Микаил Джаббаров принес радостную весть наш комментарий

Эльнур Мамедов, отдел экономики

Накануне Нового года министр экономики Микаил Джаббаров сообщил давно ожидаемую весть: в доходах государственного бюджета нефтегазовые и ненефтегазовые доходы оказались примерно на одинаковом уровне. И это несмотря на то, что цены на нефть и газ в этом году были намного выше, чем в предыдущие годы.

Микаил Джаббаров рапортует о высокой динамике в ненефтяном секторе

Долгое время критики правительства обвиняли власти в нефтегазовой зависимости и неумении диверсифицировать экономику страны с тем, чтобы соскочить с «углеводородной иглы». Нефть и газ обеспечивали большую часть доходов бюджета, а в экспорте доля углеводородов порой превышала 80% – 90%. С годами, правда, доля углеводородов занимала все меньший сегмент бюджетного «пирога», но все равно превалировала над всеми остальными доходами страны вместе взятыми. И вот эти доли сравнялись.

Данный факт стал достойным ответом правительства на всю критику – оказалось, что диверсификация все эти годы все-таки шла. Экономическая политика президента Ильхама Алиева, предусматривающая, наряду с широкомасштабными реформами, переход от узкопрофильной к сильно разветвленной экономике, дала свои плоды. Этот год вообще запомнится положительными тенденциями в плане диверсификации экономики Азербайджана. Еще до нынешнего заявления Джаббаров отмечал, что мобилизация современных и устойчивых источников экономического роста приводит к высокой динамике в ненефтяном секторе.

Но нельзя при этом умалчивать значение выхода экономики страны из «тени». Дело в том, что в ненефтегазовой сфере основная часть налоговых платежей приходится на частный сектор. Отсюда следует, что наши частные предприятия становятся более прибыльными. Такая же тенденция, по словам министра, наблюдается и на государственных предприятиях. И она будет только расти, о чем свидетельствуют новые подходы, задействованные правительством.

В ненефтегазовой сфере основная часть налоговых платежей приходится на частный сектор

До сих пор основным инструментом для развития частного сектора было предоставление льготных кредитов через Фонд развития предпринимательства. Но Фонд охватывает тысячи проектов, а использование только этого инструмента не соответствует сегодняшнему спросу. Поэтому в наступающем году для дальнейшей поддержки бизнеса ставится задача по расширению деятельности Фонда развития предпринимательства с внедрением новых инструментов для развития частного сектора. В частности, намечено создание ряда финансовых инструментов в соответствии с требованиями азербайджанской экономики, презентация которых состоится уже в первом квартале следующего года.

А роль финансового фактора в таком важном деле переоценить трудно. По итогам 11 месяцев с начала года ненефтегазовый сектор составил почти 8,790 млрд манатов, что на 24,5% больше аналогичного прошлогоднего показателя. И результат не заставил себя ждать, что и показывают данные Госкомстата. Рост ВВП Азербайджана за те же 11 месяцев составил 4,8%. При этом ненефтегазовый сектор вырос на 9,2%, а нефтегазовый сектор, наоборот, продемонстрировал спад, который составил 2,4%. Выходит, что рост ВВП страны, номинальный объем которого за этот период составил 121,4 млрд манатов, сформирован в значительной степени за счет ненефтегазовой сферы.

Правда, месяц назад депутат Вугар Байрамов на заседании комитета Милли Меджлиса по экономической политике, промышленности и предпринимательству заявил, что доходы ненефтяного сектора не полностью покрывают текущие расходы.

Особое мнение депутата Вугара Байрамова

Это, по его словам, создает риск для государственного бюджета страны, потому что ненефтяные доходы все-таки должны покрывать текущие расходы целиком.

Подвергать сомнению слова депутата трудно. Достаточно, к примеру, напомнить, что сфера сельского хозяйства всегда субсидируется государством. Но аграрный сектор во всем мире зависит от дотаций и субсидий. Производительность труда здесь намного ниже, чем в промышленной сфере, а сравнивать сельское хозяйство, скажем, со сферой ИКТ никому и в голову не придет. Немало и других сфер ненефтегазового сектора, в основном социально ориентированных, которые также «сидят» на субсидиях. Кроме того, многие предприятия ненефтегазового сектора только набирают обороты, обещая вскоре выйти на рентабельное производство.

Есть нарекания в адрес ненефтегазовой сферы и в вопросе экспорта. В этом ей до нефтегазового сектора все еще далеко. К тому же нынешний год для нефтегазовой отрасли выдался рекордным в стоимостном выражении. Но доля нефтегазовой сферы в общем экспорте страны также растет с каждым годом. И если сегодня эти две сферы нашей экономики уже сравнялись по вкладам в доходную часть бюджета, то можно не сомневаться, что вскоре такую же картину мы увидим и в экспортной статистике.