Министр культуры Азербайджана поставил оценку Харыбюльбюль: «четверка» Haqqin.az в гостях у Анара Каримова

Беседовал Мурад Самедов

В конце прошлой недели в Шуше завершился Пятый международный фольклорный фестиваль «Харыбюльбюль», организаторами которого являлись Фонд Гейдара Алиева, Министерство культуры и Государственный заповедник г.Шуша.

Haqqin.az удалось взять эксклюзивное интервью у министра культуры Азербайджана Анара Каримова. Интервью проходило в недавно отстроенном в Шуше отеле «Карабах» и носило характер неформальной беседы.

Зачем Азербайджану нужны масштабные и дорогостоящие фестивали в Шуше? Как обстоят дела с восстановлением уничтоженных оккупантами культурных памятников в Карабахе? Почему ЮНЕСКО так не любит Азербайджан? Как новый министр исправляет ошибки своего предшественника? Зачем министерству многотысячная армия сотрудников?.. На эти и другие вопросы haqqin.az отвечает министр культуры Азербайджанской Республики Анар Каримов.

- После освобождения Шуши Азербайджан второй год подряд проводит фестиваль «Харыбюльбюль». В чем смысл этой традиции?

- Для ответа на Ваш вопрос необходимо вернуться в 1989 год, когда начиналась история фестиваля, идея которого принадлежала уважаемому Поладу Бюльбюльоглы. На мой взгляд, это был дальновидный шаг, поскольку «Харыбюльбюль» изначально планировался как международный фольклорный фестиваль, призванный привлечь внимание мировой общественности к древней культуре Карабаха и подчеркнуть его азербайджанскую идентичность. Название фестиваля также было выбрано не случайно: Харыбюльбюль – это эндемический цветок, который растет только в Карабахе.

В первый год проведения фестиваля в нем участвовало большое количество иностранных фольклорных групп, если не ошибаюсь, из тридцати или более стран мира. С 1989 по 1991 годы фестиваль «Харыбюльбюль» проводился три раза. Четвертый планировалось провести в 1992 году, но 8 мая Армения оккупировала Шушу, и это был трагический день для всего азербайджанского народа. Не случайно, одним из первых шагов, предпринятых Ильхамом Алиевым после освобождения наших земель, было указание президента возвратить в Шушу международный фольклорный фестиваль «Харыбюльбюль». Заметьте, после оккупации Шуши в 1992 году этот фестиваль мог проводиться и в других городах Азербайджана. Мог, но не стал. Вернуть фестиваль в Шушу мечтал общенациональный лидер Гейдар Алиев, и я уверен, что сегодня его душа радуется, потому что президент и Верховный главнокомандующий Ильхам Алиев выполнил завет своего великого отца.

То же самое можно сказать и про возрождение Дней поэзии Вагифа, в которых также прослеживается преемственность поколений.

Должен особо отметить роль первого вице-президента Мехрибан Алиевой и возглавляемого ею Фонда Гейдара Алиева, которая, несмотря на сложности и отсутствие инфраструктуры, сыграла решающую роль при организации первого в освобожденной Шуше фестиваля «Харыбюльбюль» в прошлом году. Конечно, с точки зрения организации, в этом году проводить фестиваль было намного легче. Ведь теперь в Шуше уже отстроены два современных отеля, и мы можем принимать больше гостей, способствуя одновременно расширению туристического потенциала Шуши.

Если в прошлом году фестиваль проводился на национальном уровне, то в этом году руководство страны решило сделать его международным. В частности, помимо фольклорных групп из наших регионов, были приглашены исполнители из девяти стран мира и самое важное, из разных уголков мира, начиная от Азии до Африки. В целом я считаю, что фестиваль прошел хорошо.

- Вы ставите «пятерку» организации фестиваля? Неужели все прошло именно так, как было задумано?

- Нет, «пятерку» я бы все-таки не ставил. Были недочеты как в плане организации, так и в синхронности наших действий. Инфраструктурные проблемы также наложили свой отпечаток. Пользуясь случаем, я бы хотел отметить огромную поддержку Фонда Гейдара Алиева и Государственного заповедника Шуша в успешной организации этого фестиваля. Несмотря на то, что была проделана колоссальная работа и в кратчайшие сроки построена новая дорога в Шушу, логистика по-прежнему требует дополнительных решений.  Поэтому я бы поставил «четверку», чтобы у нас был стимул двигаться к лучшим результатам.

- Вы упомянули дорогу в Шушу. Проезжая по ней в первый раз, невольно ужасаешься виду разрушенных армянами азербайджанских сел и памятников культуры. Что делается для доведения до мировой общественности фактов неприкрытого вандализма? И как в целом обстоит ситуация с сохранностью азербайджанских памятников в Карабахе?

- Это очень важный и невероятно чувствительный вопрос. И не только для азербайджанского социума, но и, уверен, для всего мирового сообщества. Конечно, мы догадывались о том, что происходило на оккупированных территориях на протяжении почти трех десятилетий. Мы видели спутниковые снимки, фотографии каких-то путешественников… Но только после освобождения земель мы, а затем и международные эксперты смогли осознать истинный масштаб разрушений. Армяне не ограничились актами вандализма и разрушением азербайджанских культурных памятников. Опустившись до уровня вандалов, они осквернили наши кладбища!

Нет в истории цивилизации такой религии или культуры, которые позволяли бы надругательство над могилами! Естественно, все эти факты документировались. Еще до подписания Трехстороннего соглашения президент Ильхам Алиев издал распоряжение о создании на освобождённых территориях военных комендатур, в состав которых входили также представители Министерства культуры, за что мы признательны президенту. Нам было поручено провести инвентаризацию азербайджанского культурно-исторического наследия. Помимо культурных памятников в неё входили библиотеки, музеи, театры, культурные клубы…

С ноября 2020 года мы начали проводить на освобожденных территориях специальные мониторинги. Как известно, значительная часть освобожденных территорий была заминирована, и сотрудники нашего министерства работали в условиях повышенного риска. Тем не менее из 706 культурно-исторических памятников нам удалось найти и идентифицировать свыше четырехсот. Все они находятся в разрушенном или полуразрушенном состоянии.

Помимо этого, нами были обнаружены и опознаны более 860 из тысячи культурных учреждений, находившихся на оккупированных территориях. По мере продолжения процесса разминирования территорий наши мониторинги будут продолжаться.

Весь процесс выглядит следующим образом: сначала мы проводим инвентаризацию памятников, после чего, в зависимости от степени их сохранности и исторической значимости, проводим классификацию, относя их к памятникам мирового, республиканского или местного значения. Нами также разработана пошаговая стратегия по восстановлению или консервации этих памятников с привлечением международных экспертов.

Второе направление связано с документированием фактов разрушений и подачи документов в Международный суд ООН. Как известно, преднамеренное уничтожение культурно-исторического наследия является военным преступлением. Параллельно ведется работа по международному признанию фактов разрушений культурно-исторического наследия Азербайджана. В страну приглашаются представители международных организаций для дачи соответствующих оценок. Например, генеральный директор ИСЕСКО и Верховный представитель Генсека ООН по альянсу цивилизаций посетили освобожденные Физули и Агдам, и конечно же, ужаснулись масштабом разрушений. К сожалению, сделать это с ЮНЕСКО нам так и не удалось…

- Почему? У Вас же богатый опыт работы с ЮНЕСКО, долгое время Вы занимали пост официального представителя Азербайджана в этой структуре?

- Думаю тут, скорее, политические мотивы, нежели вопросы, относящиеся к мандату ЮНЕСКО, предполагающему обязательное посещение его сотрудниками деоккупированных территорий и подготовку соответствующих отчетов.

Следует понимать, что создание отчета не является для нас самоцелью. Нам важно, чтобы руководство ЮНЕСКО высказало свою точку зрения относительно того, как поступать с разрушенным материально-культурным наследием и, в частности, как его реставрировать. Но, как я уже говорил, сегодня деятельность ЮНЕСКО больше определяет политика, нежели гуманитарные и технические резоны. Вынужден констатировать, что руководство ЮНЕСКО все чаще прибегает к практике двойных стандартов.

Еще будучи послом, я неоднократно поднимал вопрос о необходимости проведения мониторинговой миссии на тогда еще оккупированных территориях Азербайджана. Тем не менее руководство ЮНЕСКО в итоге не сделало ни одного заявления, осуждающего разрушение азербайджанского культурного наследия. Тогда как представители этого подразделения ООН уже выразили «обеспокоенность разрушениями армянских памятников», в которых Армения обвиняет нашу страну. Чтобы ЮНЕСКО располагало всей полнотой картины, мы регулярно отправляли в её штаб-квартиру в Париже фотоотчеты наших мониторинговых миссий на освобожденных территориях. Кроме того, в секретариате ЮНЕСКО находится официальное заверение Азербайджана о том, что исторические и культурные памятники в Карабахе, вне зависимости от их этнической и религиозной принадлежности, не только не будут разрушаться, но и подлежат восстановлению и контролю за сохранностью.

Проезжая по Шуше, трудно не заметить церковь Газанчи, которую мы с недавних пор восстанавливаем. Эта церковь, построенная уже после переселения армян в Карабах, находится под охраной государства и реконструируется на средства Фонда Гейдара Алиева. При восстановлении памятников мы привлекаем международных экспертов, знающих стандарты ЮНЕСКО. Тем самым Азербайджан развеял все утверждения армян о якобы имеющихся попытках стереть в Карабахе армянское наследие. Азербайджан никогда не воевал с культурными памятниками, поскольку считает их частью своего исторического наследия. Испокон веков в Азербайджане в атмосфере мира и согласия жили мусульмане, христиане и иудеи. Так что, никто, и уж тем более Армения, являющаяся мононациональной страной, не может учить наш народ веротерпимости.

- Периодически на разных аукционах всплывают экспонаты, вывезенные армянами из оккупированных территорий Азербайджана. Что делается для их возвращения?

- Это болезненная тема, мы собираем по ней всю информацию и будем подавать иски по всем похищенным экспонатам, включая книги. Книжный фонд наших библиотек на оккупированных территориях превышал один миллион экземпляров. Основная проблема в этом направлении заключается в отсутствии детальной информации по украденным экспонатам. Учет музейного фонда в советское время либо проводился не на должном уровне, либо утерян. Мы же пониманием, что в первые годы оккупации, людям, которые спешно покидали свои дома, было не до учетных книжек музеев и библиотек. Так что, нам удалось спасти очень малую часть учетных книг. Но чтобы, к примеру, требовать возвращения ковра или музейного экспоната с оккупированных территорий, всплывших на каком-нибудь зарубежном аукционе, мы должны представить документы, доказывающие происхождение этого предмета, а также наше право собственности на него. Тем не менее мы стараемся выкупать экспонаты, связанные с нашей историей. Буквально в прошлом году мы выкупили с аукциона в Италии и передали для экспозиции нашим музеям три ковра – два карабахских и один губинский 18 века. Так что, когда в Шуше будет открыт филиал Музея ковра, один из возвращенных лотов с аукциона в Италии будет передан в его экспозицию.

Стоит также отметить, что большое количество предметов истории и искусства было вывезено армянами в последнее время, когда азербайджанская армия освобождала эти территории. Поражает, что впоследствии эти экспонаты были цинично выставлены в Ереване. Мало того, что армяне, грубо нарушая международные конвенции, вывезли эти артефакты, так они еще нагло демонстрируют их, даже не скрывая, что вывезли их из Карабаха и, в частности, из Шуши. Естественно, это не осталось без нашего внимания. Мы задокументировали все факты и представили их ЮНЕСКО, откуда пока реакции не последовало…

- В Ереване также утверждают, что у них хранятся полотна азербайджанских живописцев, которые они готовы обменять на картины армянских художников, оставшиеся в Шуше…

- …что в очередной раз подтверждает факт незаконного вывоза из Карабаха картин азербайджанских художников. Армяне открыто признают, что нарушили международные конвенции и не стыдятся этого. Отвечая на это предложение Еревана, Министерство Культуры Азербайджана заявило, что не делит азербайджанское культурное наследие по этническому признаку и признает картины армянских художников частью своего культурного наследия.

- Дорога в Шушу пролегает через десятки разрушенных армянами азербайджанских деревень и стертый с лица земли Физули. Этот город будет восстановлен или Физули превратят в Музей армянской оккупации под открытым небом?

- Это был мой родной город (выдерживает продолжительную паузу – ред.). Я дважды посещал Физули вместе с руководителем ИСЕСКО и спецпредставителем ООН. Тяжелое впечатление… После освобождения оккупированных территорий президент Ильхам Алиев прямо заявил, что мы должны сохранить следы армянского вандализма в качестве урока для будущих поколений. И азербайджанцы, и все международное сообщество не имеют права забывать, что учинили на этих землях армяне за 30 лет оккупации. Господин президент поручил нам определить в каждом из освобождённых городов места для создания Музеев армянской оккупации и Победы. Хочу сообщить, что глава государства уже утвердил строительство таких музеев в Агдаме, Физули и Джебраиле.

- Мы находимся в Шуше и много говорим о Карабахе. Но вы все-таки министр культуры всего Азербайджана. Как обстоит дело с культурой в других регионах нашей страны?

(Продолжение следует)