить не мог.

Требовалась новая идея для Африки, да так, чтобы было дешево, но сердито. И при Махмуде Ахмадинежаде было принято решение активнее эксплуатировать антиколониальные настроения, которые были, есть и будут сильны на Черном континенте. Началась вторая волна иранского строительства, только на этот раз упор делался на культурные центры, благотворительные сети и учебные заведения, где высшее образование африканцы могли получать за сущие копейки.

И Африку курировал легендарный Сулеймани

А одновременно с этим в Иране определились с тем, кто в спецслужбах будет «главным по Африке». В результате ожесточенной конкурентной борьбы, многоходовых интриг и секретных договоренностей министерство информации и разведки, претендовавшее на главную роль в африканских операциях, – не получило ничего. А в легендарной спецслужбе «Аль-Кудс», которой руководил покойный ныне генерал Сулеймани, было создано специальное подразделение «400», которое и стало координатором всей иранской политики на Черном континенте.

В Африку хлынул поток иранских «атташе по культуре», за каждым из которых чувствовалась добротная специальная подготовка. Начались массовые вербовки и создание иранских прокси, в частности - Исламского движения Нигерии и группировки «Сарайя Захра» в Центральноафриканской Республике. А затем аналогичные структуры начали возникать в Камеруне, Гане, Нигере и Демократической Республике Конго.

Черный рынок, подполье и ячейки террора

Широких движений прокси, таких как батальоны «Фатимиюн» и «Зейнабиюн», не говоря уже о иракских «Хашд аш-Шааби», Ирану в Африке создать не удалось. Но, похоже, в Тегеране этому не особо огорчаются, поскольку подпольную сеть своих сторонников иранцы там создали. Часть из них управляется через оперативников «Хезболлы», часть – непосредственно сотрудниками «Аль-Кудс».

Причем последние курируют те ячейки подполья, которые завязаны на участии в террористических акциях, как, например, группа «Селека» в Центральноафриканской Республике, которая получила от иранцев в прошлом году сто тысяч долларов для организации терактов против израильских и саудовских граждан в Конго и Уганде.

А в феврале нынешнего года спецслужбы Эфиопии ликвидировали связанную с «Аль-Кудс» подпольную ячейку, в задачу которой входила слежка за посольствами США, ОАЭ и Израиля в стране, а в случае поступления приказа – и организация диверсий против них.

Но не террором единым живет «подразделение 400». На африканском черном рынке оружия иранские агенты – давние и желанные гости. Правда, не всегда им сопутствует удача: после того, как офицеров «Аль-Кудс» и оперативников "Хезболлы" в 2018 году «прихватили» на продаже ракетных комплексов «земля-воздух» SAM1, SAM9 и «Стрела» представителям Фронта ПОЛИСАРИО, движения за освобождение западной Сахары, Королевство Марокко разорвало дипломатические отношения с Ираном.

Впрочем, трагедии из этого провала Тегеран делать не стал – в Африке достаточно группировок, которые могут платить «Аль-Кудс» за поставки оружия, а также нанимать инструкторов "Хезболлы".

В Гане, второму по величине экспортеру золота на континенте после Южной Африки, иранские агенты наладили полулегальные поставки широкого ассортимента нефтепродуктов, именно золото в слитках получая в качестве оплаты. Правда, они попытались здесь еще и взять под контроль несколько нелегальных месторождений – но местный криминал и связанные с ним чиновники Ганы сделать этого им не позволили.

Иран имеет долю в добыче золота и алмазов в Африке

Не остались без внимания «подразделения 400» и нелегальные алмазные шахты в Центральноафриканской республике. По некоторым данным, у Ирана в них есть доля, а чтобы прикрыть нелегальное происхождение этих алмазов, через шиитские общины в Камеруне оформляются поддельные документы о том, что они добыты именно там.

Президент Ирана Ибрагим Раиси недавно заявил, что «в новом иранском правительстве все наши возможности будут направлены на углубление сотрудничества с африканскими странами». Но ведь и Израиль проявляет все больше интереса к Черному континенту: от подготовки мирного соглашения с Суданом, которое уже не за горами - до принятия его в июле нынешнего года в Африканский союз в качестве государства-наблюдателя.

А это значит, что борьба израильских и иранских спецслужб здесь будет становится все более ожесточенной. Что, разумеется, безопасности Черному континенту не добавит.