Все взоры вновь обращены к Баку статья концептуальная

Мамед Эфендиев, отдел экономики

В газовом конфликте между Россией и Евросоюзом произошли два события, еще больше накалившие ситуацию. Во-первых, «Газпром», отправив на ремонт еще один газотурбинный двигатель с «Северного потока», сократил прокачку трубопровода до 20 процентов его базовой мощности, а, во-вторых, страны ЕС приняли на предстоящий отопительный сезон антикризисный план экономии электроэнергии, обязавшись снизить потребление газа на 15 процентов.

Судя по последним данным, общий объем российского экспорта уже «просел» более чем на 80 процентов. Тем не менее, страны ЕС, судя по всему, нацелены на дальнейшее усиление антироссийских финансово-экономических санкций.

«Газпром» отправил на ремонт еще один газотурбинный двигатель с «Северного потока»

Что же заставило обе стороны пойти на столь откровенное, «лобовое» противостояние в ситуации, в которой цивилизованные страны предпочитают обычно договариваться, а не конфликтовать?

Читателям haqqin.az хорошо известно, что история этого конфликта связана с военным вторжением России в Украину. Однако самые драматические события стали разворачиваться только в последние дни.

Вначале «Газпром» снизил прокачку из-за того, что одна турбина застряла из-за санкций в Канаде. Но когда ЕС, США и Канаде с большим трудом удалось добиться доставки отремонтированной турбины в Германию, Россия предъявила новые требования, связанные с «оформлением необходимых документов».

В результате Европа, которой в ближайшие месяц-два необходимо до максимума заполнить свои подземные газохранилища (ПГХ), оказалась в крайне затруднительном положении.

А Россия тем временем приготовила новый сюрприз – 26 июля «для планового ремонта» была остановлена еще одна турбина. Причем сделано это было до того, как началась эксплуатация турбины, отремонтированной в Канаде. После чего в Брюсселе не просто поняли, что Россия, что называется, тянет резину и использует газ, как орудие энергетического шантажа. Игры Москвы с турбинами стали «красной чертой», вынудившей Евросоюз принять экстраординарные меры для обеспечения своей энергобезопасности.

Следует напомнить, что Россия является основным поставщиком газа в Европу. За прошлый год она поставила в страны ЕС 155 миллиардов кубометров, то есть, 45 процентов от потребностей Евросоюза в «голубом топливе».

Понимая, что «турбинным кризисом» шантаж России не ограничится, Европа спешит до наступления холодов заполнить ПГХ как минимум до 80 процентов, хотя на данный момент заполняемость составляет только 66 процентов. То есть, при нынешнем уровне поставок газа процесс заполнение хранилищ может занять несколько месяцев. Не говоря уже о том, что из-за экстремально жаркого лета страны ЕС в отдельные дни потребляют газа больше, чем получают.

Европа спешит до наступления холодов заполнить ПГХ как минимум до 80 процентов, хотя на данный момент заполняемость составляет только 66 процентов

Именно для того, чтобы снизить зависимость от ненадежных партнеров, в ЕС и подготовили план сокращения потребления газа на 15 процентов.

Как российского, так и любого другого.

Следует отметить, что не только ЕС, но и ряд других стран перешли или переходят на режим экономии. Но в случае, если Россия решит полностью заблокировать поставки газа в Европу, экономить особо будет нечего, а диверсифицировать в сжатые сроки импорт газа – чрезвычайно трудно.

По расчетам МВФ, при таком раскладе дефицит потребления «голубого топлива» в некоторых странах Центральной и Восточной Европы может достигнуть от 15 до 40 процентов годового потребления. Из чего следует, что даже выполнение плана экономии потребления газа на 15 процентов ситуацию не спасет.

Словом, Европе сегодня необходимо срочно искать новых экспортеров природного газа, а России – подсчитывать многомиллиардные убытки.

В самой Европе дополнительных источников газа нет. Главной альтернативой трубопроводным поставкам из России является рост импорта сжиженного природного газа (СПГ) из США и Катара. Австралия слишком далеко, а поставщики поскромнее (Оман, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Нигерия, Ангола, Индонезия, Малайзия, Алжир и Египет) и так поставляют в Европу и Турцию все, что производят.

Но и с СПГ периодически происходят сбои. Достаточно напомнить, что в результате аварии на американском заводе Freeport LNG, произошедшей в прошлом месяце, экспортные мощности США упали примерно на 60 миллионов кубометров газа в сутки, что больше суточной мощности российского «Северного потока-1».

По мнению специалистов, последствия аварии будут полностью устранены лишь к концу нынешнего года.

Впрочем, даже с учетом упавших поставок из США, импорт СПГ в страны Евросоюза побил все рекорды. Объем поставок составил 65 миллиардов кубометров, тогда как из России было поставлено 45 миллиардов, а из Норвегии – 41 миллиард кубометров.

Таким образом, в первом полугодии 2022-го СПГ впервые стал основным видом газа, поступившим в ЕС.

И с СПГ сбои

Газовый кризис привел к малоприятной для Брюсселя ситуации, когда во многих европейских странах, вопреки целям ЕС по сокращению выбросов в атмосферу парниковых газов, переходят на дизель, уголь, мазут и другие виды топлива, бесконечно далекие от «зеленых» аналогов. Мало того, что в результате подорожали и эти виды горючего, так из-за низкого КПД дизеля, угля и мазута это топливо приходится использовать в значительно больших объемах, что удорожает производство и, опять-таки, загрязняет атмосферу.

Реальной альтернативой газу, в том числе, и с экологической точки зрения, в ЕС видят атомные электростанции (АЭС). В Европе их немало, однако опасность, сопряженная с их эксплуатацией, вынудила власти закрыть многие из них. В принципе восстановление работы АЭС – задача осуществимая. Но для этого потребуется немало средств, усилий, а главное, времени, которого до зимы осталось совсем немного.

Что же касается упорства, с которым Россия пытается разрушить газовую контригру Евросоюза, то оно объяснимо. Дело в том, что в течение ближайших пяти-семи лет Европа может, практически, полностью перейти на СПГ, а также трубопроводный газ из новых источников, в результате чего Россия, образно выражаясь, останется на скамейке запасных.

Следует понимать, что под «новыми источниками» имеется в виду, в первую очередь, природный газ из Азербайджана и Восточного Средиземноморья. Да, по отдельности эти источники несопоставимы с месторождениями Ямала, однако суммарно вполне могут покрыть потребности Европы.

Азербайджану в создавшейся ситуации предстоит сыграть важную роль в обеспечении энергобезопасности Европы

Правда, новые поставщики наверняка потребуют от Брюсселя жестких условий, экстерриториальной юрисдикции, не зависящей от европейских судов, а главное долгосрочных контрактов, на которые ЕС, стратегически ориентированный на возобновляемые источники энергии, соглашаться пока не хочет.

Но это только сегодня.

Пока же ясно одно: Азербайджану в создавшейся ситуации предстоит сыграть важную роль в обеспечении энергобезопасности Европы. А Баку, как известно – партнер надежный и испытанный.

И, судя по всему, в обозримом будущем европейцам предстоит в этом вновь убедиться.