Иран старается, да вот талибы упираются наш комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

«Талибан» и Тегеран активно пытаются наладить отношения с момента смены власти в Кабуле – но день ото дня они становятся все хуже и хуже. Дошло до того, что в конце апреля к границам Афганистана была переброшена иранская 88-я танковая дивизия. Не для того, чтобы воевать, разумеется – для того, чтобы сделать талибов более сговорчивыми.

Земля и вода были и остаются непреходящими ценностями что в Иране, что в Афганистане. Именно о них и споткнулись талибы и Тегеран. Сначала произошла серия пограничных инцидентов, сопровождавшихся открытием огня с обеих сторон – афганцы и иранцы выясняли, где в действительности, по их мнению, проходит линия границы между двумя странами. Затем в отношениях случился Гильменд.

Иран перебросил 88-ю танковую дивизию к границам Афганистана

«Мы недовольны политикой временно руководящего органа в Афганистане («Талибан») по вопросу раздела вод реки Гильменд. После открытия части плотины Камаль-Хан в Афганистане только небольшая часть воды реки Гильменд достигла Ирана, а потом в Афганистане было много саботажа на этот счет. Когда плотина Камаль-Хан была заполнена полностью водой, мы попросили талибов освободить ей путь в Иран, но они сказали, что нужно проводить работы по дноуглублению. Иран заявил, что технически готов к углублению водного пути, чтобы вода не вернулась и турбины плотины не были повреждены, но афганская сторона заявила, что ей необходимо 3 миллиона долларов для собственных компаний по проведению работ углубления дна», - описывал ситуацию несколько дней назад в иранском парламенте глава МИД Исламской республики Хоссейн Амир Абдоллахиан.

С одной стороны – обычный хозяйственный спор, который вполне можно разрешить в самые сжатые сроки. Но с другой стороны, если на этот спор накладывается целый ряд политических составляющих, как это и происходит в данном случае, такой, невинный на первый взгляд, спор вполне может стать источником затяжного конфликта.

Абдоллахиан поведал об источнике затяжного конфликта с Афганистаном

В действительности проблемы между Ираном и Афганистаном гораздо глубже, чем споры из-за нескольких километров границы и вод Гильменда. Тегеран настаивает на обеспечении «Талибаном» безопасности хазарейцев-шиитов в Афганистане – и предоставления им мест в правительстве и органах государственного управления.

Руководство же «Талибана» не спешит это делать. Обеспечить безопасность в современном Афганистане – дело весьма проблематичное, жесткой вертикали власти в этой стране нет. И когда появится – неизвестно. Что же касается предоставления мест в правительстве хазарейцам, то у талибов есть серьезные сомнения в том, чьи в действительности интересы они будут там представлять – афганцев или Тегерана.

Талибы, в свою очередь, постоянно поднимают вопрос о соблюдении прав афганских беженцев в Иране, которых по разным оценкам насчитывается в размере 780 тысяч человек, проживающих сравнительно законно – и 2,2 миллиона афганцев, перебравшихся в Исламскую республику нелегально.

А «Талибан» обеспокоен положением афганских беженцев в Иране

Судьбы их складываются, конечно, по-разному – но большинство беженцев находятся на положении «людей второго сорта». Месяц назад с криками «Смерть Ирану!» толпа забросала камнями иранское консульство в Герате – после того, как стало известно о новых фактах жестокого обращения с беженцами на иранской границе.

Получается тупиковая ситуация: Тегеран хотел бы нормальных, и даже близких отношений с талибами. Но при условии, что «Талибан» признает за ним право активно участвовать во внутренней политике Кабула. Талибы тоже не против нормальных и взаимовыгодных отношений с Ираном, но таких условий принять не могут – в Афганистане достаточно много людей, которые весьма, мягко говоря, специфически относятся к Исламской Республике Иран.

Как выходить из этого тупика – совершенно непонятно. Пока выход не будет найден – граница между двумя странами так и останется «горячей». И совершенно неважно, по какому поводу – из-за воды или из-за земли.