В России поджигают военкоматы, а Путин считает, что время работает на него комментарий Леонида Радзиховского; все еще актуально

Ага Гасымлы, обозреватель haqqin.az

Несмотря на жесткие меры по подавлению малейших проявлений недовольства вторжением России в Украину, антивоенные настроения в российских регионах постепенно приобретают все более радикальный характер. Особенно популярными становятся поджоги военкоматов.

Власти в Москве официально признали 18 случаев поджога «коктейлями Молотова» военкоматов в Подмосковье, Удмуртии, Саратовской, Рязанской и других областях РФ. 

Как отмечают российские СМИ, в реальности случаев поджогов намного больше, чем об этом сообщают местные власти. Первый поджог военкомата был зарегистрирован уже на четвертый день войны, 28 февраля.

Масштабы поддержки войны в России вовсе не так значительны, как это утверждает официальная статистика. Тому свидетельство - горящие военкоматы

По делу о поджогах МВД России арестовало несколько человек, попавших на камеры наблюдения. Все они заявили, что протестовали против войны в Украине и негласной мобилизации. В результате поджогов жертв нет, поскольку военкоматы забрасывают бутылками с зажигательной смесью ночью, когда в помещениях никого нет.

Другая форма протеста - это молодежные концерты, которые превращаются в антивоенные демонстрации. Так, 20 мая в Санкт-Петербурге тысячи фанатов российской панк-группы «Кис-кис» скандировали «Х@й войне!».

Полиция, ворвавшаяся в толпу, ничего сделать не смогла, поскольку скандировали практически все зрители.

Можно ли на основании этих случаев говорить о том, что в России формируется антивоенное движение? Отвечая на этот вопрос haqqin.az, российский политолог Леонид Радзиховский отметил, что антивоенные настроения действительно заметны, но они так и не приняли характер массового антивоенного движения, подобно тому, как это было в США во время вьетнамской войны конца 60-х годов.

Леонид Радзиховский

«До марша миллионов на Москву еще очень далеко», - считает Радзиховский.

В то же время, по словам политолога, официальная статистика о том, что 77-80 процентов россиян поддерживают вторжение в Украину, является вымыслом.     

«Насколько я знаю, - говорит Радзиховский, - 60 процентов россиян выступают за продолжение войны, 20 процентов против и еще 20 процентов не определились. Когда люди говорят, что надо продолжать боевые действия, это не означает, что они двумя руками за войну. Это может означать все что угодно. К примеру, этот ответ может быть механическим, когда люди не просто задумываются, или связаны со страхом - мол, скажешь что-то против войны, а тебя привлекут к уголовной ответственности. Кроме того, люди могут рассуждать так: коли уж начали, так продолжайте воевать. Поэтому масштабы поддержки войны вовсе не так значительны, как это утверждает официальная статистика». Политолог считает, что об истинном отношении россиян к «спецоперации» легко судить по количеству добровольцев, отправившихся воевать в Украину, а таковых на 150-миллионное население России всего несколько тысяч человек.

«Антивоенное движение зависит от количества активных противников войны, - считает политолог. - Противники войны традиционно более активны и сознательны, тогда как сторонники войны весьма пассивны в проявлении своей позиции. Но быть противником войны — это еще и риск быть арестованным за выражение своей позиции. Мало кому хочется получить срок тюремного заключения, протестуя на улицах. А вот для того, чтобы поджигать военкоматы, много людей не надо, вполне достаточно нескольких человек. Поджоги военкоматов, в первую очередь, связаны со страхом молодых людей перед вероятностью всеобщей воинской мобилизации, когда их будут насильно отправлять на войну. Такие опасения широко распространены в России. Думаю, что власти знают, насколько непопулярна сама идея всеобщей мобилизации, поэтому уверен, ее не будет. Ни всеобщей, ни частичной. В российском обществе эта идея вызывает отторжение, и Путин знает, насколько сильной будет реакция отторжения, если Кремль решится на столь авантюрный шаг. Поэтому и настроения в российском обществе носят сегодня пассивно-конформистский характер».

По словам эксперта, Путин надеется на истощение Украины

Говоря о будущем ходе войны в Украине, Радзиховский отметил, что сейчас Киеву поступает много западного оружия. Кроме того, уровень мотивации украинской армии необычайно высок, в боевых подразделениях очень много добровольцев. Однако сейчас мы видим позиционную войну с весьма незначительными успехами у российской стороны. В стратегическом плане захват «Азовстали» и каких-то поселков в Донбассе России ничего не дают. Это топтание на месте, так что никакого перелома в ходе войны нет. Русские не загоняют украинцев в «котлы» в Донбассе, украинцы не окружают русских в Харьковской области, словом, идет обычная позиционная война. По всей видимости, Путин считает, что время работает на него. Чем продиктована эта уверенность? Есть ряд факторов. За три месяца санкции, введенные Западом, каких-то особенно ужасных последствий для России не принесли. Путин может надеяться, что еще несколько месяцев Россия простоит. В то же время в Украине очень тяжелая экономическая ситуация - страна отрезана от морских портов, четыре миллиона беженцев, разрушенная бомбардировками промышленность, сильно нарушенная система связи, повреждена транспортная инфраструктура…

В этой ситуации Путин рассчитывает, что украинцы вряд ли выстоят экономически и попросят «пардон» у России. Таков расчет Кремля на удушение Украины. Так что вести активные боевые действия Путин не будет. Во-первых, на это у РФ не хватает сил и средств, а, во-вторых, активные боевые действия приведут к еще более разрушительным экономическим санкциям со стороны Запада, а этого российский президент очень боится. «И, наконец, - говорит Радзиховский, - активное наступление - дело бессмысленное. Это приведет к горам трупов мирных жителей, к пустым и разрушенным украинским городам. В России просто не поймут разрушение Одессы или Харькова. Для россиян разрушение этих городов представляется каким-то несусветным бредом, страшным сном! Путин скован западными санкциями, непониманием со стороны российского народа, риском тяжелых боев без гарантий успеха. Главный вопрос - что делать с захваченными, полуразрушенными городами с населением, которое люто ненавидит Россию? Сейчас любые шаги Кремля по продолжению войны означают бессмысленные действия по саморазрушению России. После провала плана по блицкригу все, что сейчас творит Москва в Украине, утратило всякий смысл».