Необъявленная война Иордании третья мировая, все еще актуально

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Иордания вчера, 18 января, нанесла очередные удары по базам сирийских наркоторговцев в провинции Сувейда, что в южной части Сирии.

Пока мир оживленно обсуждает Украину и Газу, хуситов и ракетные экзерсисы Ирана, на иордано-сирийской границе масштабы борьбы с наркотрафиком постепенно трансформируются в самую настоящую войну. Иорданцы регулярно сталкиваются на своих границах с целыми полчищами контрабандистов из Сирии, и в ход уже идут и элитные подразделения, и авиация.

Иордания развернула беспрецедентные военные действия на территории Сирии

Сирия давно уже стала наркогосударством, поставив производство каптагона, который также называют «героином для бедных», на широкую ногу, и заполонила наркотиком все соседние арабские страны. А «крыша» у производителей каптагона на самом верху, семейство Асадов. А непосредственно его производством и распространением за границей занимаются эмиссары «Хезболлы», 4-ая бронетанковая дивизия и многочисленные сирийские спецслужбы, махабарраты.

Проще говоря, каптагон в Сирии – больше, чем каптагон, это и основной источник дохода для режима, и вполне себе полноценная отрасль государственной экономики. И все в стране это прекрасно знают. Так, сегодня на акциях протеста против сирийского режима в провинции Сувейда в связи с иорданскими бомбардировками народ скандировал: «Главный наркоторговец сидит в президентском дворце в Дамаске».

Собственно, Сирию вернули в 2023 году в Лигу арабских государств именно в надежде на то, что Асад возьмет ситуацию с каптагоном под контроль, и сирийская делегация что-то такое даже обещала. Но обещать – не значит сделать, надежды оказались тщетны. Да и кто же будет отказываться от баснословной прибыли? Уж точно не те, кто организовал всю эту схему, на каждом уровне которой исполнитель получает свою долю прибыли.

Более того, сокращение производства каптагона опасно для сирийского режима. Поскольку в государственных доходах тут же возникнет серьезная дыра, а доходы охранителей режима, из самых элитных и надежных, существенно упадут. Что, разумеется, ослабит их лояльность и рвение в защите правящего клана.

Чета Асад не может отказаться от каптагона, который кормит правящий клан

В выстроенной Дамаском схеме наркопроизводства и наркоторговли нет места только одному – рядовым гражданам Сирии, страдающему от авиаударов иорданских ВВС и боестолкновений с караванами наркоторговцев на границе, когда в ход идет все – от артиллерии и минометов до авиационных ракет.

Что режиму потери гражданских, когда торговля может продолжаться даже тогда, когда погибнет не пара десятков «каких-то там крестьян», а даже достаточно известные наркоторговцы. Как это было в случае с местным наркобароном Мараи аль-Рамтаном, отставным офицером сирийской разведки, которого иорданцы в ходе авианалета сумели ликвидировать в мае 2023 года. На его место пришли другие, и перевалка наркотиков через Сувейду не только не сократилась – выросла почти в два раза.

Иначе и быть не может, ведь за контрабандными операциями на 375 километрах иордано-сирийской границы стоит вся мощь режима в Дамаске, а не инициатива частных лиц, профессионалы сирийских спецслужб, а не какие-то любители-энтузиасты с мешками наркотиков, решившие пересечь границу.

Друзы пытаются напрямую договориться с Иорданией. Парадокс: соседнее государство оказывается ближе по интересам, чем свое

Так что удары Иордании могут затруднить операции по контрабанде наркотиков, но ни в коем случае не могут остановить их полностью. И доведенные до отчаяния жители Сувейды, оказавшиеся между молотом – иорданскими ударами и наковальней – наркотрафиком сирийского режима, решились на отчаянный и в то же время весьма нестандартный шаг.

Духовный лидер сирийских друзов Хикмат аль-Хаджри, а община друзов имеет огромное влияние в Сувейде, обратился к иорданскому королю Абдалле II ибн Хусейну аль-Хашими с предложением «протянуть ему руку помощи» в ликвидации преступных сетей, занимающихся контрабандой наркотиков. В обмен на приостановку ударов по гражданским объектам в провинции.

По всей видимости, это означает, что друзы будут передавать иорданской стороне информацию о караванах наркотиков, готовящихся к пересечению границы, а также о всем, что связано с наркоторговлей. Ну и препятствовать наркотрафику по мере их, друзов, возможностей. Предложение сколь рискованное, столь и беспрецедентное, когда соседнее государство оказывается ближе по интересам, чем свое. Интересно понаблюдать, что из этого выйдет.