Тегеранские страдания: меня бросил мой Пекин, лучше жил бы я один продолжение главной темы; все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

МИД Ирана вызвал посла Китая, основного союзника Исламской Республики, чтобы выразить свое «крайнее недовольство» совместным заявлением, опубликованным по завершении встречи председателя КНР Си Цзиньпина с лидерами стран Персидского залива в Саудовской Аравии.

Повод к протестам иранской стороны совершенно надуманный. И касается трех небольших островов в Персидском заливе - Большой и Малый Томб и Абу Муса, которые Иран, пользуясь слабостью только возникших Объединенных Арабских Эмиратов, оккупировал и аннексировал в 1971 году.

Иран заявляет, Абу Муса - наш

ОАЭ тогда только формировались, на арабской стороне Персидского залива существовал серьезный военно-политический вакуум, а это, как известно, самый благоприятный момент, чтобы более сильный сосед прихватил себе кусочек территории. Мелочь, как говорится, а приятно, вот и Иран не стал себе отказывать в этом удовольствии.

В заключительном заявлении встречи, на которой присутствовали высокопоставленные лица ССАГПЗ, а также председатель Си Цзиньпин, говорилось: «Лидеры подтвердили свою поддержку всех мирных усилий, включая инициативу и усилия Объединенных Арабских Эмиратов по достижению мирного решения вопроса о трех островах: Большой Томб, Малый Томб и Абу-Муса, путем двусторонних переговоров в соответствии с нормами международного права, и решить этот вопрос в соответствии с международной законностью».

Этого оказалось достаточно, чтобы Тегеран встал на дыбы. «Три острова Персидского залива являются неотделимыми частями Ирана и частью вечных владений нашей родины. Мы твердо настаиваем на необходимости уважать территориальную целостность Ирана», - отписался в Твиттере глава иранской дипломатии Хоссейн Амир-Абдоллахиан.

А бывший иранский дипломат Абдолреза Фараджи Рад вообще заявил, что «Если эта тенденция в поведении Китая сохранится, менее чем через десять лет Китай будет вызывать у Ирана не меньше беспокойства, чем Америка». Добавив при этом: «Похоже, Китай отказался от своего 25-летнего соглашения о сотрудничестве с Ираном».

Китай сейчас действует не в интересах Ирана, а в своих собственных. Откровенно говоря, проблемы Тегерана волнуют его крайне мало

Иранский аналитик Али Хосейн Газизаде пошел еще дальше. И написал в своем Твиттере: «Три острова в Персидском заливе были объектом самых серьезных угроз безопасности против Ирана в последние десятилетия. Китайцы, как стратегические союзники Исламской Республики, не поддерживали Иран. А теперь – верите ли вы, что с такими союзниками территориальная целостность Ирана будет сохранена?»

Очевидно, что вопрос не в декларации. И не в трех островах, которые, говоря откровенно, особого стратегического значения не  имеют. Все дело в 34 миллиардах долларов, которые по итогам визита председателя Си Цзиньпина в Эр-Рияд Китай намерен вложить в развитие Саудовской Аравии, главного антагониста Тегерана в Персидском заливе.

Продовольственная безопасность, общественное здравоохранение, зеленые инновации, энергетическая безопасность, межцивилизационный диалог, развитие молодежи, а также безопасность и стабильность, а отдельным пунктом – развитие ракетной программы Саудовской Аравии – вот что было главным в 34 соглашениях, подписанных во время визита Си Цзиньпина в Эр-Рияд. Более того – лидер Китая призвал к формированию более тесного китайско-арабского сообщества «с единой судьбой». Что и было зафиксировано в договоре о гармонизации саудовской программы Vision-2030 и китайской инициативы «Пояс и Путь».

«Китай будет и впредь твердо поддерживать страны ССАГПЗ в их собственной безопасности... и создании системы коллективной безопасности для стран Персидского залива», - заявил Си Цзиньпин в ходе своего визита. Куда подтянулось большинство лидеров арабских стран - от Египта, до премьеров Алжира и Марокко, которые при этих словах дружно аплодировали.

Вопли и стенания Мохаммада Джамшиди в Пекине не услышали

«Как же так», - возопили в Тегеране. – «Это же мы эксклюзивные партнеры Китая, это у нас договор о стратегическом партнерстве с Пекином на 25 лет. Он нам все это должен дать, а не арабам». Мохаммад Джамшиди, заместитель начальника штаба по политическим вопросам иранского президента, вообще заявил: «Напоминание коллегам в Пекине. В то время как Саудовская Аравия вместе с США поддерживала ИГИЛ/«Аль-Каиду» в Сирии и жестоко обращалась с Йеменом, Иран боролся с этими террористическими группами, чтобы восстановить региональную стабильность и безопасность и предотвратить распространение нестабильности как на Восток, так и на Запад».

Но проблема Тегерана заключается в том, что все его стенания не имеют для Пекина никакого значения. Китай свою внешнюю политику строит на весьма прагматической основе. Ему нет необходимости учитывать чувствительность своих партнеров в региональных конфликтах. Есть прибыль и экономические перспективы – работаем. Нет – общий привет, вы там держитесь, мы обязательно придем. Как появится время.

Тегеран продемонстрировал полное непонимание китайских подходов. Поэтому сейчас возмущаться не имеет смысла. 25-летнее соглашение с Пекином остается пока только на бумаге. Китай сейчас действует не в интересах Ирана, а в своих собственных. Откровенно говоря, проблемы Тегерана волнуют его крайне мало. У него есть свои проблемы, свои интересы, и продвигать он будет только их.

А все остальные могут быть довольными или недовольными - его это совершенно не интересует. Поэтому Тегеран может страдать сколько угодно и петь об этих страданиях до бесконечности – на Пекин этого никакого впечатления не произведет.