У «Моссада» все меньше шансов против Ирана по горячим следам, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Вчера, 5 декабря, глава израильского «Моссада» Дэвид Барнеа и министр обороны Бени Ганц отправились в Соединенные Штаты, чтобы обсудить ядерную программу Ирана с американскими официальными лицами. Ожидается, что глава израильской разведки поделится свежими разведданными о состоянии ядерной деятельности Тегерана, а также поднимет вопрос об усилении антииранских санкций.

«У Ирана не будет ядерного оружия ни в ближайшие годы, ни когда-либо. Это мое обещание, это обещание «Моссада», - заявил Барнеа в Иерусалиме всего за три дня до своей поездки в Вашингтон. Заявил в присутствии своих сотрудников, премьера Нафтали Беннета и президента Исаака Герцога. За слова, сказанные в присутствии такой аудитории, принято отвечать, иначе уважать перестанут.

В присутствии премьер-министра и президента Барнеа пообещал: у Ирана не будет ядерного оружия...

И Барнеа делает все от него зависящее, разрываясь между желаемым – не дать Ирану получить бомбу и возможным – добиться внятной позиции США по этому вопросу. Американцы не спешат облегчать ему задачу. Мало того что они требуют убедительные подтверждения каждого заявления израильской разведки по иранской ядерной программе – они еще и на минувшей неделе разослали представителям спецслужб еврейского государства сообщение о том, что выступают против любых секретных операций «Моссада» в Иране. С целью «не препятствовать успеху переговоров в Вене».

Седьмой раунд этих переговоров с треском схлопнулся, оставив американцев и европейцев в состоянии недоумения: «А что это такое было?» Тегеран однозначно дал понять, что обсуждать «сделку ради сделки» он не намерен. Полная отмена американских санкций – или ничего. А чтобы Вашингтону и Европе быстрее думалось – иранские центрифуги работают еще быстрее, выдавая уран, обогащенный до 60%.

В Белом доме склоняются к варианту ««частичной сделки»: ослабление некоторых санкций США в обмен на снижение Ираном темпов обогащения урана. Но израильтян это категорически не устраивает. Им желаемо только одно – Иран безъядерный, но как этого добиться никому неизвестно.

Но иранскую ядерную программу уже не остановить...

Секретные операции против иранской ядерной программы особого результата не дают, иранцы научились оперативно ликвидировать их последствия. После провала седьмого раунда переговоров в Вене национальная валюта – риал – вновь пошла вниз по отношению к доллару. Но в Иране к этому отнеслись достаточно спокойно, шоком это для населения не стало. Из всех возможных выходов – либо военная операция, либо нанесение сокрушительного поражения иранским прокси в Сирии и Йемене.

Все эти варианты возможны для израильтян лишь в том случае, если они будут пользоваться полной и безоговорочной поддержкой Соединенных Штатов, в том числе и физической, то есть – при прямом американском участии в них. А здесь и кроется главная проблема Израиля: Байден будет юлить и запутывать до последнего, но четкого «да» или «нет» от него никто не услышит.

С каждым днем расстояние между желаемым и возможным для Израиля и главы его разведки стремительно возрастает. И у Дэвида Барнеа становится все меньше шансов выполнить свои обещания.