В Таджикистане запахло войной по горячим следам, все еще актуально

Зухра Новрузова, спецкор по странам Средней Азии

Сотни жителей Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана вечером 16 мая вышли на мирную акцию протеста в городе Хороге – административном центре региона. Сотрудники силовых структур применили против протестующих резиновые пули и слезоточивый газ. Среди протестующих есть раненые, сообщается об одном погибшем.

Власти Таджикистана закручивают гайки, отказываясь от любого диалога с населением. В стране назревает социальный взрыв, митинги могут стать массовыми и выйти за пределы Горного Бадахшана, распространившись по всему Таджикистану. А там и до вооруженных столкновений недалеко. Но Душанбе это и нужно, особенно сейчас, когда оппозиция прямо заявляет, что готова взяться за оружие.

Пожар в Хороге может перенестись на всю страну

Спровоцировать ее на выступление и жестоко разгромить, зачистив политическое поле – так выглядит незатейливый план Душанбе, который сейчас пытаются реализовать в Хороге. Ведь еще 14 мая жители ГБАО потребовали от властей отставки главы автономии Алишера Мирзонабота и мэра Хорога Ризо Назарзода, наказания силовиков, виновных в гибели трех местных жителей в ноябре 2021 года, и прекращения запугивания и преследования населения региона. В случае невыполнения этих требований они пообещали выйти на мирные митинги протеста.

Власти категорически отказались от диалога. 15 мая прокурор ГБАО Парвиз Орифзода в выступлении по местному ТВ «Бадахшон» предупредил, что акции протеста будут рассматриваться как террористические преступления. Заодно он назвал организаторами выступлений одного из неформальных лидеров области Мамадбокира Мамадбокирова и заместителя руководителя запрещенного в стране Национального альянса Таджикистана Алима Шерзамонова, пригрозив им тюремным сроком за терроризм.

Мамадбокир Мамадбокиров

Одновременно с этим были усилены блокпосты правительственных войск, к которым были подтянуты бронетранспортеры. Словом, полностью подготовились к силовому варианту развития событий – сразу дав понять, что никакого диалога с протестующими вести не будут, они в глазах властей террористы.

Логика действий Душанбе такова: если удалось подавить протесты в Хороге 25-28 ноября прошлого года – то вполне возможно сделать это сейчас. Несколько тысяч человек тогда вышли на центральную площадь города с требованием расследовать гибель 29-летнего Гулбиддина Зиёбекова, которого силовики застрелили при попытке задержания.

В столкновениях местного населения с милицией и военными погибли два местных жителя, были ранены 15 гражданских лиц и 12 сотрудников правоохранительных органов – и власти Таджикистана сочли это вполне допустимыми потерями.

Душанбе укрепляет границу с Афганистаном за счет помощи России

Тем более, два крайне авторитетных на Памире человека, которые могли бы встать во главе протестов, неформальный лидер памирской молодежи в Москве Амриддин Аловатшоев и боец ММА Чоршанбе Чоршанбиев в последние недели были осуждены на серьезные сроки заключения. Первый получил 18 лет, второй – 8 лет и шесть месяцев.

Кроме того, Рахмон надеется на помощь Москвы, активно разыгрывая перед Владимиром Путиным «афганскую карту». И уже получил от Кремля 100 миллионов долларов, «на укрепление границы с Афганистаном». Правда, здесь есть важный нюанс: Россия ведет «спецоперацию» в Украине и просто физически не может сейчас накачивать Рахмона оружием и укреплять 201-ю военную базу. Но власти это, по всей видимости, не смущает, они рассчитывают окончательно задавить оппозицию своими силами.

Памир сегодня вполне может стать детонатором масштабных выступлений в Таджикистане, где все сильнее пахнет войной. Под ковром внешнего спокойствия в стране укрыты угли противоречий, которые могут вспыхнуть в любой момент. И костер этот будет жарким и смертоносным.