Новая угроза для Баку после «паты»: Его величество Каптагон - новый бич Ближнего Востока новелла о белой смерти, все еще актуально

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Иорданские вооруженные силы устроили засаду на контрабандистов, пытавшихся проникнуть на территорию страны из Сирии. В перестрелке убиты не менее 27 вооруженных нарушителей границы, которые перевозили груз наркотических таблеток каптагона. А на днях появилось сообщение об аресте в Ливане нескольких тонн каптагона, спрятанных в партию чая. Товар должен был идти через Африку в Саудовскую Аравию — основного мирового потребителя этого наркотика.

Первые упоминания о каптагоне появились еще в конце 80-х годов прошлого века. Но особых проблем это не вызвало – еще один синтетический наркотик, мало ли такого внезапно появляется на рынке, а потом столь же внезапно исчезает, не выдержав конкуренции с новыми образцами. Взлета каптагона в топ наркотических веществ тогда никто и предположить не мог.

Проблема приобретает особую актуальность и для Азербайджана, особенно в свете недавних публикаций haqqin.az о распространении в Баку дешевых наркотических изделий – «паты». Азербайджан может стать потенциальным рынком и для каптагона…

После "паты" дешевый каптагон - новая угроза для Востока

А сегодняшней столицей этого наркотического изделия на Ближнем Востоке стал Эр-Рияд, именно там находятся основные потребители этого наркотика. А Ливан и Сирия стали мировыми фабриками по его производству. Рынок каптагона – это многие миллиарды долларов, его участники – видные политики, родственники королей и президентов, целые политические движения.

Этот наркотик приобретает популярность по всему миру, стремится в Европу и Юго-Восточную Азию. Так, в Малайзии в прошлом году была перехвачена рекордная партия каптагона – 95 миллионов таблеток. А главное – остановить это все не представляется возможным: слишком уж замешан этот товар на специфику Ближнего Востока.

«Политический» наркотик

Популярность каптагона объясняется в первую очередь его крайне низкой ценой и простотой в производстве. Только представьте себе – одна таблетка обходится производителям в Ливане и Сирии примерно в один доллар. А цена ее в Саудовской Аравии составляет уже 14 долларов. В четырнадцать раз (!) больше. Это даже не сверхприбыль, это – мегаприбыль.

Причем в Сирии и Ливане для его изготовления созданы практически идеальные условия: целые районы здесь не котролируются государством и представляют собой «серую зону», «дикие земли», где законы не действуют. В этих же странах – масса дешевой рабочей силы, готовой трудиться за доллар в день. И огромное количество тех, кто любым путем пытается заработать на фоне экономического коллапса.

Разгромленные кварталы необъятной Сирии - лучшее место для производства прибыльной продукции

Мы привычно считаем «страной наркотиков» Афганистан. В реальности же и Сирия, и Ливан давно уже стали такими классическими «Наркостанами», что не всякое латиноамериканское государство с ними сравнится. Каптагон вполне можно назвать наркотиком «политическим». Поскольку если бы не гражданская война в Сирии и кризис в Ливане – вряд ли бы он сумел занять то место, которое занимает сейчас.

А с другой стороны - под боком богатая Саудовская Аравия и другие монархии Аравийского полуострова, где платежеспособный спрос на каптагон обеспечен - купят все, только везите. И везут, как бы не боролся с этим Эр-Рияд.

В прошлом году он в категорической форме потребовал от Дамаска и Бейрута усиления борьбы с наркотранзитом. «Конечно, сделаем», - бодро пообещали сирийские и ливанские власти. И показательно, на камеры, - торжественные речи высоких полицейских чинов, организовавших задержание 500 килограммов каптагона. Вот только через месяц уже саудовцы начали изымать куда большие партии в затейливой упаковке – то их в партии кардамона замаскируют, то в кофе, то во фруктах.

Саудовская Аравия пошла на то, что в апреле 2021 года даже запретила импорт сельскохозяйственной продукции из Ливана. Но в итоге получилось, что желающих производить каптагон ливанских бизнесменов только прибавилось – прибыли здесь больше, чем гранатами и кардамоном торговать.

Каптагон и власть

С подачи западных масс-медиа сложился стереотип, что каптагон и движение "Хезболла" – близнецы-братья. Но это явное преувеличение или преуменьшение – как посмотреть. Конечно, "Хезболла" занимается производством этого наркотика, но в том и дело, что в этом бизнесе задействованы все, подчеркиваю – ВСЕ ливанские, сирийские и даже иорданские политические силы.

Производство в Ливане и поставка каптагона за пределы страны были бы невозможны без помощи местных властей и крупного бизнеса. Транзит через Иорданию – аналогично. А в Сирии и того проще – «главным» по этому наркотику, его производству и транзиту Дамаском назначен младший брат президента – Махер Асад, командующий элитной 4-й бронетанковой дивизией сирийской армии.

Махер Асад заметно потеснил своего "союзника" Шейха Насраллу

Дело поставлено с поистине государственным размахом: военные охраняют нарколаборатории и заводы по производству упаковок, в которые наркотики прячут для экспорта в другие страны, обеспечивают их необходимым сырьем. А если надо – то и рабочей силой, доставляя сюда пойманных дезертиров из сирийской армии, которые трудятся за хлеб, воду и призрачную возможность выйти на свободу.

Разведка создает и обеспечивает безопасность сетей, по которым наркотики переправляются за рубеж. А к производителям каптагона, которые решили заниматься этим бизнесом самостоятельно, не платя Махеру Асаду, приходит мухабарат, контрразведка, и увозит наивных бизнесменов «на собеседование». После которого они, обвиненные в «пособничестве терроризму», либо «дарят» весь свой бизнес брату президента, либо продолжают работать, но уже отдавая ему львиную долю прибыли.

Все серьезно и никакой самодеятельности. Это в Ливане кланы Джаафар и Заайтер могут устраивать разборки с применением гранатометов, деля доли на рынке производства каптагона. Такого масштаба, что их разнимает армия. В Сирии правительственная армия и есть главный контролер на этом рынке. И "Хезболла" в лице "подразделения 1600", известного также как "команда Аль-Хади", в таких условиях не может претендовать на ведущие позиции. Ее терпят, но возникнет необходимость – вырежут не колеблясь. На кону ведь миллиарды долларов.

То же и в Ливане – здесь "Хезболла" крупная, но не главная политическая сила. Есть и другие, тоже завязанные на производстве и трафике каптагона, которые просто не допустят грузы "Хезболлы" до портов, а то и того хуже – попросту сольют информацию о них полицейским из других стран.

Но и "Хезболла" не откажется от своего прибыльного источника дохода

Каптагон на Ближнем Востоке – это не просто наркотик. Это еще и результат консенсуса правящих элит ряда стран, которые получают долю прибыли от высокодоходного бизнеса и отказываться от него не планируют. И которые пристально следят, чтобы кто-то из участников этой схемы не начал слишком усиливать свои позиции.

Надежды на лучшее? Оставьте, их нет

Заявления о намерениях ближневосточных государств дать каптагону «решительный бой» разбиваются о суровую реальность. Этот наркотик, его производство и транзит оказались настолько выгодны местным элитам, что реальная борьба начинается только тогда, когда одна из сторон «каптагоновой конвенции» зарывается и начинает нарушать негласные договоренности.

То есть начинает поставлять на внешний рынок объемы выше установленных. Или использует неоговоренные маршруты, лишая тем самым других участников доходов от традиционных путей транзита. Наказание за это следует незамедлительно – тут и полиция, и армия, и телевизионные репортажи, и шумиха в средствах массовой информации. Показательно, с большой помпой, громкими заявлениями – все, чтобы нарушителям конвенции было доступно и понятно.

Дискотека в Бейруте - спрос на каптагон велик

В реальности же никакие аресты крупных партий к борьбе с распространением каптагона никакого отношения не имеют. Низкая цена, налаженные пути транзита и выгодность производства и торговли им для местных политических сил, включая правящие элиты, делают этот наркотик безальтернативным на рынках региона.

Ситуацию может изменить лишь то, что либо его производство резко подорожает, а политические риски в этой сфере бизнеса резко возрастут, либо появится его более дешевый и доступный аналог, для контроля за производством и трафиком которого у местных элит не хватит сил и средств. Но предпосылок к этому не существует. А значит каптагон и дальше продолжит победное шествие по Ближнему Востоку. И даже расширит географию его потребления в далеких от региона государствах.