Риск армянского поворота на Запад для Азербайджана и России статья концептуальная, взгляд из Москвы; все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

Визит министра обороны Франции в Армению в составе делегации крупнейших компаний ВПК, а также развернутое интервью премьер-министра Пашиняна агентству France 24 формируют возможные параметры разворота Еревана в сторону Евросоюза.

Насколько это серьезно, есть ли в этом необходимость и хватит ли ресурсов у участников этого процесса?

Так куда же идет Пашинян?

Три тезиса Пашиняна

Наиболее существенные реплики в интервью Пашиняна агентству France 24 сводятся к трем пунктам.

Тезис первый: Целенаправленная пропаганда российских СМИ против действующей армянской власти. 

Фактически Пашинян говорит о необходимости пересмотра политического диалога с представленной в Госдуме российской элитой в лице лидеров общественного мнения и руководителей основных медиакорпораций. Понятно, что публичные высказывания всех трех групп корректируются структурами Администрации президента РФ. Соответственно, обвинения Пашиняна адресованы именно им.

Тезис второй: Оценка военной операции России в Украине как "несправедливой кампании", что фактически нарушает Алма-Атинскую декларацию СНГ, взаимоподтверждающую границы и суверенитет членов СНГ. 

Пашинян, естественно, имеет право на свое мнение, однако это высказывание в корне не стыкуется с политикой самой Армении, которая на протяжении долгих десятилетий вообще не обращала внимание на эту позицию Алма-Атинской декларации.

Тезис третий: Замораживание участия Армении в ОДКБ в связи с неисполнением функций организации.

Об этом много писали и реагировали в Москве на высоком уровне, поэтому останавливаться не будем.   

Танцы на месте   

Так куда же идет Пашинян? Возможно, что никуда, делая шаг то вправо, то влево. Хотя именно в этом году по ряду ключевых моментов станет ясно, какие из возможных линий развития внешней политики Республики Армения будут реализованы в среднесрочной перспективе.  

Любопытно, что Пашинян весьма осторожно обошел провокационный вопрос ведущего France24 о том, доверяет ли армянский премьер-министр Владимиру Путину.

Пашинян говорит о Путине двусмысленно

Ответ Пашиняна прозвучал буквально так:

"...история этих отношений имеет определенные институциональные традиции. Мы в рамках этих традиций".

Понимать можно как угодно. Но если полоскать белье ОДКБ или российской медиаэлиты можно как вздумается, то Путина и свои отношения с ним Пашинян благоразумно вывел из зоны критики.

По большому счету, задача Пашиняна не столько в том, чтобы разрушить отношения с Москвой, сколько в стремлении как можно подороже "продать" их Евросоюзу. Тем более что сейчас для этого самый подходящий момент. Впрочем, в значительной степени это не новация, а традиционное армянское маневрирование, просто более резкое по формулировкам.

А сделав еще ряд шагов на Запад, армянский премьер начнет "продавать" западный поворот уже в Москве. Пашинян понимает, что в нынешних условиях Россия не станет заниматься вопросами армянского дрейфа на Запад. В Кремле, судя по всему, готовы отпустить Ереван в свободное плавание, поскольку наращивание финансово-военной поддержки Армении со стороны Франции и ЕС если и угрожает влиянию России в сфере безопасности, то только в среднесрочной перспективе, но не по текущим задачам и проектам. Как указывает Пашинян в этом же интервью, "…база России находится в Армении не в рамках Договора о коллективной безопасности. Это совершенно другое правовое измерение, и у нас не было повода обратиться к этому измерению".

Что же кроется за планом Макрона и французского ВПК?

То есть Пашинян прибегает к испытанному временем критерию, при котором котлеты и мухи четко разделены. То же самое относится к параллельному импорту и болезненной теме "обхода санкций". Европейские санкции вводили избирательно по отношению к отдельным юридическим лицам Армении, но сам политический Ереван за это не дергают. Хотя факты параллельного импорта налицо. Как и подпадающий под санкции возможный ручеек товаров.

Торговый оборот России и Армении за 2023 год достиг 7 миллиардов 306 миллионов долларов (для сравнения: это выше, чем, например, объем российско-узбекистанской торговли в 2021 году, составивший 6,9 миллиарда долларов). Понятно, что в торговле с Россией промышленно развитый Узбекистан и аграрно-горнорудная Армения – величины несопоставимые. Тем не менее факт громадного товарооборота налицо, как и то, что он подстегивает рост объема экономики Армении. Характерно, что на этом фоне почти в четыре раза, до 2 миллиардов 298 миллионов долларов, выросла торговля Армении с ОАЭ. Причем, в основном, в позиции экспорта армянской продукции (здесь свою роль играет частичное оформление российских поставок через Армению).

Удельный вес во внешней торговле Армении в 2023 году выглядит так: с Россией - 35,3 процента, с ЕС и США - 16,1, с Эмиратами - 11,1, с Китаем – 10,3 с Ираном - 3,3 процента.

И при такой экономической диспозиции какой смысл в антироссийском развороте?

Интересно, что часть средств Евросоюза направлена в Сюникскую область для "социальной защиты и устойчивых энергетических решений"

Кто за это заплатит?  

Возможно, в Ереване есть определенные ожидания, связанные с европейскими инвестициями. Да, Европейская комиссия работает над планом масштабной экономической поддержки Армении (EIP), включающим в себя инвестиции в магистральную инфраструктуру. Но из общих заявленных объемов в размере 2,6 миллиарда евро предоставлено пока около 413 миллионов. Интересно, что часть этих средств направлена в Сюникскую область для "социальной защиты и устойчивых энергетических решений".

Для конкуренции с Россией это вполне сопоставимые вложения, но тем не менее не позволяющие отказаться от российского присутствия. С точки зрения развития армянской экономики, они взаимодополняемы. Помимо текущих ежегодных вложений в Армению российских инфраструктурных компаний, существует также обширный Евразийский фонд стабилизации и развития, который вкладывает 150 миллионов долларов в строительство четвертой очереди автодорожного коридора "Север-Юг". Также на согласовании коллегиальных органов Евразийского фонда решение о поддержке строительства Каджаранского тоннеля - здесь объем инвестиций составляет порядка 200 миллионов долларов. Весь же портфель инвестиций Евразийского фонда в десяти проектах в Армении оценивается в 533 миллиона долларов + на стадии утверждения находятся еще несколько программ на сумму 300 миллионов долларов.

Возможности армянского маневра 

С другой стороны, ситуация в Армении может развиваться в любом направлении. Но если представить, что дрейф Еревана в сторону от России будет продолжаться, то на каком-то этапе обязательно возникает вопрос по российской базе и пограничникам. Лучший вариант для Москвы в том, чтобы Армения пошла по грузинскому сценарию. Если мы сравним Грузию 2004 года, когда российские базы фактически оказались в таком же положении, и Грузию 2024 года с широким профилем торгово-экономического взаимодействия с Россией, то, естественно, Грузия в своем нынешнем контексте куда более привлекательный сосед России, нежели двадцать лет назад.

А ведь Грузия – куда более сложный для РФ субъект, нежели Армения, представляющая собой сегодня практически отрезанный ломоть, учитывая отсутствие общих институциональных структур, выход Грузии из СНГ, а также вопросы Абхазии и Южной Осетии как перманентный балласт двусторонней политической нормализации.

Армения для России оказалась Грузией 2004 года

Так что с точки зрения интересов Москвы, грузинский вариант армянского дрейфа на Запад вполне допустим и даже желателен.

При этом не будем забывать, что есть еще и серьезное влияние на Армению со стороны Ирана, которое само по себе является отдельным и достаточно сложным кейсом. Тегеран может быть более озадачен "западным" дрейфом Армении, чем даже военно-техническим взаимодействием Азербайджана с Турцией и Израилем.  

Зачем Франции Армения и каковы риски для Азербайджана?

Конечно, серьезную роль в отношениях Армении и Франции продолжает играть фактор влиятельной армянской диаспоры. Однако и преувеличивать его тоже не стоит. Для политики Макрона армянское направление – это своеобразный фактор перезагрузки французского присутствия в мире и конкретно на постсоветском пространстве, где Франция будет действовать в паре с Германией.

Кстати, тандем Германия-Франция при поддержке Брюсселя собирается действовать не только в СНГ, но и в Африке.

Макрон и Шольц выступят на Южном Кавказе в дуэте

Может ли армянское направление компенсировать Парижу его потери в Африке? Фактически нет. Слишком разная экономическая масса и масштабы задач. То, что определяли для себя французы в Африке, и то, что они могут получить в Армении, не идет ни в какое сравнение.

Но армянский вектор Парижа является всего лишь элементом в стратегии продвижения ЕС на постсоветское пространство. На украинском треке это поддержка Украины в войне против России, на южнокавказском - поддержка Еревана ради его отрыва от Москвы. Понятно, что при этом Париж не хотел бы понижать уровень отношений с Азербайджаном.

Но, с другой стороны, как в случае реализации своих региональных планов Париж будет выполнять в отношении Армении и Азербайджана "роль Москвы", проводившей игру с одновременной поддержкой двух стратегических партнеров, сказать трудно. Для Баку такой опыт, но уже с европейской страной — это однозначно шаг назад…

Роль азербайджанской дипломатии на большой международной арене и влияние Азербайджана на Южном Кавказе таковы, что Париж, получи он в регионе определенные позиции, будет обязан не просто учитывать интересы Баку, но и оставаться под его мощным давлением на международной арене, учитывая связку Азербайджана с Турцией, Россией и со странами Движения неприсоединения.

Как Франция поведет себя в отношении Азербайджана?

Интересы Франции на Южном Кавказе следует рассматривать в более широком контексте. В частности, с африканскими планами Парижа. Следует понимать, что в 2024 году Франция столкнется в Африке с колоссальными вызовами. Особенно после свержения лидеров в Нигере и Буркина-Фасо, которые, как и Мали, были в прошлом оплотом французского военного присутствия в регионе. Неожиданный госпереворот покончил и с долгим партнерством с Габоном - ключевым союзником Франции в Центральной Африке. Все это заставляет Париж исследовать сохраняющиеся островки франкофонии, главный из которых, конечно же, Армения. 

Франция совместно с Германией и США будет наращивать свое присутствие в Армении. Что, в свою очередь, чревато для Азербайджана возникновением факторов неопределенности и риска. 

В этой связи стоит обратить внимание, что в Армению вместе с главой Министерства обороны Франции прибыли также представители компаний MBDA, Nexter, Safran, Thales, Arquus. Просто так, чтобы ознакомиться с рынком и потенциальными покупателями, представители таких компаний официальные делегации не сопровождают. Тем более что для таких гигантов объем закупок в Армении достаточно скромный.

Давайте посмотрим, что это за компании

MPDA разрабатывает и производит ракетные системы (48 типов ракет) для всех видов воздушных, морских и наземных вооруженных сил.

Nexter Systems производит танки, бронетехнику, артиллерийские системы, боевые установки большой дальности, зенитные комплексы и противотанковые управляемые ракеты.

Такие гиганты, как MBDA, Nexter, Safran, Thales, Arquus, просто так в Ереван не приехали бы...

Safran — это производство авиационных двигателей, авиационного оборудования, оптико-электронных систем, навигационной системы и систем управления. В частности, одна из дочерних компаний группы Safran - Snecma -  вместе с российским НПО "Сатурн" производили двигатель SaM146 для самолета Superjet-100, другая компания этой группы, Turbomeca, производит двигатели Ardiden 3G для оснащения обновленной версии российского вертолета Ка-62.

Компания Thales, хорошо знакомая азербайджанским оборонщикам, производит аэрокосмические системы, радары, системы радиоэлектронной борьбы, системы противоракетной обороны. Накануне визита французской делегации было объявлено, что в Армению для тестирования отправлены три радара GM 200 Thales, которые позволяют обнаруживать самолеты на расстоянии 250 километров, а также приборы ночного видения и бинокли.

Наконец, Arquus разрабатывает и производит различные бронированные транспортные средства, в том числе боевые машины пехоты, бронетранспортеры, разведывательные машины и бронетранспортеры общего назначения. 

Возникает вопрос: с какой целью их представители прилетели в Армению? Неужели только для участия в празднике франко-армянского единства?

И в самом деле, диапазон армянского военного заказа колеблется в пределах 350-450 миллионов долларов – слишком мало для таких гигантов ВПК. Индия недавно получила средний по объему экспортный заказ на поставку вооружения в Армению. Ожидается, что в ближайшие месяцы в Ереван будет поставлено оружия почти на 245 миллионов долларов. Речь идет о многоствольных реактивных пусковых установках Pinaka, а также о поставках противотанковых ракет и боеприпасов.

В целом же за период (2013-2020 годы), по оценкам российского военно-аналитического центра ЦАМТО, объем идентифицированного военного импорта Армении составил 821,5 миллиона долларов. Учитывая дополнительные расходы на закупку вооружений, общий объем заказов в 2024-2025 годах будет выше, но все равно он не столь масштабен для французских оборонщиков.

Зачем Зеленскому нужен Пашинян?

Наиболее очевидный резон этого визита - не анализ рынка, а сбор информации по возможности организации производства военной техники и комплектующих на территории Армении. И вот здесь уже возникают не гипотетические риски, а реальные проблемы как для России, так и для Азербайджана.

Учитывая предстоящий визит президента Зеленского в Ереван, описанное выше - вполне реальный сценарий на среднесрочную перспективу. Ведь основная часть повестки украинского президента — это поиск оружия и вариантов кооперации при его производстве.

Для Азербайджана эти риски серьезнее, чем было до нынешнего момента, когда армянская комплектация вооруженных сил зависела, прежде всего, от доставки транзитом через Грузию, Иран или воздушным транспортом.

Так что ряд публикаций в азербайджанских СМИ, утверждающих, что не стоит обращать внимание на взаимодействие Франции и Армении, не ко времени оптимистичны.

Ереван начнет вооружать уже не Россия, а Евросоюз, причем за счет создания производственной базы в самой Армении.