Арабские монархии не хотят дружить со слабой Россией главная тема, наша аналитика, все еще актуально

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Внимание деловых кругов всего мира было 2 июня приковано к Вене, где проходила очередная сессия ОПЕК+. Главный вопрос заключался в следующем – насколько серьезным будет увеличение добычи входящими в этот картель странами нефти? И насколько это скажется на стабилизации цен?

После длительных дискуссий экспортеры «черного золота» приняли решение добавить на рынок в июле 648 000 баррелей в день, то есть увеличить добычу почти в полтора раза, поскольку в июне они добавили 432 тысячи баррелей.

Решение вроде как и положительное, но явно недостаточное, чтобы успокоить международные нефтяные рынки. Так, эталонная нефть марки Brent к концу вчерашних торгов выросла чуть менее чем на 1,0 процента - до 117,42 доллара за баррель, а нефть марки West Texas Intermediate - на 1,2 процента - до 116,58 доллара.

Арабские монархии развернулись в сторону Вашингтона

Результаты полуторного повышения добычи не впечатляют, но на сессии ОПЕК+ прозвучало нечто гораздо более важное – саудиты, задающие тон в картеле экспортеров нефти, впервые за несколько месяцев прямо заявили, что готовы компенсировать мировым рынкам доли российских поставок. То есть, называя вещи своими именами, заместить нефть из России.

Что примечательно, произошло это сразу после визита в Персидский залив главы российской дипломатии Сергея Лаврова, который активно там осуждал стремление США «вести бизнес… на основе диктата и убежденности в том, что у них есть предназначение править всем миром», а также презентовал Москву как одну из опор нового многополярного мира.

Главный российский дипломат оказался неубедителен, что, в свою очередь, свидетельствует о наступлении нового этапа в оценках Москвы со стороны монархий Залива, а также их союзников и клиентов в регионе.

Лавров не переубедил арабов

Политика Барака Обамы и Джо Байдена убедила арабские монархии в том, что США как основной внешнеполитический партнер стали ненадежны и им необходимо диверсифицировать свою внешнюю политику. Естественно, что в качестве одного из партнеров по такой диверсификации они начали рассматривать Россию.

Москва активно откликнулась на этот запрос, постоянно намекая на то, что «русские своих в беде никогда не бросают», приводя в пример российскую экспедицию в Сирию, которая, собственно, и спасла режим Асада от падения. Все выглядело красиво, но только до конца февраля 2022 года, когда стало ясно, что планировавшийся блицкриг Кремля – «в Киев за три дня» - полностью провалился.

И тут нужно понимать, что как экономический партнер Россия мало интересовала монархии Залива. Главное для них заключалось в другом – в способности Москвы обеспечить безопасность в регионе. А о каком обеспечении безопасности может идти речь, если, по мнению ведущих стран Залива, Россия не смогла добиться победы над одним из своих гораздо меньших соседей?

Со слабыми на Востоке не дружат

Со слабыми на Востоке диалог не ведут, а Кремль сейчас воспринимается как слабый. А потому сегодня в Заливе перестали обращать внимания на Россию и ее план по безопасности в регионе, продвигаемый Москвой с 2019 года, в качестве жизнеспособного противовеса влиянию США.

Что сразу отразилось на отношении к приобретению российской военной техники. Египет отказался от приобретения Су-35, российская военная техника была представлена на международной выставке Riyadh Defense Expo, но ни одного контракта с Москвой подписано не было, ОАЭ отказались от самоходного зенитно-ракетного комплекса «Панцирь С-1» для своих прокси в Ливии. По сути, на сегодняшний день экспорт российского оружия в регион остановился.

Однако не стоит ожидать, что монархии Залива, а также их местные партнеры и клиенты выступят с осуждением российского вторжения в Украину и присоединятся к западным санкциям против Москвы. Им это не нужно. Куда выгоднее пока использовать Россию в качестве «чучелка», которым можно пугать коллективный Запад, добиваясь от него уступок. А тем временем потихоньку отнимать долю России на энергетических рынках и укреплять экономическое сотрудничество с Китаем.